Адвокат-Воин

iНеудачи адвоката, с субъективной строны, связаны не только с профессиональными аспектами, но, зачастую, и с психологическими, в основании которых находится неуверенность в собственных силах – с одной стороны, и, заложенная на подсознательном уровне, уверенность в неком сакральном предназначении представителя власти, вне зависимости от того, какую должность он занимает — будь он Президент, или вахтер при входе в учреждение – с другой.

В свою очередь, лица, наделенные от имени государства, даже минимальной властью, сплошь и рядом, вместе с должностью приобретают и уверенность в своем предназначении, на несколько порядков высшем, чем у тех, кто не удостоился быть приобщенным к таинствам государственной службы; не говорить, а изрекать непреложные истины, кои прочими смертными должны восприниматься, как откровения свыше, ибо, устами адепта от Власти с ними говорит сама Власть.

Такое положение, спроецированное на отношения «власть-адвокатура», в рамках отдельно взятого судебного процесса, может порождать (и порождает) готовность, на подсознательном уровне, допустить преобладание позиции чиновника от юриспруденции перед собственным видением адвокатом путей решения проблемы.

Практически это выражается, например, в том, что пренебрежительно брошенная государственным обвинителем адвокату фраза: «Читайте закон», может вызвать у последнего состояние, близкое к панике; что-то, вроде – ой, а я, что-то не учел – лучше промолчу…

Кроме того, что адвокат, как и любой профессионал, всегда критически подходит к уровню своих знаний, при этом, чем выше профессиональный уровень, тем более критическое, требовательное отношение к самому себе, а, в силу воспитания в обществе, где любой чиновник, вне зависимости от занимаемого им поста, на подсознательном уровне воспринимается, как носитель некого абсолютного знания, априори, особенно, у молодых коллег, — допускается более высокий уровень профессиональной подготовки того же государственного обвинителя.

Мысль о том, что перед нами обычный хам, скрывающий под маской высокомерия собственную неспособность обосновать свою позицию с точки зрения права, как правило, приходит тогда, когда уже бывает поздно…

Например, в случае нашей уважаемой коллеги, услышавшей предложение от прокурора почитать ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», который, по мнению данного прокурора, по его желанию, дает ему право на проведение проверок юридических лиц, самым правильным было бы предложить сослаться на конкретный пункт соответствующей статьи упомянутого закона для обоснования собственной позиции, одновременно, корреспондируя его, с соответствующими статьями ФЗ-294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», в частности ст.ст.9 и 10 данного Закона.

Не думаю, что это произвело бы особый эффект – нынешнему чиновнику, в большинстве случаев, все «божья роса», но пароксизм  «административного восторга», скорее всего, прекратился, что позволило бы перейти к более конструктивному диалогу.

Еще более сложные ситуации возникают, когда против адвоката выступает «дуэт» судья-прокурор.

И, вот здесь от адвоката требуется расчет и хладнокровие боксера – дал волю эмоциям, не среагировал на удар, «раскрылся» — и ты на «полу». Процесс проигран.
Поэтому, никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя отдавать инициативу своим процессуальным противникам, в числе которых, вопреки закону и здравому смыслу, может отказаться судья.

Приемов по нейтрализации адвоката в процессе, на самом деле, не так уж и много; к самым распространенным относится постоянное прерывание выступления адвоката со стороны судьи.

Самый действенный способ противодействия, при этом, не провоцирующий на создание конфликта, здесь один – дав судье закончить очередную реплику, вежливо поинтересоваться – «я могу продолжать Ваша честь?» — продолжить с того места, на котором Вас перебили.

В содержание реплики вникать совершенно необязательно – воспитанный человек никогда не позволит себе перебить собеседника, а невоспитанные особым умом не отличаются, так что ничего интересного для себя Вы не услышите, а вот нить собственного выступлении можете легко потерять.

Иногда полезно пойти на сознательное обострение, но делать это нужно только трезво взвесив, во-первых, целесообразность такого шага; во-вторых, возможные последствия.

Здесь, наиболее эффективным представляется подача возражений против действий председательствующего с последующим занесением в протокол (ч.3 ст.243 УПК РФ, ч.2 ст.156 ГПК РФ) – на «Праворубе» уже об этом писалось.

Заявления об отводах, чаще всего, не несут в себе какой-либо смысловой нагрузки, и, являясь обоюдоострым оружием, могут принести больше вреда, чем пользы. Поэтому, требуют крайне осторожного и продуманного использования.

Собственно, я не ставил перед собой цель показать многообразие приемов, которые может использовать адвокат в противодействие попыток давления на себя.

Цель в другом. Как известно – профессия адвоката в России требует не только совершенного знания законодательства и практики его применения, но и качеств бойца одиночки; адвокат, отстаивая интересы своего доверителя, остается один на один с государственной машиной и ее представителями, в отличие от адвоката, наделенные объемом прав, как законных, так и присвоенных «по умолчании»…

Соответственно, чтобы, как-то компенсировать столь явное неравенство возможностей, кроме знаний в области права, нужно быть готовым отстаивать свое право использовать эти знания, для чего, как учат многие школы боевых искусств, нужно «освободить свой разум» от нерешительности, гнева, раздражения, спокойно и методично следуя к своей цели.

Адвокат Николаев Андрей Юрьевич

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Адвокат-Воин: 5 комментариев


  1. Защищал человека от обвинения по ч.4 ст.111 УК РФ. Представил доказательства, что он только нанес потерпевшему побои, а ЗЧМТ ему причинили спустя 4 часа после этих побоев.
    Эксперт в суде сказал, что 2 воздействия на голове возникли от падения. Значит возможна переквалификация? Но протоколе было судебного заседания указано, что только одно. Замечания на протокол отверг судья, осудил на 7 лет лишения свободы, вообразив себе то, чего не было. Вот такая «оценка доказательств»


  2. На эту тему ФЗ№23 от 4 марта 2013. Конечно же все мы понимаем и этот закон работать не будет. В нашей стране требуются кардинальные реформы.


  3. Адвокат — воин встречается не часто. А адвокат — гнида на каждом шагу. К большому моему сожалению.


  4. Мы, многонациональный народ, ни прокурорам, не судьям никаких полномочий не делегировали, а, ведь, мы Единственный источник Власти. Если бы мы избирали хотя бы одного «Генерального» из них, а он бы делегировал остальным. И Конституции РФ было бы приятно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.