Как правят российскими адвокатами

Адвокатская корпорация, как институт гражданского общества, представляет собой уменьшенную модель такой организации публичной власти, как государство. Адвокатура имеет свое «гражданство» – статус адвоката, свое «право» – правила адвокатской этики, свои органы управления – адвокатские палаты субъектов Российской Федерации и Федеральную палату адвокатов. Из двух органов адвокатского самоуправления наибольшая власть над адвокатской корпорацией сосредоточена на местах – в адвокатских палатах субъектов Российской Федерации. Анализ структуры и полномочий этого органа и даст ответ на вопрос: какова форма правления современной адвокатской корпорации в России?

Напомним: форма правления – это способ устройства высших органов власти. Согласно Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее Закон об адвокатуре), адвокатская палата субъекта Российской Федерации состоит из трех основных органов. Собрание (конференция адвокатов) – высший орган адвокатской палаты, совет адвокатской палаты – исполнительный орган и президент – представитель адвокатской палаты.

Древнегреческий философ Аристотель выделил три основные формы государства: монархию, аристократию и тимократию. Согласно его теории, если власть сосредоточена в руках одного правителя – это монархия, нескольких – аристократия, большинства – тимократия. Органы адвокатской палаты: президент, совет и собрание (конференция) очень напоминают соответственно – монарха, аристократов и народ (всех адвокатов). Проанализируем, в каком из этих органов сосредоточена основная власть над адвокатской корпорацией, тем самым, определив форму ее правления.

Собрание (конференция) адвокатов. Согласно Закона об адвокатуре, «Высшим органом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации является собрание адвокатов». Но высший — не значит основной. Если проанализировать действительно значимые полномочия этого органа, то можно заметить, что решения по всем вопросам могут быть предопределены вышестоящими органами адвокатской палаты. Например, довольно легко убедить участников собрания (конференции) в том, что размер обязательных отчислений адвокатов необходимо повысить.

Доводов может быть множество: и бедственное финансовое положение адвокатской палаты, и мизерные оклады секретарей и бухгалтеров, и отсутствие собственных помещений и т.п. Действительно значимым полномочием собрания адвокатов является избрание членов совета адвокатской палаты. Одно из последних изменений в Закон об адвокатуре продемонстрировало отход от демократической (по Аристотелю – тимократической) формы управления адвокатурой. Согласно этому изменению, кандидатуру на избрание в совет адвокатской палаты вносит президент.

Если ранее кандидатуры членов совета мог вносить любой участник собрания (конференции) адвокатов, то теперь участники собрания могут или соглашаться, или нет с кандидатурой, представленной президентом. В последнем случае президент может вносить новые кандидатуры и так до избрания «нужного» кандидата. Эти новации произошли на фоне изменения законодательства по поводу назначения (избрания) российских губернаторов, согласно которым президент РФ предлагает, а представительные органы субъекта соглашаются или нет, с кандидатурой на пост губернатора.

Условность и минимизация полномочий, а так же частота проведения собраний (один раз в год) свидетельствует о том, что общее собрание (конференция) адвокатов не обладает той полнотой власти, которая позволяет соотнести адвокатскую корпорацию с тимократической (демократической) формой правления.

Президент адвокатской палаты. Согласно Закона об адвокатуре: «Президент адвокатской палаты представляет адвокатскую палату… действует от имени адвокатской палаты… распоряжается имуществом адвокатской палаты…». Возможность президента осуществлять свою власть во многом зависит от способа его избрания на эту должность.

Существуют прямые выборы, когда президент получает свою власть непосредственно от народа (в нашем случае непосредственно от адвокатов) и опосредованные, когда население избирает выборщиков, а они уже выбирают главу организации. Естественно, что прямые выборы президента делают его персону более легитимной, а значит, позволяют более смело и полно осуществлять свои полномочия. Согласно Закону об адвокатуре, президент адвокатской палаты избирается советом адвокатской палаты из своего состава. То есть президент подконтролен совету, который и ограничивает его власть.

Это обстоятельство и другие факты говорят о том, что монархическая или авторитарная форма правления не получила своего закрепления в современном поверенном законодательстве России.

Совет адвокатской палаты. Это структурное образование является коллегиальным исполнительным органом адвокатской палаты. Приступим к анализу этого органа с порядка его избрания. Как уже было изложено, кандидатуру на избрание в совет адвокатской палаты вносит президент адвокатской палаты. Однако, эту кандидатуру он может выдвинуть только по согласованию с советом. То есть, совет имеет возможность самостоятельно контролировать свой персональный состав. Президент же выступает в качестве рупора, оглашающего очередную кандидатуру.

Ключевым полномочием совета адвокатской палаты является рассмотрение жалоб на адвокатов. Именно в руках совета находится этот мощный инструмент, позволяющий лишить адвоката его статуса. С помощью этого механизма могут быть разрешены важнейшие вопросы адвокатской корпорации в отдельно взятом субъекте РФ. Например, если в совет адвокатской палаты попадает представитель адвокатов по вызову, то большинство адвокатов, специализирующихся на подобном способе получения клиентов, при попадании их дела о профессиональном правонарушении в совет адвокатской палаты, будут отделываться лишь легким испугом. И наоборот, лишение советом адвокатской палаты статуса адвоката, предавшего своего клиента, окажет сильное воспитательное воздействие на других подобных недобросовестных адвокатов.

Из других важнейших полномочий совета адвокатской палаты стоит выделить следующее: определение порядка оказания адвокатской помощи по назначению, содействие повышению профессионального уровня адвокатов, защита прав адвокатов и т.п. Даже если при помощи простой арифметики сложить все полномочия собрания (конференции) адвокатов и совета адвокатской палаты, то полномочия собрания содержатся лишь в одиннадцати пунктах Закона об адвокатуре, а совета адвокатской палаты в девятнадцати.

Все это позволяет сделать вывод о том, что в адвокатском сообществе России сложилась аристократическая форма правления. Нам представляется, что на современном этапе развития адвокатуры это одна из оптимальных форм правления. Адвокатуре, как институту Европейской цивилизации, претят любые формы авторитаризма, и потому президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации никогда не будет ни духовным, ни формальным, ни юридическим лидером всех адвокатов.

Индивидуализм и некоторая эгоистичность самой природы адвокатской профессии не способствуют активному участию всех адвокатов в работе органов адвокатского самоуправления. Многие адвокатские палаты столкнулись с тем, что, увлеченные своими делами, многие адвокаты игнорируют свое участие в управлении адвокатской корпорацией. Так, порой при проведении собраний (конференций) адвокатов с трудом набирается необходимый кворум для начала его работы. А добровольная самоизоляция адвокатов, выбравших такую форму организации своей работы, как адвокатский кабинет, как будет показано ниже, вообще привела к значительному умалению их прав. Достижение демократической формы правления адвокатской корпорации в России представляется на сегодняшнем этапе несколько утопичной идеей.

Аристократическая форма правления адвокатской корпорацией не означает благополучия в этом институте гражданского общества. Согласно учению Аристотеля, «Существуют три вида государственного устройства и равное число извращений, представляющих собою как бы растление первых». Извращенную форму аристократии Аристотель видит в такой форме, как олигархия.

Анализируя современное российское поверенное законодательство (законодательство, регулирующее функционирование адвокатуры и адвокатской деятельности), а также правоприменительную практику, сложившуюся в некоторых регионах России, автор пришел к выводу о том, что современная адвокатская корпорация в России находится на этапе перехода от аристократической к олигархической форме своего правления.

Проиллюстрируем эту тенденцию на отдельных примерах. Согласно Аристотелю, «Аристократия переходит в олигархию из-за порочности начальников, которые делят все в государстве вопреки достоинству, причем все или большую часть благ берут себе».

Вопреки достоинству. Так, например, некоторые адвокатские палаты по инициативе своих советов приняли решение об увеличении размера обязательных ежемесячных отчислений персонально для адвокатов – учредителей адвокатских кабинетов (персональная надбавка) или были введены повышенные ставки для адвокатов, внесенных в реестры «чужых» субъектов. При этом были нарушены принцип равноправия адвокатов, произошла монополизация рынка адвокатских услуг, отстранение индивидуальных адвокатов от возможности принятия решения и, наконец, был внесен раскол в саму адвокатскую корпорацию. Возложив дополнительное финансовое бремя на часть адвокатов, причем ни один адвокатский управленец не являлся учредителем адвокатского кабинета или адвокатом «чужого» реестра, советы адвокатских палат поступили вопреки достоинству.

Большая часть благ себе. Бесспорно, участники советов адвокатских палат, как правило, являются одними из самых активных, умных, целеустремленных и известных адвокатов в своем регионе. Но, скорее всего, должность в совете адвокатской палаты угнетает у некоторых адвокатах-управленцах такое качество человека, как скромность. Если посмотреть на список лиц, удостоенных адвокатских наград, то мы увидим, что большинство из награжденных — члены советов адвокатских палат. А учитывая порядок присвоения наград, получается, что члены адвокатских палат усиленно занимаются награждением друг друга («Адвокатские награды»).

«Сидение» на должности. Применительно к олигархии, Аристотель продолжает: «… а должности начальников всегда распределяют между одними и теми же людьми».

Согласно Закону об адвокатуре, если срок полномочий президента не может быть более восьми лет, то представитель совета адвокатской палаты может занимать свой пост неограниченное время. В качестве некоторой компенсации, Закон об адвокатуре устанавливает ротацию (обновление) совета один раз в два года на одну треть. Но в практике работы советов установилось правило, что две трети состава совета не изменяются, а одна треть временная (одноразовая) и подлежит замене каждые два года. Образуется так называемый класс «генералов от адвокатуры», который бессменно стоит у руля адвокатской корпорации. Эта тактика получает свое продолжение и в других органах, связанных с адвокатурой. Например, члены квалификационной комиссии от адвокатского сообщества, как правило, переизбираются, и много лет остаются в одном и том же составе.

Клановость советов. Замкнутость советов на себя, отсутствие действенного контроля за ними со стороны адвокатского сообщества приводит членов совета к соблазну «протолкнуть» в органы адвокатского самоуправления «своих людей». На сегодняшний день не редкость, когда должности в органах адвокатского самоуправления занимают супруги или близкие родственники. А практика доминирующего присутствия на адвокатских должностях адвокатов из одной адвокатской фирмы давно стала правилом.

Мы хотели бы предложить некоторые шаги в деле разворота движения адвокатской корпорации от аристократической к олигархической форме правления.

Во-первых, члены адвокатских палат должны помнить, что занятие любой должности, тем более такой значительной, таит в себе угрозу психологической деформации адвоката. Если член совета адвокатской палаты или квалификационной комиссии ловит себя на следующих мыслях: «Я лучше знаю, что нужно всем адвокатам», «Адвокаты сами не понимают, чего они хотят», «Мое слово закон для всех адвокатов», «Это лучше не знать всем адвокатам» и т.п., то, скорее всего, его психологическая деформация уже подходит к завершению. В этом случае, для его же психического здоровья лучше всего устраниться от занятия руководящего места в органах адвокатского самоуправления.

Во-вторых, появилась необходимость внесения в ч. 2 ст. 31 Закона об адвокатуре дополнения следующего содержания: «При этом одно и то же лицо не может занимать должность члена совета адвокатской палаты более двух сроков подряд». Как можно большее количество адвокатов должны принимать участие в работе органов адвокатского самоуправления. Именно тогда инициативы совета адвокатской палаты найдут большее понимание у «рядовых» адвокатов.

В-третих, место в совете адвокатской палаты является почетным правом. Адвокат, занявший это место, априори является одним из лучших адвокатов, а его место в совете сигнализирует об этом всем окружающим, в том числе и потенциальным клиентам. Именно поэтому оплата его работы в совете адвокатской палаты является не только излишней, но даже вредной. Адвокат должен работать в совете из-за своих внутренних убеждений, а не в расчете на денежное вознаграждение.

Поднятая проблема, а так же возможные варианты ее разрешения, мы надеемся, помогут адвокатам хотя бы осознать ее наличие в современном адвокатском сообществе.

Адвокат Мельниченко Роман Григорьевич

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.