Масштабный подброс наркотиков

Статья 228 — Аншлаг «Руси сидящей»

Мой муж Игорь Ш. осужден за хранение наркотиков по сфальсифицированному делу

Суть вкратце такова.

Игорь (24 года) личность одаренная и разносторонняя, занимался бизнесом и вдобавок учился на юридическом факультете. Хотел работать в милиции. Водил знакомство с двумя рубоповцами, был для них чем-то вроде средним между внештатником и практикантом.

Однажды Игорь узнал, что один его клиент по бизнесу (Герасимов Вадим) масштабно торгует кокаином. Довел эту инфу до рубоповцев, те поручили ему заняться Вадимом поплотнее и даже два раза привлекали Игоря к ОРМ — вешали на него микрофон и направляли на контрольную закупку.

Как потом выяснилось, ОРМ официально не была оформлено (возможно, рубоповцы просто хотели снять денег с Вадима).

С рубоповцами, между тем, работал сотрудник ФСКН, через которого произошла утечка (вероятно, кто-то из наркополиции крышевал группировку Герасимова Вадима). Вадим прекратил контакты с Игорем, пригрозив, что посадит его самого.

Через некоторое время при странных обстоятельствах Игоря задержал гаишник (недавно уволенный сотрудник ФСКН) и «обнаружил» в машине 140 гр кокаина.

Однако суд не взял Игоря под стражу. И тогда Игорю в квартиру, пользуясь близким знакомством, подбросили еще большое количество разных наркотиков (около 5 кг гашиша, 1 кг амфетамина). Группировка Герасимова не скупилась, этого добра у них хватает. Кроме того, они рассчитывали забрать себе бизнес Игоря.

Сейчас Игоря осудили по первому эпизоду к 4 годам, а по второму только что закончилось расследование. Он отбыл в СИЗО уже около полутора лет. Герасимов Вадим сейчас тоже под стражей — когда Игорь уже сидел, его задержали на московской трассе с грузом наркотиков. Он уже не в фаворе у своих милицейских кураторов – результат интриг и перераспределения сил внутри группировки.

Я понимаю, такие масштабные подбросы кажутся неправдоподобными. Однако обстоятельства, сопутствующие обнаружению наркотиков, как в первом, так и во втором случае, содержат нюансы, не позволяющие от них отмахнуться. А дьявол, как известно, в деталях.

Мне прекрасно известны моральные качества моего мужа, его негативное отношение к наркотикам, поэтому я не намерена отступаться от борьбы за справедливость. Куда я только не обращалась, даже в администрацию президента. Мне неоднократно угрожали словесно, а на днях дело приняло немыслимый оборот. Прождав долго в машине у здания ФСКН, я увидела, как из арки здания выехали «жигули», которые долго потом ездили за мной по городу, а в завершение человек из этих «жигулей» обстрелял мою машину.

Акция против Игоря состоит из двух эпизодов, двух уголовных дел. Нюансы второго я пока оглашать не хочу (суда по нему ещё не было). А по первому у меня есть некоторые соображения (там полно нарушений, но процессуальную сторону я трогать не буду).

Фабула первого дела такова: Форд Транзит с восьмерыми поддатенькими гаишниками едет с природы (грибы, шашлыки — день здоровья). Вдруг один из них (Горелочкин, бывший наркополицейский) «замечает», что в А6, ползущей в пробке «не далее, чем в 70 см слева он них», водитель открывает подлокотник, макает пальцы в упаковку и — побелевшие — сует в рот и натирает десны (я лично экспериментировала – из микроавтобуса в лучшем случае можно увидеть подлокотник соседней машины).

Горелочкин будит спящих коллег, они вызывают патруль из своего отделения, те приезжают, задерживают, вызывают опергруппу, и последняя уже обнаруживает кокаин в подлокотнике.

Горелочкин и Ко сначала утверждали, что вообще не выходили из Форда – проследили за А6 до момента, когда приехал патруль, и уехали. Но на суде эта версия поплыла. Выяснилось, что именно Горелочкин с коллегами и остановили Игоря (и только через полчаса приехал патруль), что Горелочкин с дружком залезали в А6 не некоторое время (милиционерами же найденные понятые всё рассказали – это были работники и посетители кафе, видевшие всю «операцию»). Экспертиза показала, что Игорь не находится в состоянии наркотического опьянения, смывы с пальцев рук тоже чисты, а упаковка с 140 гр кокаина не только не открыта – она плотно и густо замотана скотчем (подробный протокол осмотра машины не отражает наличие катушек из-под скотча, никто также не давал показаний о том, что видел как Игорь заматывает упаковку скотчем).

Совершенно ясно, что повод для задержания был надуманным. Обычно опера сочиняют про задержание наркокурьера бдительными гаишниками, чтобы утаить от задержанного агентурный характер получения информации, но в данном случае это не катит, Игорь-то ведь в курсе, что он не натирал себе десны, да и вообще ничего не перевозил. Значит это легендирование придумано не для него, а для легитимизации задержания, то есть для суда и начальства.

Теперь давай поразмышляем, как оно все могло произойти на самом деле. Если никаких натираний десен гаишники не видели, значит у них не было и причин останавливать эту А6. А ее остановили. То есть знали, что там есть кокаин? Откуда? От агента? Тогда бы задержание ТАК не легендировали. Значит, они не знали, что кокаин там есть, но знали, что он там БУДЕТ.

Маловероятно, что Горелочкин возил с утра при себе 140гр – на природу, потом в город.. Скорее всего, кокаин ему подвезли. Я исхожу из того, что кто-то, желавший подставить Игоря, следил за ним, возможно знал о его маршруте (а он ехал из Пушкина от автомеханика домой), по дороге созвонился с Горелочкиным, тот пообещал помощь и подкорректировал маршрут Форда (под предлогом помощи бывшим коллегам). Задержал, встретился с тем, у кого был вес, забрал его и подсунул в подлокотник, когда Игоря выволокли из машины.

Горелочкин мог получить вес как незаметно, так и совершенно не таясь.

Мне удалось заполучить видеоролик, отснятый в день задержания в августе 2008г проезжавшими мимо телевизионщиками. На ролике есть Горелочкин (стоит возле уазика к камере правым боком) разговаривает с двумя неизвестными лицами (один из них в красной майке) — это не гаишники и не члены опергруппы. Неизвестные лица, которые, скорее всего и подвезли кокаин.

Добиться от свиделей-гаишников ответа на вопрос «кто это такие?» – невозможно. Они все как один говорили на суде, что спали в автобусе и нечего не помнят. Они даже не помнят, откуда у них взялся микроавтобус Форд, который их вез – он не гаишный и водитель не установлен.

Прошу питерцев откликнуться и посмотреть скриншот с видеоролика. Может кто-нибудь опознает собеседников Горелочкина. Это важно.

Комментарий АнтиСуда

Обвинения в фальсификаци угловного дела обычно очень трудно доказать. Но в данном случае утверждение Милины подкреплены  доказательствами, которые  удалось добыть защите.

Ничто не ново под луной, всё началось с исследования социальных сетей. Не секрет, что следователи клепают протоколы задним числом, привлекая одноклассников или сожительниц в качестве понятых. Траление  сайта «В КОНТАКТЕ» принесло настолько изобличающий результат, что нам стало мучительно больно за наши налоги.

Итак, следователь Андрей Агапов  (по кличке «Барсук») составил протокол осмотра вещдока и подделал подписи «случайно встреченных первый раз в жизни» возле здания УФСКН  понятых — Федорова и Буриловой, перед этим сфотографировавшись с ними и выставив фотографии на всемирное обозрение.

Понятой Федоров на суде отрицал знакомство с Агаповым-«Барсуком», но добытые справки из школы, рассказали о том, что ребята дружили всю жизнь, имеют творческий и веселый характер и не имеют вредных привычек. 

Зажатый в угол Федоров заявил, что до оглашения справок и характеристик из школы не понимал вопроса о знакомстве с Агаповым, чем подтвердил репутацию человека творческого, но, одновременно приобретшего вредную привычку лжесвидетельствования.

Независимая судебно-экспертная организация «Доказательство» провела почерковедческую экспертизу и пришла к заключению о том, что подписи подделаны.

Вдобавок  к письменным документам прилагаем распечатки фотографий из интернета:

  • Агапов обнимается с независимой понятой Буриловой по случаю окончания школы милиции,
  • Агапов публикует на своей странице фото независимого понятого Федорова, имеющего шапку с рогами и кличку «Тарзан».

Что удивительно, питерская юстиция пока не вполне осознала, что Агапов — «Барсук» вполне созрел для привлечения к ответственности за фальсификацию по 305-й. Во всяком случае, в рамках основного уголовного дела суд не пожелал приобщать перечисленные документы к материалам.

Отрывки из кассационной жалобы Игоря Ш:

****

Также в приговоре в качестве доказательства моей вины указаны показания свидетеля Федорова А.Н. в приговоре записано: что он (Федоров) в ноябре 2008 года присутствовал при осмотре пакета….При проведении осмотра ему зачитали права….

Эти показания вырваны из общего контекста. К примеру, при допросе Федорова, он в первый раз т.е. 11.06.09г., в связи с тем, что в протоколе осмотра предметов (л.д.69) адрес свидетеля Федорова был указан несуществующий, об этом стороной защиты была представлена справка. Явку Федорова обеспечил следователь Агапов, проводивший осмотр пакета и пояснивший, что с Федоровым он до осмотра знаком не был и может обеспечить его явку, т.к. записывает в записную книжку телефоны всех понятых, заявил (Федоров):

Адвокат: Когда это было? (т.е. когда происходило следственное действие с его участием)

Федоров: Летом, в прошлом году (л.д.294)

Также Федоров пояснил, что пакет при них раскрыли, что нарушает закон и что права ему не разъяснялись, хотя в приговоре записано обратное.

Адвокат: Поясните подробнее как выглядел пакет?

Федоров: На сколько я помню, это был черный пакет, перевязанный, его при нас раскрывали….

Адвокат: Каким образом раскрыли?

Федоров: Пакет был по-моему на резинке, его раскрыли, в пакете было порошкообразное вещество, нам пояснили, что это кокаин.

Адвокат: Перед началом осмотра, вам разъяснялись ваши права и обязанности?

Федоров: Мне права не разъясняли, сказали, что я буду понятым и что будут осматривать пакет (л.д.294 прот. суд. зас. от 11.06.09г.)

Также Федоров пояснил, что он был одет в шорты и футболку и со следователем до осмотра знаком не был.

Адвокат: Прошу огласить л.д.69 -протокол осмотра предметов, т.к. имеются расхождения в показаниях свидетеля, он утверждает, что это было лето, а в протоколе указано, что в ноябре.

 

Т.о., Федоров уже 11.06.09г. после заявленного адвокатом ходатайства узнал, что следственное действие на котором он, якобы, присутствовал, происходило в ноябре, а не летом, как он заявил.

После оглашения, Адвокат: Почему противоречия в ваших показаниях? Так все-таки, когда это было, летом или в ноябре?

Федоров: Я точно не помню, могу сказать только точно, что это было в прошлом году. Я подтверждаю то, что написано в протоколе (л.д. 295).

Также Федоров заявил, что у него с собой не было паспорта (л.д.294-296).

На этом же судебном заседании, т.е.11.06.09г., стороной защиты было подано ходатайство о приобщении к материалам дела копии паспорта  Федорова и после приобщения стало очевидно, что Федоров не присутствовал на указанном следственном действии, т.к. подпись Федорова в паспорте и на судебной расписке свидетеля, категорически отличались от подписи в протоколе осмотра предметов (л.д. 69), также в распоряжении защиты уже имелась справка из средней школы № 564 о том, что Федоров и Агапов были одноклассниками и лучшими друзьями, которую защита приобщила позже, и защита уже понимала, что и Федоров и Агапов давали лживые показания о том, что ранее друг друга не знали, также ко всему, что адрес Федорова в протоколе указан не существующий (адрес категорически и в названии улицы и номер дома и номер квартиры) и Федоров утверждает, что это было летом.

После приобщения справки из школы № 564 и допроса, якобы, второй понятой Буриловой, которая пояснила, что подпись в ее паспорте также отличается от подписи в протоколе (прот. суд. зас. от 11.10.09г.).

Суд понимая. что ни Федоров ни Бурилова при проведении осмотра предметов 20.11.08г., не присутствовали, начал (суд), встав на сторону обвинения, всячески пытаться выйти из положения, которое у стороны обвинения было очень плохим, т.к. защитой уже были поданы ходатайства (неоднократно) о признании протокола осмотра предметов (л.д.69) недопустимым доказательством, и о назначении почерковедческой экспертизы подписей Федорова и Буриловой.

Так 19.10.09г.при допросе Буриловой после того, как она заявила, что подписи в ее паспорте и протоколе отличаются судом было отказано защите в приобщении копии паспорта Буриловой, как доказательства, что подписи Буриловой в паспорте и протоколе различны и на случай назначения почерковедческой экспертизы. Несмотря на то, что в приобщении копии паспорта Федорова суд защите дал согласие 11.06.09г. Но тогда суд еще не знал, что подписи различны.

Также 13.10.09г. при допросе свидетеля Буриловой отказал защите в ходатайстве о предъявлении для обозрения и приобщении имеющихся у защиты фотографий на которых в различное время Бурилова совместно с Федоровым и Агаповым в различные времена года запечатлены обнимающимися.

Эти фотографии были как доказательство лживости показаний Федорова и Буриловой, что друг с другом они не знакомы.

Суд лично полистал фотографии и в предъявлении для обозрения и в приобщении отказал.

Суд и ранее отказывал защите в приобщении данных фотографий под предлогом, что суд не может установить кто изображен на этих фотографиях (прот. суд.зас. 05.08.09г.).

Но когда появилась прямая возможность спросить у Буриловой она ли запечатлена на этих фотографиях и Федоров ли это запечатлен совместно с ней, суд понимая что на этих фотографиях Федоров с Буриловой, а они сказали, что не знакомы, а тут уже Федоров с Агаповым пойманы на лжи о их знакомстве, просто отказал в предъявлении для обозрения

Буриловой данных фотографий, для установления кто и с кем изображен и их приобщении.

После всего написанного суд полностью встал на сторону обвинении, понимая, что иначе надо привлекать следователя Агапова за фальсификацию доказательств и не давая ответов в течении нескольких месяцев на заявление стороной защиты ходатайства о признании протокола осмотра предметов (л.д.69) и назначении почерковедческой экспертизы подписей Федорова и Буриловой стали повторно вызывать сл.Агапова с Федоровым для повторного допроса. Так сл. Агапов пояснил, что он неправильно понял вопрос о знакомстве его с Федоровым (прот. суд. зас. 06.10.09г.).

Федоров также пояснил, что неправильно понял вопрос о знакомстве со сл. Агаповым при первом допросе.

И суд начал со стороной обвинения буквально исправлять все лживые показания Федорова. Так к примеру суд буквально вкладывал ответы для Федорова ему в рот, а именно: на повторном допросе Федорова:

Судья: В настоящее время вы можете уточнить детали, подробности данного следственного действия, происходившего в ноябре 2008 года, в частности, цвет, размер пакета?

Федоров: Нет, время прошло, не помню.

Судья, как-бы говорит Федорову: Ты понял, что следственное действие проходило в ноябре 2008 года? («происходившего в ноябре 2008 года«).

А потом сразу же задает вопрос, на ответ которого чтобы сослаться в приговоре, ведь после такой подсказки только дурак не ответит.

Судья: Когда вас допрашивали в предыдущем заседании изначально вы указали, что вы участвовали при осмотре предметов летом, вы на тот момент точно помнили время проведения данного следственного действия?

Федоров: Нет, я точно помню, что это было в прошлом году, дату я не помню.

Судья: Из протокола осмотра предметов следует, что осмотр был проведен с вашим участием в ноябре 2008 года, это соответствует действительности?

Федоров: Да, значит это было в ноябре (л.д. 40-44 прот. суд. зас. от 30.10.09г.).

И после всего изложенного суд в приговоре указывает, что из показаний Федорова следует, что он (Федоров) в ноябре 2008 года присутствовал при проведении осмотра….

При проведении осмотра ему зачитали права. Суд просто проигнорировал, что на первом допросе 11.06.09г., Федоров пояснил, что ему права и обязанности не разъяснялись, суд в приговоре не указал почему он доверяет показаниям Федорова, что ему права разъяснялись, а не доверяет показаниям Федорова, где он говорит, что ему права не разъяснялись и пакет раскрывали. Это противоречие в ходе его допроса устранено не было, а между тем в приговоре указано, что показания Федорова логичны, последовательны, несмотря на то, что Федоров утверждает, что со следователем не знаком, потом сказал, что знаком, что это было летом, потом в ноябре, сначала  ему права не разъяснялись, потом также на втором допросе указал, что разъяснялись, сначала утверждал, что пакет при проведении осмотра раскрывали и там был порошок белого цвета, при втором допросе пояснил, что не раскрывали.

Все это говорит о том, что Федоров был подготовлен обвинением для второго допроса.

****

Также 20.11.08г., следователем СУ при УВД Адмиралтейского р-на Агаповым А.В., был составлен протокол осмотра предметов (л.д. 69).

По данным представленным в протоколе, значится что следователь Агапов А.В. в присутствии понятых:

1. Бурилова Наталья Александровна, СПб, Рижский пр., д.23, к.1, кв. 193.

2. Федоров Александр Николаевич, СПб, ул. 7-я Красноармейская, д.10, кв.50.

В кабинете №17 СУ при УВД Адмиралтейского р-на произведен осмотр перевязанного черной ниткой и опечатанного печатью ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО №9/Э/4249-08 от 27.10.08г., прозрачного полиэтиленового пакета.

Защитой был проверен указанный адрес Федорова А.Н. Из справки, выданной паспортным столом Адмиралтейского р-на СПб и представленной суду стороной защиты, следует, что такого адреса не существует (л.д.207).

Следователь Агапов А.В., вызванный в суд для допроса, показал, что возможно это всего лишь техническая ошибка, что возможно он неверно указал адрес понятого, может предоставить данные понятых, т.к. записывает в отдельную записную книжку номера телефонов  понятых.

Однако следователь в протоколе осмотра телефоны понятых не указал.

На мой вопрос: Вы лично знакомы с понятыми?

Агапов: Нет, не знаком (л.д. 246-247).

После чего в судебное заседание явился некий Федоров, который был допрошен в качестве свидетеля. Он пояснил, что когда он проходил по ул. Садовой из отдела милиции вышел сотрудник и предложил ему поучаствовать в качестве понятого. Он согласился. после чего в отделении милиции, в кабинете, расположенном на втором этаже, ему показали какой-то пакет черного цвета, пакет вскрыли, там был порошок, им сказали, что это кокаин.

Хочу отметить, что кабинет №17, указанный в протоколе как место проведения осмотра, находится на первом этаже. Далее:

Гос. обвинитель: Перед началом осмотра вам разъясняли ваши права и обязанности?

Федоров: Мне права и обязанности не разъясняли, сказали, что я буду понятым, и что будут осматривать пакет.

Адвокат: Когда это было?

Федоров: Летом, в прошлом году.

Хочу отметить, что из сведений изложенных в протоколе следует, что осмотр происходил 20 ноября 2008 г.

Адвокат: Поясните, как вы были одеты?

Федоров: ….по-моему в шорты и футболку.

Адвокат: У вас на тот момент паспорт был с собой?

Федоров: Нет, паспорта у меня с собой не было.

На мой вопрос: Вы ранее были знакомы со следователем Агаповым А.В.?

Федоров: Нет, не был.

На мой вопрос: Вы ранее были знакомы с девушкой понятой?

Федоров: Нет, не был (л.д. 294-296) от 11.06.09г.

Хочу отметить, что из характеристик, выданных директором школы № 564 Корсаковой Н.А., на основании адвокатского запроса следует, что Агапов А.В. и Федоров А.Н. являются выпускниками 2003 года, были одноклассниками и близкими друзьями (л.д. 297-208).

Следователь Агапов повторно вызванный на допрос после того как ему сообщили о представленной стороной защиты справки и характеристики из школы.

Указал, что о факте знакомства с Федоровым он ответил отрицательно на первом допросе потому, что он неправильно понял вопрос и воспринял его как вопрос о заинтересованности понятых.

Но следователь Агапов в течении первого допроса:

На мой вопрос: Вы лично знакомы с понятыми?

Агапов буквально ответил: Нет, не знаком (л.д. 246-247).

И о неправильно записанном адресе свидетеля Федорова пояснил, что данный свидетель существует в виду того, что он записал его номер телефона, а не потому, что он с ним знаком лично.

Также судьей был Агапову задал вопрос: Вы ранее были знакомы с подсудимым?

Агапов: Нет, не знаком.

То, есть Агапову был задан вопрос, буква в букву совпадающий с вопросом о знакомстве с Федоровым, разница лишь в объекте знакомства. И ответы он дал буква  в букву совпадающие, но вопрос о знакомстве с Федоровым, якобы, нет.

На мой вопрос: Почему на мой вопрос существует ли такой понятой, вы ответили, что существует ли такой понятой, вы ответили, что существует, т.к. записываете все номера понятых в записную книжку, но не сказали, что знаете этого человека?

Агапов: Не могу ответить (прот. суд. зас. от 06.10.09г.).

Также и повторно вызванный для допроса Федоров, после того как ему сообщили о представленной стороной защиты суду справки и характеристики из школы пояснил, что о факте знакомства с Агаповым он ответил отрицательно на первом допросе потому, что он воспринял вопрос, как о том встречаются ли они со следователем, общаются ли.

На мой вопрос: При первом допросе первый вопрос, который был вам задан судьей: «Вы ранее были знакомы с подсудимым?» как вы поняли этот вопрос?

Федоров: Что я вас, никогда не видел, не знаю вашего имени и никогда даже не слышал вашу фамилию.

Т.о., заданный вопрос слово в слово о знакомстве в отношении меня он (Федоров) понял адекватно, а в отношении и Агапова, якобы, не адекватно.

То есть очень странно то, что и следователь Агапов и Федоров вопрос в отношении меня адекватно, а в отношении меня адекватно, а в отношении друг друга нет. Также следователь не мог пояснить, почему на вопрос о действительном существовании Федорова он ответил, что он существует потому, что он записал его номер телефона, а не потому, что его знает лично, и факт существования этого человека для него и есть факт.

Из этого следует, что Агапов и Федоров меняли свои показания с целью преподнести наиболее правдоподобную версию событий, чтобы уйти от ответственности за фальсификацию доказательств и дачу заведомо ложных показаний, скрыть тот факт, что протокол был составлен без понятых.

Также из показаний Саенко О.С. следует, что Бурилова Н.А. живет в одной квартире с Агаповым по адресу: Угловой пер. д.4, кв.6, что говорит о том, что они состоят в браке и ведут совместное хозяйство (прот. суд. зас. от 19.10.09г.).

Что также доказывает ложность показаний Агапова о том. что он с буриловой вместе не проживает и редко видится (т.2, л.д.195, прот. суд. зас. от 06.10.09г.).

Подписи Федорова А.Н. на ксерокопии паспорта приобщенной к материалам дела 11.06.09г., и судебной расписке свидетеля категорически отличаются от подписей в протоколе осмотра предметов (л.д.69).

Все объяснения Федорова по поводу того, что ему нет необходимости иметь одну подпись. т.к. он не работает несостоятельны и являются лживыми, т.к. государственный обвинитель в ходе судебного следствия обосновывал неявку Федорова занятостью на работе, к примеру 28.10.09г., при обсуждении вопроса о возможности продолжения судебного разбирательства в отсутствие Федорова заявил, что у свидетеля Федорова рабочий график, он работает в г. Старая Русса, и в настоящее время находится иам….(т.3, л.д.31, прот. суд. зас. от 28.10.09г.).

Но Федоров продолжал давать ложные показания:

Адвокат: Вы не работаете, это соответствует действительности?

Федоров: Да (прот. суд. зас. от 30.10.09г.)т.3, л.д.43.

Как я уже говорил, вышеописанные доводы Федорова несостоятельны и сделаны им с целью уйти от ответственности за дачу заведомо ложных показаний и с целью помочь уйти от ответственности за фальсификацию доказательств его другу Агапову, так же это следует и из того что в паспорте, выданном в 2006г., стоит подпись идентичная подписи, сделанной на подписке свидетеля 11.06.09г., а протокол осмотра предметов (л.д. 69) составлялся в промежутке между этими датами в ноябре 2008 года. И документально подтверждается, что подпись Федорова на протоколе осмотра предметов л.д.69, поставлена не им и протокол осмотра предметов составлялся без понятых, заключением специалиста экспертного Союза, приобщенного к уголовному делу 30.10.09г., в котором указано, что подпись в данном протоколе поставлена не самим Федоровым. Да и адрес Федорова в паспорте, оказался категоричным с адресом в протоколе.

Также и подпись Буриловой, в протоколе осмотра предметов л.д.69, отличается от ее подписи в паспорте.

Суд, понимая, что понятых не было при осмотре и потому надо выделять уголовное дело в отношении следователя Агапова за фальсификацию доказательств и дачу заведомо ложных показаний, полностью став на сторону обвинения 19.10.09г., л.д.250-251. отказал в мотивированном ходатайстве о приобщении копии паспорта Буриловой к уголовному делу.

Но Бурилова  сама заявила о различии подписей. Так в судебном заседании Бурилова пояснила до предъявления для обозрения протокола осмотра предметов:

На мой вопрос: Из каких букв состоит ваша подпись?

Бурилова: Из букв «Б» «У» «Р».

На мой вопрос: Опишите вашу подпись словесно?

Бурилова: Первая буква «Б», вторая «У», третья «Р».

На мой вопрос: В вашем паспорте и протоколе осмотра предметов ваша подпись состоит из трех букв?

Бурилова: Да! (л.д. 246-251) от 19.10.09г., том №2.

Хочу отметить, что в протоколе осмотра предметов подпись, якобы, сделанная Буриловой, состоит из двух букв: первая «Б», вторая «У».

Из этого уже следует, что Бурилова вводила суд в заблуждение, и она не ставила своей подписи в протоколе, и ее при составлении его не было.

Также ее показания расходятся с показаниями Агапова и Федорова и говорят о том, что они трое дают ложные показания.

На мой вопрос: Не припомните, при осмотре вы оставляли следователю свой телефон?

Бурилова: Нет.

На мой вопрос: Домашний номер телефона при осмотре у следователя Агапова оставляли?

Бурилова: Нет.

Это противоречит показаниям Агапова, который говорил, что понятые существуют, т.к. он записал в специальную книжку их номера телефонов (л.д. 246-247).

Адвокат: Сверток разворачивался?

Бурилова: Нет, не разворачивался. 

Это противоречит показаниям Федорова, который говорит, что разворачивался, прот. суд. зас. от 11.06.09г.

Также Бурилова на мой вопрос: Ранее вы участвовали в качестве понятой?

Бурилова: Да.

На мой вопрос: Сколько раз?

Бурилова: Не помню.

На мой вопрос: Больше двух раз?

Бурилова: Не помню (от 19.10.09г.).

Из этого следует, что Бурилова меняла свои показания, и она не помнит, участвовала она в качестве понятой больше двух раз, но так хорошо помнит обстоятельства именно этого дела. Что безусловно говорит о том, что она для допроса была подготовлена Агаповым, как, собственно и Федоров для повторного допроса.

Далее, после обозрения протокола осмотра предметов, л.д.69, Бурилова заявила:

На мой вопрос: Ваша подпись в протоколе осмотра предметов соответствует вашей подписи в паспорте?

Бурилова: Нет.

На мой вопрос: В чем конкретно?

Бурилова: Обводка другая.

На мой вопрос: Количество букв соответствует?

Бурилова: Да, конечно (л.д. 246-251, т.2, от 19.10.09г.).

Показания Буриловой непоследовательны, сначала она говорит, что подпись в паспорте совпадает с подписью в протоколе и состоит из трех букв, хотя подпись в протоколе состоит из двух букв, затем, после предъявления для обозрения протокола осмотра предметов и после того, как я подал ходатайство о приобщении копии паспорта Буриловой к уголовному делу, говорит, что ее подпись в паспорте не совпадает с подписью в протоколе, говоря, что отличие в обводке, а количество букв совпадает, т.е. если в протоколе состоит из двух букв, то и в паспорте из двух, раз количество совпадает, но до этого она говорила, что подпись в паспорте состоит из трех букв.

Обратившись к здравому смыслу, становиться очевидным то, что не может быть того, чтобы Агапов с Федоровым оба отрицали факт знакомства, потом оба заявили, что неправильно поняли вопрос, потом и подпись Федорова в паспорте и судебной расписке свидетеля категорически отличаются от его подписи в протоколе и подпись Буриловой в протоколе отличается от ее подписи в паспорте категорически, да еще и в заключении специалиста, говориться о том, что подпись Федорова в протоколе поставлена не самим Федоровым. И также становиться очевидным, что не могут быть показания Федорова, Агапова, Буриловой правдивыми и действительными, тем более, что они непоследовательны и противоречивы.

Из этого следует, что свидетель Агапов, Федоров, Бурилова, давая заведомо ложные показания, намеренно пытались ввести в заблуждение суд.

Осознавая, что сообщают несоответствующие действительности показания и желали совершить эти действия.

Из этого следует, что следователь Агапов производил осмотр не относящегося к данному уголовному делу предмета, а именно:

перевязанного черной ниткой и опечатанного печатью ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО №9/Э/4249-08 от 27.10.08г. прозрачного полиэтиленового пакета потому, что из заключения эксперта Макаровой С.Н. (л.д. 67), следует, что имеющий значение для данного уголовного дела пакет должен быть опечатан печатью ЭКЦ ГУВД СПб и ЛО № 9/Э/4269-08 от 27.10.08г. прозрачного полиэтиленового пакета потому, что из Заключения эксперта Макаровой С.Н. (л.д. 67) следует, что имеющий значение для данного уголовного пакет должен быть опечатан печатью ЭКЦ ГУВД СПб и ЛО №9/Э/4269-08 от 27.10.08г.

В отсутствии понятых, расписавшись за них в протоколе осмотров предметов, за что уголовным законом предусмотрена ответственность согласно ч.3 ст. 303 УК РФ. 

Также 20.11.08г., следователем Агаповым А.В. по уголовному делу № 652280 (1-89/09) было вынесено постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств.

В результативной части постановления Агапов постановил:

1. Признать и приобщить по уголовному делу № 652280 в качестве вещественного доказательства перевязанный в качестве вещественного доказательства перевязанной черной ниткой и опечатанный печатью ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО № 9/Э/4249-08 от 27.10.08г., в котором находится конверт из бумаги…. 

2. Вещественное доказательство — прозрачный полиэтиленовый пакет, который перевязан черной ниткой и опечатан печатью ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО № 9/Э/4249-08 от 27.10.08г., в котором находиться пакет из полимерного материала….

Т.о., следователь вынес постановление о признании и приобщении пакета, не имеющего отношения к данному уголовному делу, ведь согласно заключению эксперта Макаровой С.Н.(л.д. 67), пакет с наркотическим средством, имеющий отношение (значение) для уголовного дела № 652280, должен быть опечатан печатью ЭКЦ ГУВД по СПб и ЛО №9/Э/4269-08 от 27.10.08г.

Считать это лишь технической ошибкой нельзя, в виду того, что следователь трижды, в том числе и в протоколе осмотра предметов от 20.11.09г., указал этот номер.

Все доводы, которые следователь указал и суд принял за то, что это его техническая ошибка и указал места совершения им этих, якобы, ошибок принимать нельзя потому, что, когда следователь давал в суде объяснения по этому поводу, ему для обозрения предъявлялось заключение эксперта № 9/Э/4269-08 от 27.10.08г., постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 20.11.08г. и протокол осмотра предметов от 20.11.08 г.

Все три документа, несмотря на протест защиты, предъявлялись для обозрения Агапову одновременно.

Следователь Агапов указал на места, якобы, ошибок в виду того, что он, обладая специальными юридическими знаниями, и понимал, что номер в протоколе осмотра и постановлении должен совпадать с номером заключения эксперта, которое ему предъявлялось совместно с протоколом и постановлением, посмотрел, где это номер не совпадает и смог назвать эти места для того, чтобы избежать ответственности за служебный подлог.

А на самом деле теперь установить, что осматривал и приобщил к делу следователь, невозможно, ведь в его производстве могло быть еще и другое уголовное дело с вещественным доказательством с таким номером, то есть №9/Э/4249-08 от 27.10.08г. и осматривать, и приобщать он мог его, также невозможно установить, что находиться сейчас в имеющимся в уголовном деле пакете.

Также приведу еще один довод в защиту того, что при составлении протокола осмотра предметов и постановления о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, следователь Агапов допустил техническую считать нельзя ввиду данных в судебном заседании показаний, а именно:

На мой вопрос: Когда производится осмотр вещественных доказательств, откуда берутся сведения о досматриваемом пакете, описываете, что внутри?

Агапов: На пакете находится бирка с номером заключения эксперта. Также описывается, как выглядит снаружи.

На мой вопрос: Занося сведения в протоколе осмотра, вы берете сведения с бирки: номер заключения эксперта из заключения экспертов, выводы, вы указываете, что содержится внутри, содержимое вы указываете из заключения?

Агапов: На бирке указан номер заключения эксперта, и мы делаем вывод, что содержится в пакете.

На мой вопрос: Внутреннее содержимое пакета вы определяете на основании заключения эксперта?

Агапов: Да.

На мой вопрос: Внешний вид пакета вы указываете путем визуального восприятия?

Агапов: Да.

На мой вопрос: Вы

можете видеть одни данные, а заносить другие?

Агапов: НЕТ. прот. суд. зас. от 06.10.09г.

Эти показания Агапов дал до того, как ему сообщили о имеющихся в протоколе осмотра и постановлении о признании и приобщении вещ-ых доказательств расхождениях.

Также в заключении проведенной по делу химической экспертизы эксперта Макаровой Н.С., №9/Э/4269-08 от 27.10.08г., в подписке о предупреждении за дачу заведомо ложного заключения нарушен предусмотренный уголовно-процессуальным законом порядок, а именно не указано лицо, предупредившее ее об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Согласно УПК РФ лицо, разъясняющее эксперту об ответственности. т.е. предупреждающее эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, должно иметь полномочия предупреждать об ответственности, и УПК РФ определяет круг лиц, имеющих такие полномочия, а из подписки данной экспертом Макаровой (л.д.67) невозможно установить, что за лицо и какую должность оно занимает, разъяснило. т.е. предупредило об ответственности, и имело ли это лицо, полномочия предупреждать об ответственности эксперта за дачу заведомо ложного заключения.

Т.о. не возможно установить надлежащее ли лицо предупредило Макарову об ответственности и должным образом она была предупреждена и была ли вообще предупреждена.

Соответственно и само заключение эксперта №9/Э/4269-08 от 27.10.08г, незаконно, недействительно и не имеет юридической силы, т.е. недопустимо.

****

Также в приговоре на л.п. 18 суд опровергая доводы защиты указал, что показания Трусова и Саенко, пояснившей, что 01.09.09г., видела по адресу: СПб, Угловой пер., д.4, кв.6 Бурилову не свидетельствует о недостоверности и недопустимости протокола осмотра предметов, поскольку Агапов и Федоров пояснили, что они не являются друг другу близкими лицами, и оснований предусмотренных ст. 60 УПК РФ, исключающих участие Буриловой на момент проведения 20.08.2008г. не установлено (л.п. 18, второй абзац сверху).

во-первых суд в этом абзаце делает вывод о том, что Агапов и Федоров пояснили, что они друг другу близкими лицами не являются, и по этому оснований исключающих участие Буриловой в следственном действии, которое проводилось 20.08.08г. не установлено.

Получается, что из того, что Федоров и Агапов друг другу близкими лицами не являются делает вывод, что Бурилова могла участвовать в следственном действии, которое проводилось 20.08.08г.

Суд не учел, что Федоров и Бурилова это не один и тот же человек, а два разных, т.о., если Федоров пояснил, что он с Агаповым близким лицом не является, то это не значит, что и Бурилова не является.

Во -вторых в этом абзаце указано, что суд установил, что оснований предусмотренных ст. 60 УПК РФ исключающих участие Буриловой в следственном действии, которое проводилось 20.08.08г. не установлено.

Хочу отметить, что в уголовном деле материалов о проведении 20.08.08г., следственных действий с участием Буриловой не содержится.

Т.о., суд полностью нарушил мое право на защиту, ссылаясь в приговоре на документ который в судебных заседаниях не исследовался и с которым при ознакомлении с материалами дела, согласно ч.1 ст.217 УПК РФ, я не был ознакомлен.

И соответственно, я не мог защищаться и приводить доводы своей невиновности и доводы о допустимости и достоверности документа, составленного при проведении следственного действия с участием Буриловой, проводимого 20.08.08г., задавать вопросы свидетелю Буриловой о порядке и существа следственного действия, проводимого с ее участием 20.08.08г.

Также на л.п. 18 (4-й абзац сверху), суд указывает, что представленное стороной защиты заключение специалиста не может быть принято судом во внимание, поскольку в соответствии со ст.58 УПК РФ, специалистом является лицо, не только обладающее специальными знаниями…., а также привлекаемое для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

В соответствии с действующим уголовно — процессуальным законодательством для проведения экспертизы и дачи заключения привлекается в установленном законом порядке эксперт (л.п.18).

Хочу отметить, что представленное стороной защиты заключение специалиста и было представлено суду, для разъяснения вопросов, входящих в компетенцию специалиста. У защиты было мнение, что в связи с несоответствием подписей свидетеля Федорова в протоколе л.д.69 и его паспорте, подпись в протоколе поставлена не самим Федоровым. Для разъяснения этого вопроса защитой был сделан запрос в соответствующую организацию, имеющую лицензию, на осуществление данной деятельности, с целью получения письменного разъяснения.

Вышеописанное доказательство (ответ на запрос) получено законным путем и по ходатайству защиты приобщено к уголовному делу и исследовано в судебном заседании и соответственно суд не мог не взять данное заключение во внимание, не мог и не имел права не брать его во внимание, суд должен был дать оценку с точки зрения относимости, достоверности, допустимости данному доказательству. Чем страшнейшим образом нарушил мое право на защиту.

****

Так указывая на то, что Федоровым противоречия устранены, суд принимает показания Федорова в «последней редакции», но почему-то игнорирует тот факт, что свидетелем Колесниковой тоже были устранены противоречия в ходе допроса 29.04.09г. л.д. 223-225.

Так суд берет во внимание только показания удобные для обвинения, игнорируя оправдывающие меня показания.

Также суд указывает в приговоре, что Федоровым все противоречия были устранены, откровенно необъективно делает такой вывод, так как Федоров не устранил ни одно противоречие в своих показаниях 30.10.09г., его показания носят вероятностный характер он о всех противоречиях сказал, что не помнит точно, как было, хотя на первом допросе заявлял утвердительно, но суд игнорируя все утверждает, что Федоров устранил противоречия.

Также на л.п. 3, суд в качестве доказательства моей вины приводит Справку об оперативном исследовании (л.д.15).

С данным выводом суда нельзя согласиться, т.к. справка об оперативном исследовании согласно действующему законодательству не является доказательством.

Суд делая выше указанный вывод нарушил мое право на защиту, т.к. я понимая, что справка не является доказательством не приводил доводы о недостоверности сведений изложенных в ней.

****

Также 19.10.09г., защитой было подано ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы подписей Федорова и Буриловой, в связи с категорическими различиями подписей Федорова и Буриловой в их паспортах и судебных подписках свидетелей с подписями в протоколе осмотра предметов, л.д. 69 и установлением факта их знакомства со следователем, хотя прежде они все, т.е. Федоров, Агапов и Бурилова этот факт отрицали до момента предоставления стороной защиты доказательств. Также с категорическим различием их показаний.

Суд в удовлетворении данного ходатайства отказал 30.10.09г. Суд разрешил данное ходатайство совместно с ходатайством о назначении дактилоскопической экспертизы от 28.10.09г., объединив ходатайства о назначении почерковедческой и дактилоскопической экспертиз с ходатайством о признании доказательств недопустимыми и вынес и вынес единое решение по этим ходатайствам от 30.10.09г., поскольку постановлении об отказе в назначении экспертиз обжалованию подлежит. Суд вынося решение об отказе почерковедческой и дактилоскопической экспертиз без права на обжалования грубо нарушил мое право на защиту, мои Конституционные и процессуальные права.

Т.о., 19.10.09г., суд не обоснованно отказал в приобщении копии паспорта свидетеля Буриловой, т.к. подпись в ее паспорте с ее слов отличается  с подписями в протоколе осмотра предметов, как различаются подписи в паспорте и протоколе и второго свидетеля Федорова. Ходатайство о приобщении копии паспорта Федорова, было удовлетворено, но после того как выяснилось что его подписи различны и установлен факт дачи ложных показаний Федоровым и Агаповым о их знакомстве, суд понимая, что после приобщении копии паспорта Буриловой в деле еще больше появится доказательств фальсификации документов, а именно л.д. 69 в приобщении копии паспорта,, Буриловой отказал, чем нарушил мое право на защиту и правила ст. 88 УПК РФ. Данное ходатайство подавалось в устной форме.

Также 19.10.09г., суд необоснованно отказал в защите, в ходатайстве о предъявлении для обозрения свидетелю Буриловой имеющихся у защиты 19 фотографий на которых изображен Федоров в дружеских объятиях с Буриловой и Агаповым. Также было заявлено ходатайство о приобщении данных фотографий к материалам уголовного дела. Данное ходатайство защитой было подано после того, как Бурилова дала показания, что она с Федоровым незнакома.

Ходатайство о приобщении данных фотографий подавались защитой и ранее к примеру 05.08.08г.,  тогда суд отказал в приобщении данных фотографий под предлогом, что невозможно установить кто изображен на данных фотографиях. И вот когда появилась возможность установить кто именно изображен на данных фотографиях, спросив непосредственно у самой Буриловой она ли изображена на данных фотографиях и Федоров ли изображен совместно с ней и почему она заявляет, что с ним незнакома, если бы она подтвердила то, что это она изображена.

Суд понимал, осмотрев эти фотографии, что это действительно Бурилова с Федоровым изображена на данных фотографиях, и если Бурилова это подтвердит, то в деле появится еще одно доказательство фальсификации документов л.д. 69. Тем более что Федоров с Агаповым уже были пойманы на лжи о факте их знакомства и тем более Федоров на втором допросе утвердительно заявил, что с Буриловой незнаком, а еще одно доказательство фальсификации и дачи ложных показаний стороне обвинения не выгодно, суд отказал в предъявлении для обозрения и приобщении, не смотря на наличие и приведенные стороной защиты основания, из-за отсутствия которых суд ранее в удовлетворении этого же ходатайства отказал.

Тем самым суд грубо нарушил мое право на защиту, полностью лишил меня права на защиту.

Перепост с antisud.com

Статья 228 — Аншлаг «Руси сидящей»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

One thought on “Масштабный подброс наркотиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.