ФПА должна научиться защищать адвокатов от произвола властей

Продолжаем серию публикаций о судьбах адвокатуры, начатую Иваном Павловым, статьей адвоката Юрия Ларина, которую, как и статью Юрия Костанова, не приняла к публикации Адвокатская газета.

В первые дни марта видный российский адвокат Иван Павлов обратился к адвокатам страны с призывом не быть равнодушными, активнее участвовать в жизни корпорации. При этом он высказал свое нелицеприятное мнение о нынешнем состоянии адвокатуры в России, подверг критике деятельность Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА), озвучил предложения о совершенствовании адвокатуры. Вся статья пронизана желанием видеть своих коллег более профессиональными, боевитыми и защищенными, чем сегодня. Как и положено тексту, написанному адвокатом, статья хорошо аргументирована, приведенные в ней факты известны и бесспорны.

Но «не успели просохнуть чернила», вдогонку статье посыпались возражения, в основном в защиту нашей якобы несправедливо обиженной ФПА.

Обсуждать и анализировать заметку «Так выглядят бесы» за подписью И. В. Михайловича я не собираюсь. Это работа для квалификационной комиссии в рамках дисциплинарного производства, в преддверии которого нужно будет установить ее действительного автора (при условии, что автор — адвокат). По содержанию это отвратительный пасквиль, из которого фонтаном брызжут злобные оскорбления и клевета на нашего коллегу Павлова и его единомышленников. По цели — это политический донос.

Полагаю, «Адвокатская газета» допустила ошибку, растиражировав, вопреки своим правилам, эту пакость, и тем самым сыграв на руку клеветнику и нарушителю Кодекса профессиональной этики адвокатов (КПЭА).

Скажу только, почему я уверен, что адвокат И. В. Михайлович не писал этого пасквиля.

Во-первых, насколько я видел своими глазами, Игорь вообще предпочитает никогда ничего не писать. На днях специально проверял и не нашел в Интернете ни одной его статьи. Грозное оружие адвоката Михайловича — слово не писаное, но реченое. Приведу пример: мы познакомились, оказавшись защитниками в одном хозяйственном деле. За 10 месяцев следствия Игорь не подал ни одного ходатайства. Но после оглашения обвинительного заключения он сообщил суду свое негативное мнение о качестве расследования, после чего уехал в отпуск. Судья областного суда две недели переваривала его речь, затем признала основные доказательства недопустимыми и вернула дело на доследование, освободив обвиняемого из-под стражи. Реанимировать дело следователям не удалось.

Во-вторых, пасквилянт в своей гнусно-лживой манере обвиняет Павлова в возмутительных призывах к «всеобщей забастовке», революции и «иным политически окрашенным действиям». (Естественно, ни о чем подобном в статье Павлова не говорится.) Между тем, именно вице-президент Адвокатской палаты Свердловской области и одновременно председатель Свердловской областной коллегии адвокатов Михайлович И. В. в конце 2017 г. был организатором самой массовой и бескомпромиссной и самой успешной в масштабах России забастовки адвокатов Свердловской области. И речь шла не о политике, а о задержке выплат адвокатам за ведение дел по назначению. Так что Михайлович, как никто другой, разделяет идею допустимости и эффективности организованного адвокатского протеста. А на унтер-офицерскую вдову он совсем не похож.

Ответить же я хочу своему уважаемому коллеге — и не только по адвокатскому ремеслу, но и по шахматам — вице-президенту Ставропольской краевой адвокатской палаты, советнику ФПА Нверу Гаспаряну и нижегородскому журналисту Алексею Королеву.

Следует отметить, что, хотя все отклики на статью Павлова написаны разными словами, в каждом господствуют две одинаковых коротеньких мысли. Как в школьном сочинении на заданную тему.

Мысль первая: «Не слушайте Павлова! Он либерал, бунтовщик, революционер, сталкиватель лбами адвокатуры и государства, всех погубит».

Мысль вторая: «В адвокатуре все нормально, а в ФПА замечательно и даже кое в чем великолепно. Другого быть не может».

Корень роковых заблуждений Павлова его критики увидели в том, что он либерал.

Прав Павлов. Слово «либерал» в устах его опровергателей звучит как клеймо неблагонадежности. Для меня это странно. Полагаю, что адвокат-защитник, в силу профессии постоянно оппонирующий государству в лице следственной, прокурорской, судебной и законодательной власти, не может не быть либералом. Права человека, подзащитного для нас всегда на первом месте. Между тем, антиподом либерала является фашист, монархист, государственник (Википедия). Так вы кто, господа непримиримые спорщики? Сообщите вслух, чтобы было понятно, с кем имеем дело. Правда, фашизм у нас законодательно запрещен, монархизм обветшал. Если вы государственники, скажите, что строите. Государственную адвокатуру с министерством адвокатуры во главе? Такую нельзя. Противоречит Конституции России.

Авторы откликов считают, что либерал Павлов хочет протестовать ради протеста, без всякого повода. Это не так. Адвокат Павлов, определяя нынешнее состояние российской адвокатуры как критическое, видит причину в незащищенности адвокатов. И с этим не поспоришь. В последнее время мы все чаще слышим о том, как следователи, полицейские или судебные приставы хамят адвокатам, применяют к ним насилие, подвергают обыскам по месту жительства и в адвокатских офисах, при этом изымают адвокатские досье, компьютеры, препятствуя таким образом адвокатской работе. Причем, как правило, лица, превысившие власть, остаются безнаказанными. Это ведет к массовому оттоку клиентуры. Битый адвокат не вызывает уважения. Как такой адвокат может кого-то защитить, если за себя не в состоянии постоять? Мысль о том, что рассказанное по секрету адвокату и содержание досье станут известны следователю, убивает в потенциальном клиенте какое-либо доверие к защитникам.

Престиж адвокатуры в настоящее время упал ниже некуда. Это привело, в том числе, к снижению числа оправдательных приговоров практически до нуля. «Какая здесь связь с ФПА?», — спрашивают коллега Гаспарян и другие критики Павлова. Самая прямая. Судьи, как и клиенты, считают адвокатов мальчиками и девочками для битья, неспособными себя защитить. Поэтому нас и наши доводы не принимают всерьез. А вот следователей и прокуроров бить нельзя. Поэтому судьи слушают их внимательно, уважают.

Между тем, по закону об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ (ч.1 ст.35), защита интересов адвокатов — одна из немногих целей создания ФПА. Но пока не получается. Или руки не доходят. Надо отметить: проявление демонстративного неуважения, расправы силовиков с адвокатами — новый вызов времени. И наша ФПА оказалась к нему не готова. По всем известным случаям ФПА никого не защитила.

И стыдно читать, когда коллега Гаспарян пытается поставить в заслугу Президенту ФПА Юрию Сергеевичу Пилипенко беседу с Министром МВД Колокольцевым, якобы приведшую к освобождению из-под стражи адвоката Беньяша. Колокольцев мог бы отстранить от службы полицейских, избивавших Беньяша и подавших лживые рапорты и назначить честное расследование инцидента. Но он этого не сделал. Не хочет же Нвер сказать, что Колокольцев оказал непроцессуальное воздействие на апелляционный суд, который заменил Беньяшу стражу залогом? Лично я уверен, что Беньяш оказался на свободе исключительно благодаря 20 адвокатам, приехавшим в Краснодар из разных городов и защищавшим его, как главное дело жизни.

А некрасивая история с адвокатскими запросами… Напомню вкратце. Минюст издал обязательную форму адвокатского запроса. Адвокаты Иван Павлов (Адвокатская палата г. Санкт-Петербурга) и Андрей Николаев (Адвокатская палата Московской области) усмотрели, что заполнение некоторых граф запроса ведет к нарушению адвокатской тайны. И оспорили форму в Верховном Суде РФ. Для подготовки дела к рассмотрению Верховный Суд РФ запросил отзывы всех заинтересованных лиц. И наша ФПА, призванная защищать интересы адвокатов, ответила, что административный иск подлежит отклонению за необоснованностью. Однако ВС РФ пришел к другим выводам: частично согласился с истцами, признав несколько граф не подлежащими заполнению.

Обращаю внимание: адвокаты Павлов и Николаев сделали важную работу не для себя, а для адвокатов всей России. И мы должны быть благодарны им за это.

А теперь, читатель, ответь на вопрос: что будет с адвокатом, который не подал апелляционную жалобу, или подал жалобу, в которой отсутствовали важные доводы защиты, но суд, тем не менее, отменил приговор по жалобе осужденного? Правильно. Такого лодыря, разгильдяя или недоучку привлекут к дисциплинарной ответственности.

Коллега Гаспарян напоминает нам еще об одном достижении ФПА — увеличении оплаты судодня адвокатам по назначению. Тут, несомненно, есть чему радоваться. Для многих коллег это дополнительный глоточек чистого воздуха. Но кое-что и огорчает. Представительство адвокатов и палат по вопросу выделения средств федерального бюджета на оплату труда адвокатов по назначению — важнейшее полномочие ФПА (ч.2 ст. 35 ФЗ). Ставка 550 рублей/судодень просуществовала с начала 2000 годов. Ставку 800 рублей подняли с этого года после ряда адвокатских забастовок и пронзительных писем руководителей палат в самые высокие сферы. Но если бы ставки индексировались ежегодно, как это происходит с пенсиями, пособиями и другими выплатами, то сегодня размер ставки, по моим приблизительным «гуманитарным» подсчетам, превышал бы 1600 рублей.

Таким образом, критику Павлова относительно ФПА следует по-честному признать справедливой и сделать из нее правильные выводы. Успехи ФПА в деле защиты адвокатов весьма скромны, а промахи и недоработки — значительны.

Перекошенный самолет коллеги Гаспаряна с пилотской кабиной в одном из крыльев не сможет взлететь.

В заключение — о «всеобщих стачках», «революциях» и прочих страстях, выдуманных оппонентами Павлова. ФПА не умеет сегодня защищать адвокатов от произвола лиц, наделенных властными полномочиями. Поэтому я полностью разделяю идею существенного обновления состава ФПА за счет приглашения в новый состав креативно мыслящих руководителей, способных, например, грамотно и результативно организовать гражданский протест. Не одним же свердловчанам жить долго и счастливо. Мирный протест в ответ на беззаконие — конституционное право каждого гражданина или группы граждан. Все помнят, как неправосудный приговор доктору Мисюриной возмутил всю медицинскую Москву. И законность была восстановлена в рекордно короткие сроки. Через день Мисюрину освободили из-под стражи, а еще через несколько дней Мосгорсуд отменил приговор. Но никому в голову не пришло называть врачей революционерами, разбивающими свои лбы об государство.

Будем учиться у лучших!

Адвокат
АП г. Москвы
Медаль «За заслуги в защите прав и свобод граждан I степени», Почетная грамота Адвокатской палаты г. Москвы

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники