Адвокаты доказали невиновность доверителей с помощью преюдициальности решения арбитражного суда

Ёлектровоз Ёѕ20 с вагонами фирменного скоростного поезда «Ќевский экспресс»

Оправдательный приговор, вынесенный сотрудникам ОАО «РЖД», обвинявшимся в злоупотреблении полномочиями, устоял в апелляции.

По словам адвоката Бакри Бакриева, уголовное дело было очень объемным, запутанным и крайне сложным из-за 45 томов и трехлетнего периода судопроизводства по нему. В силу своей особой специфики такие дела очень редко встречаются на практике. Адвокат Гаджиали Рамазанов считает, что юридическая значимость уголовного дела состоит в наглядной демонстрации силы преюдициального влияния ранее вынесенного арбитражным судом решения по установлению обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Адвокаты АП Республики Дагестан Гаджиали Рамазанов и Бакри Бакриев сообщили «АГ», что в ноябре 2018 г. Верховный Суд РД оставил в силе оправдательный приговор, вынесенный в отношении их подзащитных – бывших сотрудников ОАО «РЖД». Они обвинялись в использовании и подстрекательстве к использованию своих полномочий вопреки законным интересам организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для других лиц, что повлекло причинение существенного вреда законным интересам ОАО «РЖД».

Версия следствия

С февраля по март 2015 г. на железнодорожных путях «РЖД» находилось 107 вагонов, принадлежащих компании «А», за организацию перевозки которых отвечало общество «Б». Вагоны находились на подъездных путях компании «В», часть из которых была занята находившимися в отстое порожними вагонами, а на остальной части путей проводились ремонтные работы, в связи с чем отсутствовала возможность приема вновь прибывших вагонов.

Следствие посчитало, что данные вагоны были сокрыты от учета, поскольку в сложившейся ситуации следовало произвести их задержку и взыскать с общества «Б» в пользу «РЖД» соответствующую плату за нахождение вагонов на его путях. По версии следствия, в таком сокрытии вагонов были виновны три сотрудника железнодорожной компании, один из которых создал общество «Б», зарегистрировав его на подставное лицо в целях самостоятельного оказания экспедиторских услуг различным организациям. В этой связи он заключил с компанией «А» договор на оказание услуг по отстою вагонов обществом «Б», по условиям которого последнему полагались сборы, рассчитываемые на основе вагоносуток на подъездных путях, примыкающих к станции «Тарки». К исполнению указанного договора им также была привлечена фирма «В».

Позже, как посчитало следствие, второй участник преступной группы заключил ряд фиктивных договоров на оказание услуг, связанных с перевозкой грузов, между «РЖД» и обществом «Б», несмотря на то, что такие договоры могли заключаться только определенными лицами из руководства ОАО «РЖД». Также следствие полагало, что третий соучастник преступления в силу своих должностных обязанностей не оформил задержку вагонов и не составил соответствующие акты для взыскания причитающихся платежей в пользу работодателя. Вместо указанных действий он санкционировал оформление вагонов согласно правилам отстоя и вел их учет лишь на станциях их назначения.

Следственные органы полагали, что действия сотрудников ОАО «РЖД» причинили ему материальный ущерб. Одному из участников группы были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 201 УК РФ (подстрекательство к злоупотреблению полномочиями). Два других гражданина обвинялись в совершении деяния в соответствии с ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшими тяжкие последствия).

Позиция стороны защиты

«На протяжении всего уголовного судопроизводства по делу сторона защита доказывала, что спорные 107 вагонов в период нахождения на путях “РЖД” не скрывались от учета, а находились на отстое. Так называется официальная услуга, которую компания вправе оказывать всем клиентам. Данная услуга заключается в возмездном предоставлении клиенту путей, не занятых в технологическом процессе, для временного размещения его вагонов в ожидании их дальнейшего использования», – рассказал «АГ» Гаджиали Рамазанов.

В обоснование своей позиции адвокаты ссылались на наличие договора об оказании услуг, связанных с перевозкой грузов между обществом «Б» и «РЖД», которым, в числе прочих услуг, предусматривалась услуга по отстою вагонов. Кроме того, защита указывала на наличие необходимой документации в виде актов общей формы, составляемых работниками железной дороги по факту отстоя вагонов, которая являлась основанием для взыскания задолженности. Защитники подчеркивали, что правоотношения между сторонами получили свою оценку в решении арбитражного суда, который установил юридический факт оказания услуги отстоя и на основании актов общей формы взыскал всю задолженность общества «Б» в пользу «РЖД».

Суд первой инстанции оправдал подсудимых

Уголовное дело рассматривалось в Кировском районном суде г. Махачкалы. В ходе судебного разбирательства подсудимые отказались признавать свою вину.

Сторона обвинения настаивала на том, что вагоны следовало не отстаивать, а задерживать. При этом их задержка является не услугой, а вынужденной мерой, применяемой при возникновении некоторых непредвиденных обстоятельств. Гособвинение полагало, что ситуации по отстою вагонов создавались обвиняемыми искусственно во избежание их задержки и с целью сокрытия их от учета по соответствующему тарифу железнодорожной компании. Эти выводы обосновывались, в том числе, со ссылкой на аудиторское заключение ОАО «РЖД», согласно которому имел место именно факт задержки 107 вагонов, по причинам, зависящим от грузополучателя и владельца подъездных путей, а не оказания услуг по их отстою на путях общего пользования.

В свою очередь защита настаивала на том, что в сложившейся ситуации не было оснований задерживать спорные вагоны. Согласно распоряжению ОАО «РЖД» № 558р от 22 марта 2012 г. указанная мера применяется при наличии двух условий: официального отказа станции назначения в приеме вагонов; невозможности поставить вагоны на пути станции назначения по причине, зависящей от грузополучателя (в данном случае – общества «Б»). Сторона обвинения не доказала наличие вышеуказанных условий, но даже при их наличии сложившиеся правоотношения подпадают под действие гражданского законодательства, и, исходя из принципа свободы договора, стороны в любой момент, при возможности, могли бы оформить свои правоотношения в рамках договора оказания услуг по отстою вагонов.

Изучив обстоятельства дела, заслушав показания свидетелей и исследовав вещественные доказательства, включая различную документацию, суд пришел к выводу о том, что между «РЖД» и обществом «Б» сложились гражданско-правовые отношения, получившие свое логическое разрешение в соответствующем решении арбитражного суда. Первая инстанция также выявила отсутствие злоупотреблений полномочиями со стороны обвиняемых, поскольку их действия сводились лишь к заключению и исполнению указанного договора по отстою вагонов. Причиненный материальный вред не находился в причинно-следственной связи с действиями подсудимых, а возник в результате действий (бездействия) общества «Б» по ненадлежащему исполнению своих договорных обязательств.

Кроме того, суд пришел к выводу о недоказанности материалами уголовного дела таких обязательных признаков состава инкриминируемого преступления, как причинение действиями обвиняемых общественно опасных последствий.

В этой связи, в силу недоказанности ряда существенных обстоятельств обвинения и обязательных признаков состава преступления в августе 2018 г. районный суд оправдал всех троих подсудимых за отсутствием состава преступления в их действиях.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

В апелляционном представлении прокуратура указала на незаконность приговора в связи с несоответствием выводов суда установленным фактическим обстоятельствам дела, а также существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Тем не менее в ноябре Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Дагестан оставила в силе приговор суда первой инстанции.

«Обязательным признаком состава преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, является мотив. Давая юридическую оценку действиям подсудимых, органы обвинения сформулировали вывод о совершении каждым из них преступных действий в целях получения выгод и преимуществ. Однако, описывая в обвинении фактические обстоятельства содеянного, органы обвинения неоднократно указали на совершение каждым из них действий из иного мотива, а именно – из личной заинтересованности. При этом в предъявленном обвинении не указано, в чем конкретно заключался этот мотив применительно к поведению каждого из обвиняемых», – указала апелляция в своем определении.

Апелляционная инстанция также отметила отсутствие у обвиняемых субъективной стороны преступления в виде прямого умысла на освобождение общества «Б» от уплаты в пользу ОАО «РЖД» причитающихся платежей, а также причинно-следственной связи между их действиями и наступившими последствиями в виде такой неуплаты.

Защитники о значимости дела

Гаджиали Рамазанов отметил, что ими и их подзащитными была проделана огромная работа, направленная на то, чтобы полностью понять предъявленное обвинение, определить обстоятельства, имеющие значение для дела, выбрать правильную позицию защиты, правильно донести ее до суда и опровергнуть доводы обвинения.

«Данное дело и предъявленное по нему обвинение были очень объемными, запутанными и крайне сложными для юридического восприятия. Об этом свидетельствуют общий срок судопроизводства по делу около трех лет и его объем более 45 томов», – добавил Бакри Бакриев. По его мнению, в силу своей особой специфики такие дела очень редко встречаются на практике.

По мнению Гаджиали Рамазанова, юридическая значимость уголовного дела состоит в наглядной демонстрации силы преюдициального влияния решения арбитражного суда на установление судом обстоятельств уголовного дела. «Его результат в очередной раз доказывает аксиому о том, что для успешного завершения любого уголовного дела необходимым условием является четкое понимание сути предъявленного обвинения и всех элементов состава инкриминируемого деяния. Отталкиваясь лишь от данной исходной точки, но никак не от наличия тех или иных процессуальных нарушений, можно стремиться к самой приоритетной для любого защитника конечной цели – прекращению дела по реабилитирующим обстоятельствам», – отметил адвокат.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники