Судья Мосгорсуда не клюнула на 2 млн от замглавы люберецкого отдела СКР

Судебный репортаж

Московский городской суд
Мосгорсуд

Мосгорсуд 16 января рассмотрел апелляционную жалобу недавнего замруководителя люберецкого отдела СКР (а ранее – Раменского горпрокурора) 40-летнего Константина Томбулова, арестованного полтора месяца назад по решению Пресненского суда столицы. Томбулову вменяют мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вымогательство организованной группой, в целях получения имущества в особо крупном размере (пп. “а”, “б” ч. 3 ст. 163). За ходом заседания наблюдал журналист Legal.Report.

Обжалование ареста началось с задержкой после неожиданного скачка напряжения в здании Мосгорсуда. Сбой с электричеством привел к отключению видео-конференц-связи со столичными СИЗО во всех судебных составах. Трансляцию восстановили довольно оперативно. Однако из-за “поехавшего” графика немногочисленной группе поддержки Томбулова, включая супругу, пришлось ждать своей очереди в коридоре около двух часов. Едва оказавшись в зале, они стали вглядываться в большой монитор с трансляцией из СИЗО “Лефортово”, на котором появился Томбулов. Тем временем двое мужчин из группы поддержки уселись за адвокатский стол.

– Сколько у вас всего адвокатов? – спросила судья Наталья Боева, объявив заседание открытым.

– Трое, по соглашению, – ответил Томбулов. Экс-следователь, одетый в серую кофту-толстовку на молнии, стоял за решеткой СИЗО в “арестантской” стойке с руками за спиной, выглядел усталым и явно не понимал, куда клонит судья. Тут же выяснилось, что в зале присутствует только один адвокат – Сергей Барков.

– Вы мне не подскажете, а вы кто? И почему сидите на месте адвоката? – строго спросила судья у второго мужчины.

На установление личности и полномочий “незнакомца” ушло несколько минут.  Томбулов сбивчиво объяснил, что это бывший руководящий работник следственных органов Ярослав Краснощеков, обладающий “познаниями в расследовании должностных преступлений”. Адвокат Барков заявил ходатайство о допуске к участию в заседании юриста, который, по его словам, “глубоко в теме”, поскольку ранее представлял интересы брата Томбулова – Александра – по гражданскому делу, связанному с одним из эпизодов обвинения.

Такой ход вызвал резкий протест со стороны прокурора Анастасии Зверевой, оппонировавшей защите в одиночку из-за неявки следователя. Она заявила о явном нарушении норм УПК, ссылаясь на отсутствие сведений о допуске Краснощекова к участию в деле следователем и судом первой инстанции. “Кроме  того, у меня сомнение в том, что этот защитник обладает достаточным количеством познаний и может осуществлять надлежащую защиту”, – добавила прокурор, изучив ксерокопию диплома юриста.

Судья Боева отправила мужчину на скамейку для слушателей до конца заседания. Оставшийся в одиночестве Барков отстаивал общую линию защиты: постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Томбулова, вынесенное следователем ГСУ СКР по Москве 30 ноября 2018 года, незаконно. Оказывается, на тот момент Томбулов уже отозвал свой рапорт об увольнении, добровольно написанный в конце октября после выхода “передачи на телевидении, основанной на интервью с потерпевшим”. И, стало быть, процессуальное решение по “спецсубъекту” должен был принимать прокурор,  причем на основании решения суда по месту совершения преступления. Барков обратил внимание суда, что фактическое задержание его подзащитного было произведено 30 ноября в 7.10 после обысков в его квартире в подмосковном Дзержинском, во время которых задержанному не предоставили права на защиту. С адвокатом он встретился только после того, как был в наручниках доставлен в столичное ГСУ, где был составлен первый протокол о задержании.

Фабулу обвинений в суде оглашать не стали. Однако Барков отметил, что утверждения об организации хулиганских действий его подзащитным 1 июля 2018 года в фитнес-клубе Magic Fitness в Дзержинском недостоверны. В качестве доказательства он привел отказной материал из местного отделения полиции, где проводили доследственную проверку после выхода в эфир репортажей Рен-ТВ и “Вести-24”. В сюжете корреспондентов программы “Вести. Дежурная часть” утверждалось, что погром в фитнес-клубе был устроен якобы по приказу замглавы следственного отдела СКР по Люберцам. Причиной назывался имущественный конфликт между совладельцами клуба – родным братом Томбулова и Натальей Рожковой (она проходит потерпевшей по эпизоду с вымогательством). Также в репортаже приводились сведения о том, что замглавы отдела СКР вместе с близкими родственниками является владельцем дорогостоящей недвижимости на десятки миллионов рублей, часть из которой могла быть получена мошенническим путем в его бытность Раменским прокурором.

Адвокат попросил о залоге для Томбулова и продемонстрировал копию чека о перечислении на счет столичного управления Суддепартамента 2 млн руб. Защитник также предъявил суду характеристику за подписью прокурора Московской области. Там указывалось, что Томбулов работал в системе подмосковной прокуратуры 15 лет, в том числе на руководящих должностях в Люберцах и Раменском, после чего уволился по собственному желанию.

– Не совсем мне понятно, почему сторона защиты назвала данную характеристику положительной, – отреагировала прокурор Зверева, изучив документ, из которого следовало, что Томбулов не только поощрялся начальством, но и “за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей” неоднократно привлекался к дисциплинарной ответственности вплоть до строгого выговора.  Она также отметила, что характеристика подтверждает вывод суда первой инстанции, указавшего на “обширный круг знакомств Томбулова среди должностных лиц правоохранительных органов”, ряд из которых был у него в подчинении.

Утверждение защиты о наличии у обвиняемого статуса спецсубъекта прокурор парировала тем, что в уголовном деле имеется приказ об увольнении Томбулова, не оспоренный в судебном порядке.

Против внесения суммы на судебный депозит Зверева не возражала: “Хоть десять миллионов… Пожалуйста! [Поступление средств на счет] вовсе не означает, что каким-либо образом суд апелляционной инстанции процессуально будет связан данными обстоятельствами”.

Томбулов от заключительного слова отказался, отметив, что полностью поддерживает доводы защиты.

Судья Боева пробыла в совещательной комнате около 20 минут, после чего отказала в удовлетворении жалобы. По решению суда первой инстанции Томбулов заключен под стражу до 24 января.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники