Адвокатская монополия – «Не бойтесь, будет не больно»

Данная тема не оставит равнодушным ни одного юриста. Вот и я решил выразить свое мнение на этот счет.

Идея адвокатской монополии стара как мир и обсуждается в России очень давно, как среди юридического сообщества, так и среди политиков. Министерство юстиции в рамках государственной программы «Юстиция» разрабатывает концепцию регулирования юридического рынка услуг.

Основной задачей данной концепции является контроль и регулирование стихийного и, можно сказать, «дикого» юридического рынка, который наводнен непрофессионалами и мошенниками всех мастей, так или иначе представляющих серьезную угрозу не только для потребителя юридических услуг, но и для самого правосудия.

Целью проекта является очищение рынка от негодных участников, повышение уровня качества оказываемых юридических услуг и создание более профессионального судебного процесса. Реализовать же всё Минюст намерен путем создания на базе существующей адвокатуры (в результате ее модернизации) профессиональной корпорации, исключительно члены которой будут иметь право оказывать юридическую помощь.

Нельзя не согласиться с тем, что намерения данной инициативы весьма и весьма положительны, и потому протестовать против нее сложнее.

Но почему такая «великолепная» идея получила шквал критики со стороны профессионального юридического сообщества?

На мой взгляд, данный проект в существующей концепции реализации не только не отвечает своим собственным целям, но и создает предпосылки к созданию ситуации абсолютно обратной его идее.

В создании адвокатской монополии я вижу лоббирование интересов адвокатуры, которая стремится вобрать в себя участников рынка юридических услуг, не имеющих, на данный момент, статуса адвоката, тем самым увеличить собственную доходность за счет обязательных отчислений, а те, кто не войдет в её состав, будут просто лишены права вести свою профессиональную деятельность.

Государство же, поддерживая данный проект, преследует свою собственную, не менее меркантильную цель – вывод из финансовой тени большого пласта занятых на этом рынке услуг и получение с него крупной налоговой прибавки.

Продолжая говорить о финансовой стороне рассматриваемого вопроса, стоит отметить тот факт, что поголовное вступление юристов в адвокатуру вызовет естественный рост стоимости юридических услуг. Основанием для этого станет необходимость уплачивать различные отчисления в пользу палаты адвокатов и иные расходы, связанные с реорганизацией деятельности, а также отсутствие свободы конкуренции на данном рынке услуг.

Все это, несомненно, скажется на качестве судебного процесса, ведь часть граждан лишится возможности нанять защитника и будет вынуждена защищать себя самостоятельно. Еще часть граждан, на мой взгляд, и вовсе откажется от защиты своих прав в суде, не имея достаточных инструментов и финансовых возможностей для реализации такой защиты.

Этот факт наиболее остро встает в конфронтацию с предлагаемым Минюстом проектом, так как судебная защита станет еще более недоступной для населения.

Говоря о качестве юридических услуг, я считаю, что реализация данного проекта не окажет на него ни какого хоть сколько-нибудь значимого эффекта. Получение адвокатского статуса станет проще, и адвокатура вберет в себя всех желающих, несмотря на квалификацию и опыт. При этом последующее самоочищение адвокатуры от недобросовестных его участников выглядит весьма сомнительным.

Сегодня попасть в адвокатскую корпорацию достаточно сложно, но статус адвоката редко является гарантией компетенции защитника, что, в общем-то, не мешает ему вести свою практику. И цена предоставляемых услуг также часто не привязана к уровню подготовки.

Говоря о добросовестности участников юридического рынка, я думаю, стоит позволить людям самим выбирать круг лиц, которым они доверяют свою защиту.

Все это, может быть, уже звучало из уст моих коллег, но беспокойство данным вопросом не оставляет меня.

Кроме всего вышесказанного, у меня вызывает опасения (и, наверное, это самое страшное, что я вижу в этой реформе) наличия регулятора в лице существующей сегодня адвокатуры, которая станет в будущем решать, кто войдет в её ряды и будет дальше работать на своем профессиональном поприще, а кто будет «отлучен от церкви». Сегодня вступление в адвокатуру часто связано с непотизмом и коррупцией, сложно представить, что будет, когда желающих вступить в нее станет в десятки раз больше. Также данный регулятор будет осуществлять влияние на участников корпорации, определяя правильную и неправильную для него линию поведения своих участников.

Я все чаще слышу призывы, обращенные к профессиональному юридическому сообществу, о том, что беспокоиться нет повода, что реформа будет мягкой и «будет не больно». Эти успокоительные призывы настораживают еще сильнее.

Антон Гришко

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники