Неявка адвоката на допрос признана законной

Суд отказал дознавателю во взыскании с адвоката штрафа за неявку на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя

Представители адвокатского сообщества отметили, что во многом это заслуга самого адвоката, своевременно обратившегося за поддержкой в совет палаты и комиссию по защите прав адвокатов. Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков указал на необходимость подготовки корпоративного акта федерального уровня, который способствовал бы пресечению попыток незаконного вызова и допроса адвокатов.

10 августа Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга отказал во взыскании денежного штрафа с адвоката КА «Де Лата» Романа Аноприева за неявку на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя, признав действия защитника обоснованными (постановление имеется в распоряжении «АГ»).

Как следует из текста обращения Романа Аноприева в АП Ленинградской области (есть у «АГ»), в середине июля в коллегию адвоката на его имя поступили письма за подписью дознавателя УОД ГУ МВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области о вызове на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя. По телефону он довел до сведения сотрудника информацию о наличии соглашения с доверителем, однако дознаватель в «категоричной форме» продолжал настаивать на явке адвоката.

Роман Аноприев сообщил о сложившейся ситуации в коллегию адвокатов и президенту АП Ленинградской области, а на следующий день направил дознавателю заявление, в котором изложил причины неявки на допрос.

Он письменно повторил, что является адвокатом фигуранта уголовного дела, в рамках которого его пытаются вызвать на допрос. Роман Аноприев указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 8 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре «адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием». Кроме того, он напомнил положение Уголовно-процессуального кодекса (п. 40 ст. 5, подп. 3 п. 3 ст. 56 УПК РФ), которое наделяет адвоката в отношении этих сведений свидетельским иммунитетом.

Эти доводы повторила в своем письме (есть у «АГ») дознавателю и зампредседателя Коллегии адвокатов «Де Лата» Евгения Бурмасова, сославшись на международные нормы и позицию Конституционного Суда, которую он, в частности, выразил в Определении от 6 июля 2000 г. № 128-О. Согласно позиции КС, свидетельский иммунитет, которым наделен адвокат, является «гарантией того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого». В заключении зампредседателя коллегии указала на недопустимость вызова Романа Аноприева на допрос.

Однако эти объяснения не удовлетворили дознавателя. В августе он направил в Смольнинский районный суд г. Санкт-Петербурга протокол о нарушении адвокатом Романом Аноприевым процессуальных обязанностей.

Как указано в тексте постановления суда, в протоколе дознаватель указал, что в материалах уголовного дела отсутствовали сведения о том, что Роман Аноприев представляет чьи-то интересы и по этой причине не может быть допрошен по уголовному делу в качестве свидетеля. Также он указал, что своими действиями Аноприев препятствует проведению следственных мероприятий, чем затрудняет установление всех обстоятельств по уголовному делу и затягивает разумные сроки судопроизводства. Кроме того, дознаватель сослался на ч. 4 ст. 49 УПК РФ, согласно которой адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения и ордера, а Аноприев их не представлял, равно как и не сообщал об уважительных причинах неявки в соответствии с п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 17 сентября 1975 г. № 5 (болезнь, стихийное бедствие и другие обстоятельства). Таким образом, по мнению дознавателя, Роман Аноприев не исполнил свою процессуальную обязанность и нарушил ст. 188 УПК РФ.

Роман Аноприев и его защитники в суде, в том числе Евгения Бурмасова, возражали против наложения на адвоката денежного взыскания. Они отметили, что дознаватель, обосновывая правомерность и законность вызова адвоката на допрос, сослался не только на отсутствие ордера в материалах дела, но и на то, что сообщаемые адвокатом сведения не относятся к адвокатской тайне. Защитники, в свою очередь, указали на невозможность допроса адвоката по обстоятельствам уголовного дела в связи с прямым запретом, имеющимся в УПК РФ, Законе об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката.

Защитники дополнительно пояснили, что допрос адвоката в качестве свидетеля является обстоятельством, исключающим его дальнейшее участие в производстве по уголовному делу в качестве защитника, что влечет нарушение права доверителя на оказание ему юридической помощи. Кроме того, исходя из недопустимости совмещения процессуальной функции защитника, представителя потерпевшего с обязанностью давать свидетельские показания по уголовному делу, в котором он участвует, законодатель закрепил в п. 1 ч. 1 ст. 72 УПК РФ правило, согласно которому защитник, представитель потерпевшего не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если ранее он участвовал в нем как свидетель.

Они отметили, что настойчивость дознавателя при обосновании законности вызова адвоката отсутствием ордера не основана на законе, поскольку его наличие или отсутствие в материалах уголовного дела при рассмотрении данного дела правового значения не имеет.

Рассмотрев представленные материалы и выслушав мнения сторон, суд отметил следующее. В соответствии со ст. 117 УПК РФ в случае неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей на них может быть наложено взыскание в размере до 2,5 тыс. руб. При рассмотрении протокола дознаватель такие сведения суду не представил.

В ходе судебного заседания оперуполномоченный подтвердил, что Роман Аноприев представлял ему ордер на защиту интересов доверителя в ходе доследственной проверки, при этом ордер остался у Аноприева и не был передан дознавателю.

Суд отметил, что адвокат в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 49 УПК РФ представил правоохранительным органам ордер на защиту интересов доверителя, и в этой связи отсутствие в материалах дела сведений о том, что Роман Аноприев представляет интересы доверителя, не может расцениваться как нарушение положений ч. 4 ст. 49 УПК РФ, а свидетельствует о нарушении основ делопроизводства оперуполномоченным.

Таким образом, суд установил, что направление адвокатом письменного заявления дознавателю о причинах неявки на допрос в качестве свидетеля обоснованно и не свидетельствует о нарушении им уголовно-процессуального законодательства. В связи с этим суд отказал в наложении денежного взыскания на Романа Аноприева.

На просьбу «АГ» прокомментировать данное постановление Роман Аноприев отметил, что не будет давать комментарии до вступления судебного решения в силу. Также «АГ» ожидает комментарий ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Член Совета АП Ленинградской области Евгений Тонков обратил внимание не только на эффективную работу АП Ленинградской области, но и на своевременность обращения адвоката за поддержкой, а также безупречность его действий. Евгений Тонков подчеркнул, что Роман Аноприев работал в полной консолидации с Советом АП Ленинградской области: «Судебному заседанию предшествовало заседание совета палаты, где обсуждалась данная ситуация. Член совета АП и член квалификационной комиссии также участвовали в защите. И это очень важно, поскольку при любом исходе адвокат был уверен в том, что действует правильно».

Евгений Тонков назвал две тенденции, иллюстрирующие данное дело. Первая – это «циничное отношение к нормам права и выход сотрудника МВД за пределы полномочий». Вторая – отказ судьи «потакать беспринципному подходу дознавателя».

«АГ» попросила прокомментировать ситуацию председателя президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислава Лапинского. По его мнению, в случае этого дела впервые восторжествовал закон, при этом полицейский дознаватель попытался разрешить спор с адвокатурой в правовом поле.

Владислав Лапинский объяснил, что абсолютный запрет вызова адвоката на допрос, даже если он только консультировал доверителя и не имеет ордера и доверенности для представления его интересов, является устойчивой позицией в решениях КС РФ. «Однако настолько же устойчивая позиция у следствия и полиции: адвокат, вызванный на допрос, по их мнению, должен в любом случае явиться по вызову и уже во время допроса объяснить, почему не может давать показания, – заметил он. – Никакие ссылки на законы не принимаются. В случае неявки адвоката силовики обычно незаконно применяют грубую силу – привод».

«В то же время устойчивая позиция адвокатуры такова: если адвокат не может быть допрошен в силу закона, для чего ему вообще являться? – заметил эксперт. – Именно в этом ключе была изложена в ответе дознавателю обоснованная позиция КА “Де Лата”. Адвокатская деятельность строится на основе полного доверия к доверителю и невозможности давать против него показания». При этом Владислав Лапинский отметил: адвокатское сообщество всегда подчеркивало, что заложенная в законе невозможность допроса адвоката исключает применение к нему привода. «Первое же попавшее в суд дело подтвердило правильность позиции адвокатов. Это, конечно, еще не точка, но очень жирная запятая», – резюмировал он.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков назвал победу адвоката в суде тем удачным случаем, когда судебный контроль сработал надлежащим образом и защитил права доверителя и его защитника. Он добавил, что подобное случается не всегда, и в данном случае положительный результат может быть объяснен своевременным обращением адвоката за помощью в совет палаты и комиссию по защите прав адвокатов.

Андрей Сучков также отметил, что на сайте «АГ» состоялась широкая дискуссия, посвященная проблеме вызова на допрос адвоката и последующего его отвода из дела. «Полагаю, есть настоятельная необходимость облечь результаты этой дискуссии в нормативный акт рекомендательного характера органов адвокатского самоуправления федерального уровня. Подобный документ был бы крайне полезен и для пресечения таких попыток незаконного вызова и допроса адвоката», – подытожил он.

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники