ЕСПЧ: Явка с повинной в отсутствие адвоката – нарушение Европейской конвенции

Европейский Суд признал несовершенство российского уголовно-процессуального закона, не предусматривающего присутствие адвоката при явке подозреваемого с повинной.

Адвокат Валерий Шухардин, представлявший заявителя в ЕСПЧ, назвал решение очень важным для практики, так как большое количество обвинительных приговоров основано преимущественно на признательных показаниях задержанного или его явке с повинной, от которых он в дальнейшем категорично и достаточно обоснованно отказывается.

17 июля Европейский Суд вынес Постановление по делу «Фефилов против России», заявитель по которому Сергей Фефилов, осужденный за убийство, жаловался на отсутствие возможности получить юридическую консультацию до того, как он подписал явку с повинной.

18 февраля 2005 г. в квартире Сергея Фефилова был проведен обыск в связи с расследованием убийства сотрудника правоохранительных органов в ночь с 7 на 8 февраля. 3 и 10 марта 2005 г. Фефилов был допрошен в присутствии адвоката об обстоятельствах убийства, при этом ему не был присвоен статус подозреваемого и не предъявлялось каких-либо обвинений.

22 марта 2005 г. Сергея Фефилова задержали на улице и доставили в Устиновский РОВД г. Ижевска. По его словам, там его избивали, принуждая к признанию в убийстве и подписанию явки с повинной, что в итоге он и сделал. Также он подписал заявление с аналогичным признанием на имя прокурора Удмуртской Республики.

Только 23 марта был составлен протокол задержания заявителя. В тот же день Сергею Фефилову был предоставлен адвокат, и он был допрошен в качестве подозреваемого, также было произведено медосвидетельствование, не выявившее телесных повреждений. Во время допроса в присутствии адвоката Сергей Фефилов отказался от своего признания, заявив, что оно было дано в результате принуждения. Он последовательно отказывался от явки с повинной на протяжении всего разбирательства.

После этого Сергей Фефилов был заключен под стражу, а 29 марта ему предъявили обвинение. В конце апреля он подал жалобу в прокуратуру, утверждая, что он подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников правоохранительных органов, однако в возбуждении уголовного дела было отказано.

19 декабря 2005 г. Верховный Суд Удмуртской Республики признал Фефилова виновным в убийстве и приговорил его к 12 годам лишения свободы. Суд отклонил довод заявителя о том, что его признание было получено путем жестокого обращения, ссылаясь на показания полицейских и на соответствующий акт медосвидетельствования. 14 июня 2006 г. ВС РФ отказал в удовлетворении апелляционной жалобы на приговор, указав, в частности, что обязательное присутствие адвоката при явке с повинной законом не предусмотрено.

В своей жалобе в ЕСПЧ Сергей Фефилов заявил о нарушении ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку уголовное преследование против него было несправедливым, а его осуждение было основано на признании, полученном в результате принуждения и когда он не имел необходимой юридической помощи.

Кроме того, он указал на нарушение ст. 3 Конвенции в связи с тем, что с 25 октября 2006 г. по 21 ноября 2008 г. он находился в ЛИУ-19 Республики Мордовия, где подвергался лечению от наркомании. При этом, по словам заявителя, на объекте был высокий процент ВИЧ-инфицированных заключенных, некоторые из которых работали с ним в швейной мастерской, из-за чего Сергей Фефилов посчитал, что он столкнулся с серьезной опасностью заражения через рабочие инструменты.

Правительство РФ возражало против доводов гражданина, ссылаясь на то, что заявитель никогда не обращался в тюремную администрацию, прокуратуру, омбудсмену или в суд с жалобой на условия его содержания в ЛИУ-19. По мнению ведомства, Сергей Фефилов не исчерпал внутренних средств правовой защиты. Также Правительство ссылалось на то, что ВИЧ-инфицированные заключенные отбывали наказание в исправительном учреждении на тех же условиях, что и другие, при этом работникам швейной мастерской предоставлялись индивидуальные швейные машины. Во избежание риска распространения ВИЧ-инфекции все помещения дезинфицировались. Правительство сочло его жалобу явно необоснованной, так как сам заявитель не заразился ВИЧ во время его содержания в ЛИУ-19. Европейский Суд согласился с этими доводами и отклонил жалобу в части нарушения ст. 3 Конвенции.

В части доводов по нарушению ст. 6 Конвенции ЕСПЧ пришел к выводу, что заявителю не была предоставлена возможность получить юридическую консультацию до того, как он подписал чистосердечное признание и ему был официально присвоен статус подозреваемого по уголовному делу. Суд посчитал, что доступ Сергея Фефилова к адвокату с момента его фактического задержания был ограничен без каких-либо «веских оснований». Таким образом, Суд признал нарушение ст. 6 Конвенции.

ЕСПЧ присудил Сергею Фефилову компенсацию морального вреда в размере 4 тыс. евро и 510 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Адвокат Валерий Шухардин, представлявший интересы заявителя в Европейском Суде, назвал решение очень важным для практики, так как большое количество обвинительных приговоров основано преимущественно на признательных показаниях задержанного или его явке с повинной, от которых он в дальнейшем категорично и достаточно обоснованно отказывается. По мнению адвоката, Суд в очередной раз отметил недостатки российского уголовно-процессуального закона в указанной сфере.

«Европейский Суд по правам человека продолжает очень важную для России прецедентную практику, которая была первый раз озвучена в деле “Турбылев против России”. Суд указывает, что нельзя использовать в качестве решающего доказательства виновности лица в совершении преступления его явку с повинной, если она была получена (составлена) после фактического задержания по подозрению в совершении преступления и при отсутствии профессионального защитника – адвоката, то есть без предварительного получения этим лицом юридической помощи (консультации)», – подчеркнул Валерий Шухардин. По его словам, это становится особенно важным, когда подозреваемый после предоставления ему защитника заявил о вынужденном характере своих признательных показаний и их недостоверности.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники