Справедливость и закон

Прежде всего отметим, что справедливость относится к фундаментальным началам уголовного судопроизводства, что обусловлено этической и правовой ее природой. Семантически слово «справедливый» включает в себя такие смысловые значения: истинный, верный, достоверный, правильный, соответствующий действительному положению дел, сделанный законно, по правде, по совести, по правоте . В лингвистике сам термин «справедливость» истолковывается как «соответствие человеческих отношений, законов, порядков и т.п. морально-этическим, правовым и т.п. нормам, требованиям».

Справедливость, признанная универсальным принципом и одной из важнейших основ демократии во многих международных актах , имеет отношение ко всей правовой системе. В силу своей универсальности как понятие о должном она является общеправовым, всеотраслевым принципом, служащим нравственным ориентиром в правотворческой, правоохранительной и правоприменительной деятельности.

Ранг универсального, общеправового принципа придается справедливости не только международными актами, но и тем, что в конституциях стран СНГ все эти республики провозглашены демократическим правовым государством. Это потому, что справедливость является одной из основных черт подлинно демократического правового государства. В Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 года и Документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 года справедливость, как и демократия, законность, считается основой, неотъемлемым элементом правового государства.

В конституциях некоторых стран СНГ справедливость выражена не только сущностно, но и словесно. Так, в преамбуле Конституции РФ этот термин употребляется в плане почтения памяти предков, передавших народу веру в добро и справедливость. В преамбуле Конституции Республики Таджикхстан ставится задача создания справедливого общества. В преамбуле и ст. 1 Конституции Республики Молдова справедливость названа в числе высших ценностей. В преамбуле Конституции Азербайджанской Республики выражено желание утвердить справедливость. В ст. 14 Конституции Республики Узбекистан закреплено положение о том, что «государство строит свою деятельность на принципах социальной справедливости и законности в интересах благосостояния человека и общества».

Справедливость – правовая категория, имеющая емкое содержание. В Документе Копенгагенского совещания в это понятие вкладывается множество составляющих, в том числе: обеспечение верховенства закона; обязанность правительства и государственных властей соблюдать конституцию и действовать совместимым с законом образом; гарантированность законом прав и свобод человека и соответствие их обязательствам по международному праву; равенство всех людей перед законом и их право на равную и эффективную защиту со стороны закона; полная обоснованность административных решений, направленных против какого-либо лица; независимость судей и беспристрастное функционирование государственной судебной службы; право каждого человека при рассмотрении любого предъявленного ему уголовного обвинения на справедливое и открытое разбирательство компетентным, независимым и беспристрастным судом; презумпция невиновности; четкое определение в уголовно-процессуальных нормах компетенции в отношении разбирательства и мер, которые предшествуют и сопровождают такое разбирательство и т.д.

Такое семантическое, нравственное и правовое содержание справедливости свидетельствует, что она полностью распространяется на уголовный процесс. То, что справедливость занимает и должна занимать статус уголовно-процессуального принципа, находит подтверждение как в международных актах, так и в уголовно-процессуальном законодательстве некоторых стран СНГ. В частности, согласно ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый имеет право при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона . В числе Основных принципов независимости судебных органов, одобренных резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября и 13 декабря 1985 года, обозначено требование судебным органам по обеспечению справедливого ведения судебного разбирательства и соблюдения прав сторон. Причем сказано, что судебные органы решают переданные им дела беспристрастно, на основе фактов, в соответствии с законом, без каких-либо ограничений, неправомерного влияния, побуждения, давления, угроз или вмешательства, прямого или косвенного, с чьей бы то ни было стороны и по каким бы то ни было причинам.

В Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 13 октября 1994 года «О независимости, эффективности и роли судей» также в виде принципов предусмотрены обязанности судей по обеспечению надлежащего применения закона, справедливого, эффективного и быстрого рассмотрения дел. Указывается, что судьи должны иметь неограниченную свободу беспристрастно принимать решения, руководствуясь своей совестью, своим толкованием фактов и действующими нормами права. Для этого они должны быть наделены достаточной властью и соответствующими полномочиями. Причем говорится, что повышение роли судейского корпуса, укрепление положения и полномочий судей необходимы в целях создания эффективной и справедливой правовой системы . В Рекомендации этого же международного органа от 11 сентября 1995 года «Относительно управления системой уголовного правосудия» сказано: «Справедливое и эффективное уголовное правосудие является необходимым условием существования любого демократического общества, основанного на принципе господства права» . Тем самым подтверждается величие социальной ценности такой системы правосудия по уголовным делам.

Другими словами, но по существу, та же самая оценка дается правосудию в Декларации принципов и программе действий программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, принятых Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1991 года. Она звучит так: « Правосудие, основанное на верховенстве права, является краеугольным камнем, на котором зиждется цивилизованное общество… Гуманная и эффективная система уголовного правосудия может служить инструментом обеспечения равноправия, конструктивных социальных перемен и социальной справедливости, а также защиты основных ценностей и неотъемлемых прав народов. Закон должен обеспечивать защиту любого права индивидуума от нарушения, что является процессом, в котором система уголовного правосудия играет важнейшую роль» (п. 2). Примечательно, в преамбуле данного основополагающего правового акта выражены цели Организации Объединенных Наций в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, в частности, сокращение масштабов преступности, более действенное и эффективное исполнение законов и отправление правосудия, соблюдение прав человека и обеспечение наивысших стандартов справедливости, гуманности и профессионального поведения.

Достижение самых высоких стандартов справедливости, человечности и профессионального поведения в сфере борьбы с криминалом и осуществления уголовного правосудия настолько важно, что эти цели подтверждены Десятым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, принявшим 15 апреля 2000 года Венскую декларацию о преступности и правосудии: ответы на вызовы 21 века. В ней предусматривается необходимость создания в каждом государстве справедливой, ответственной, этичной и эффективной системы уголовного правосудия. Они вновь прозвучали на Одиннадцатом (2005 год) и Двенадцатом (2010 год) Конгрессах ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию.

Согласно международным актам система уголовного правосудия включает в себя органы предварительного расследования, прокуратуру, адвокатуру и суд, а также выявление, расследование, преследование преступлений и судебные процедуры. Следовательно, требования справедливости распространяются на весь уголовный процесс, на всех субъектов, ведущих производство по уголовным делам. Это подтверждается международными же актами. Так, в документе «Руководящие принципы, касающиеся роли лиц, осуществляющих судебное преследование», принятом Восьмым Конгрессом ООН в сентябре 1990 года, говорится о соблюдении всех требований справедливости применительно не только к судебному разбирательству, но и к возбуждению дела, расследованию преступления. Причем сказано, что лица, осуществляющие преследование преступлений, исполняют свои обязанности справедливо, последовательно и быстро, уважают, защищают человеческое достоинство и права человека, способствуя тем самым обеспечению надлежащего процесса и бесперебойному функционированию системы уголовного правосудия.

В Рекомендации Комитета Министров Совета Европы от 6 октября 2000 года «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» предусматривается обязанность прокурора «выполнять свои функции справедливо, беспристрастно и объективно; стараться обеспечить, чтобы система уголовного правосудия функционировала так быстро, как это возможно» (п. 24).

В Европейском кодексе полицейской этики, принятом 19 сентября 2001 года Комитетом Министров Совета Европы, имеется раздел «Руководящие принципы деятельности полиции». В нем прописано положение о том, что «полиция должна выполнять свои задачи справедливо» (п. 40). Применительно к требованиям, предъявляемым к квалификации сотрудников полиции, сказано, что они должны обладать чувством справедливости (п. 23). Относительно полицейских расследований говорится, что они должны быть объективными и справедливыми (п. 49). В Рекомендации Комитета Министров (2001) 10 относительно указанного Кодекса обращает на себя особое внимание то обстоятельство, что в ней государствам-членам предлагается руководствоваться в их внутреннем законодательстве и практике, а также в их кодексах поведения для полиции принципами, изложенными в Европейском кодексе полицейской этики.

То, что все стандарты Организации Объединенных Наций в области прав человека при отправлении правосудия должны полностью и эффективно реализовываться в законодательстве и правоприменительной практике государств-членов, неоднократно констатировалось во многих актах ООН, в том числе в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 2005 года «Права человека при отправлении правосудия» и решениях Двенадцатого Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, состоявшегося 12-13 апреля 2010 года в Сальвадоре (Бразилия).

В Модельном УПК для государств-участников СНГ, принятом 17 февраля 1996 года Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств в виде рекомендательного законодательного акта, учтены рекомендации ООН и Совета Европы относительно закрепления справедливости в законах, регулирующих уголовное правосудие. В ч. 2 ст. 3 «Задачи уголовно-процессуального закона» прописано следующее положение: «Уголовно-процессуальный закон призван способствовать формированию в обществе уважения к правам и свободам человека и гражданина, утверждению справедливости». В то же время право на справедливое рассмотрение дела зафиксировано в числе принципов уголовного судопроизводства (ст. 22) в такой редакции: «1. Каждый имеет право на объективное рассмотрение затрагивающего его интересы уголовного дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, учрежденным в соответствии с законом и действующими в рамках надлежащей правовой процедуры. 2. Судья, присяжный заседатель, прокурор, следователь, дознаватель не могут участвовать в производстве по делу, если они лично, прямо или косвенно, заинтересованы в его исходе. 3. Орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные настоящим Кодексом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого и обвиняемого обстоятельства, а также смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства. 4. Все заявления подозреваемого, обвиняемого и их защитника об их невиновности или меньшей виновности, о наличии доказательств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого либо смягчающих их ответственность, все жалобы на нарушения законности в ходе уголовного судопроизводства должны тщательно проверяться органом, ведущим уголовный процесс».

Модельный УПК как часть международно-правовых источников обладает приоритетом и более высоким статусом по отношению к внутригосударственным уголовно-процессуальным законам. Поэтому его положения также должны активно внедряться в национальное уголовно-процессуальное право. Однако справедливое рассмотрение дела как самостоятельный принцип закреплен только в УПК Республики Армения (ст. 17). В УПК Азербайджанской Республики оно предусмотрено в составе принципа, именуемого «объективность, беспристрастность и справедливость уголовного судопроизводства» (ст. 28). В УПК Республики Казахстан (ст. 8), Кыргызской Республики (ст. 4) справедливое судебное разбирательство включено в содержание задач уголовного процесса. В УПК республик Беларусь, Казахстан, Кыргызской Республики, Туркменистана всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела закреплены как отдельный принцип. В УПК Республики Молдова эти требования включены в содержание принципа «Свободный доступ к правосудию», а в УПК Узбекистана в состав принципа установления истины. В УПК же РФ ни один из названных принципов как отдельно, так и в составе других принципов не предусмотрен.

К сожалению, справедливость терминологически не получила статус принципа и в новом российском законодательстве. Имеются в виду Федеральный закон от 28 декабря 2010 года «О Следственной комитете Российской Федерации», Федеральный закон от 7 февраля 2011 года «О полиции» и Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации». И это при том, что справедливость как кардинальное требование относится ко всей правовой системе: и к праву в целом, и ко всей правоприменительной деятельности, в том числе к уголовно-процессуальной, особенно к судебной, в которой решается судьба человека.

Для России и других стран, вошедших в состав Совета Европы, обязательны не только его правовые акты, но и прецедентная практика Европейского Суда по правам человека. В целом ряде решений этого Суда выражена его правовая позиция о том, что требование справедливости относится ко всему процессу и не ограничивается состязательными стадиями; оно должно обеспечиваться на всех стадиях процесса, пропитывать его движение и все действия, совершаемые в ходе судебного разбирательства . Для судебной практики очень важно признание им презумпции невиновности одним из элементов справедливого судебного разбирательства и его указание: «Этот принцип нарушается, если суд объявляет обвиняемого виновным, в то время как его виновность не была предварительно доказана». Отсюда следует, что справедливость – это основное качество судьи, он должен правильно разрешать дело по форме и по существу, быть высоким профессионалом, безупречным в нравственном отношении, авторитетом в обществе.

В этой связи полезно вспомнить наследие великого китайского учителя, знаменитого философа Конфуция, жившего в 551-479 годах до нашей эры, — учение об истине и справедливости как средстве против лжи, заблуждений и недоразумений. По его мнению, в правосудии нужно быть справедливым, бескорыстным, правдивым, внимательным, решать дела путем всестороннего обсуждения, чтобы добиться истины . Огромное значение для современной жизни имеет его изречение: «Хочешь определять будущее — изучай прошлое» . Ведь история прошлого – это учитель настоящего. По словам И.И. Лукащука, «государство не может рассчитывать на успех, повернувшись спиной к прошлому, игнорируя существующие условия и не учитывая будущего».

Что же было в советском прошлом касательно справедливости вообще и применительно к правосудию в частности? В Постановлении Съезда народных депутатов СССР от 9 июня 1989 г. «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР» в виде одной из задач государственных органов был поставлен решительный поворот к последовательному проведению социальной справедливости, а закон провозглашен гарантом данного принципа . В ст. 3 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве от 13 ноября 1989 года было установлено, что «вся деятельность суда направлена на всемерное укрепление правового государства, законности и правопорядка, утверждение принципа социальной справедливости, обеспечение демократизации, предупреждение правонарушений, воспитание граждан…» . Еще до этого в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года (ст. ст. 2-4, 7-8,14-17, 33, 36-38, 40, 42, 43, 49 и др.) и УПК всех союзных республик 1959-1961 гг. содержалось понятие «установление истины по уголовному делу» и были закреплены его гарантии: требования (в виде задач) о быстром и полном раскрытии преступлений, изобличении виновных и обеспечении правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден; обязательность принятия всех предусмотренных законом мер к установлению события преступления (в случае обнаружения их признаков) и лиц, виновных в совершении преступления; принципы презумпции невиновности, равноправия, всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела, обеспечения обвиняемому права на защиту, непосредственности, устности и непрерывности судебного разбирательства и т.д. В УПК РСФСР слово «истина» употреблялось в шести статьях (статьи 89, 243, 246, 257, 280, 285). В проекте Основ уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик, опубликованном в соответствии с Постановлением Верховного Совета СССР от 11 июня 1991 года, в виде способов осуществления задач уголовно-процессуального законодательства были предусмотрены быстрое и полное раскрытие преступлений, получение доказательств с целью установления истины и правильного применения закона, назначения справедливого наказания виновным, предотвращения незаконного привлечения граждан к уголовной ответственности и осуждения невиновных (ст. 1). В числе принципов уголовного судопроизводства предусматривались всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств дела в целях установления истины (ст. 8) . Это были правильные, мудрые законодательные решения, так как «не может быть справедливости без установления истины».

В видении Н.Н. Моисеева «высшая мудрость состоит в том, чтобы из сомнений рождать уверенность в истинности принимаемых решений… Но для принятия конкретных практических решений мы обязаны постулировать справедливость, если угодно, даже абсолютность достигнутого уровня знаний».

В советское время относительно истины мудростью отличались и постановления Пленума Верховного Суда СССР. Имеются в виду его постановления от 18 марта 1963 года «О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел», от 16 июня 1978 года «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту» и от 1 ноября 1985 года «О практике применения законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», в которых показывается значение строгого, последовательного соблюдения законодательства, обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования материалов дела для установления истины по делу и постановления законного, обоснованного и справедливого приговора . В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 21 апреля 1987 года «Об обеспечении всесторонности, полноты и объективности рассмотрения судами уголовных дел» говорилось, что «обеспечение законности при рассмотрении уголовных дел и вынесение по ним законных, обоснованных и справедливых судебных решений возможно лишь на основе всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела».

Теоретические и правовые источники свидетельствуют, что в России еще задолго до советского периода установление истины считалось задачей или целью уголовного судопроизводства, необходимой для обеспечения правильного отправления правосудия и назначения справедливого наказания . Причем утверждалось, что если закон расходится с истиной и справедливостью, то такой закон должен быть исключен из кодекса . Но после распада СССР, ставшего драмой для народа, получилось наоборот. В УПК РФ в виде задач или принципа не получили закрепления ни справедливость, ни установление истины, ни всесторонность, полнота и объективность исследования обстоятельств уголовного дела. По мнению З.З. Зинатуллина, негативные последствия нигилистического отношения к проблеме истины по каждому расследуемому и разрешаемому уголовному делу видится в следующем. Во-первых, это прямой путь к возможному привлечению к уголовной ответственности и последующему осуждению лиц, невиновных в преступлении. Во-вторых, это своеобразный способ оправдания нерадивого, халатного отношения к исполнению соответствующими должностными лицами своих служебных обязанностей. В-третьих, это путь к формированию у потерпевших от преступлений, да и в целом у граждан неверия в способность правоохранительных и судебных органов раскрывать преступления, устанавливать виновных в них лиц, обоснованно привлекать их к ответственности и назначать то наказание, которое они заслуживают; путь порождения неверия в торжество истины в целом.

Исключение из УПК РФ принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела и требования установления истины, отсутствие принципа справедливости, действительно порождают негативные последствия. Сложилась правоприменительная практика, которая явно носит обвинительный уклон . Повсеместно следственными органами нарушаются конституционные права граждан, выражающиеся в незаконном возбуждении уголовных дел, несоблюдении прав участников уголовного судопроизводства. В 2009 году следственными органами внутренних дел в отношении более 1 тысячи 300 лиц уголовные дела прекращены по реабилитирующим основаниям (рост почти вдвое в сравнении с 2008 годом), при этом каждый пятый содержался под стражей. Допускаются массовые факты фальсификации процессуальных документов. Не принимается исчерпывающих мер к раскрытию преступлений. В 2009 году более 1 млн. 300 тыс. зарегистрированных преступлений остались нераскрытыми. Продолжается тенденция ухудшения раскрываемости особо тяжких преступлений.

Согласно Концепции судебной реформы в РСФСР, одобренной Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 года, суд должен был занять верховенствующее место в правоохранительной деятельности, выступать гарантом законности и справедливости, обладать уникальной способностью применять закон адекватно каждому случаю спора о праве, не только устанавливать, но и очеловечивать истину. Как вершина в сложной системе уголовного правосудия суд должен был стать безальтернативным механизмом защиты прав и законных интересов граждан в экстремальной ситуации преступного правонарушения . Однако постсоветский российский суд, как и следственные органы, не стал таким. В самом постановлении VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 года с сожалением, но очень мягко констатировалось: «еще не везде суд стал «скорым, правым и справедливым».

О том, что правовая база, которая обеспечивала бы в полной мере отправление правосудия в соответствии с Конституцией РФ и общепризнанными нормами международного права, еще не создана, и что судебная власть может существовать только как государственно-правовой институт, призванный удовлетворять потребности граждан, общества и государства в законном, справедливом, быстром разрешении споров о праве, возникающих в процессе реализации прав и обязанностей субъектов правоотношений, прямо было сказано в федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2002-2006 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 20 ноября 2001 года.

В аналогичной федеральной целевой программе на 2007-2011 годы, утвержденной постановлением Правительства РФ от 21 сентября 2006 года, говорится о низком уровне доверия общества к судебной системе вследствие долгого и неэффективного рассмотрения дела, недостаточной объективности судебных решений и их качества . Принимать законные и справедливые решения способны только судьи, обладающие высоким профессионализмом и безупречные в нравственном отношении. Однако состояние правосудия в стране до сих пор таково, что качество и эффективность его осуществления требуют существенного повышения. Как видно из обзоров кассационной и надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 2008-2010 гг., количество ошибок, исправляемых Верховным Судом РФ, продолжает оставаться значительным, многие суды еще не всегда точно и неуклонно соблюдают законы при осуществлении правосудия, не обеспечивают в полной мере защиту прав и охраняемых законом интересов граждан и выполнение задач уголовного судопроизводства.

Но рост недоверия населения к судебной власти объясняется не только этим. Судя по многочисленным материалам, опубликованным в «Российской газете», имеются более глубинные причины: острые проблемы в подборе судейских кадров, их профессионализме и нравственности, наличие неубывающей коррупции в этой системе, фальсификация доказательств, вынесение судами явно неправосудных решений, совершение судьями других, даже особо тяжких преступлений и, разумеется, несовершенство законодательства. Страна вообще поражена правовым нигилизмом, социальной несправедливостью, коррупцией, преступностью, коренные их причины не выявляются и не устраняются. Нарекания в адрес судов, да и правоохранительных органов, очень удручающие, например, в виде выражений: «В условиях тотального коррумпированного государства, не имеющего нормальной правоохранительной системы, нормального правосудия, в котором порушены принципы морали и нравственности, справедливости, не может быть, чтобы они блестяще работали», или «процветают судебный произвол и коррупция».

По оценке главы государства Д.А. Медведева доверие к судам на нуле. При этом судейское сообщество он назвал корпорацией, не способной к самоочищению. Давая такую характеристику, видимо, он имел в виду данные о том, что 80 % респондентов не доверяют судам . А «недоверие судебному корпусу подрывает основы правосудия независимо от того, вызвано ли оно реальными или мнимыми причинами, и без его устранения правосудие не сможет нормально осуществляться», – заявил председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин.

Сегодня совершенно очевидно, что в деле обеспечения справедливости правосудия имеются серьезные законодательные и организационные изъяны, устранение которых требует инкорпорирования международных ее стандартов в российскую действительность. Международные стандарты справедливости включают в себя и установление истины по уголовным делам. В ч. 4 ст. 28 Модельного УПК, посвященной принципу состязательности уголовного судопроизводства, указывается, что суд не связан мнением сторон и вправе по собственной инициативе принимать необходимые меры для установления истины по уголовным делам. Поскольку Модельный УПК – образец для УПК стран СНГ, законодатели республик Армения, Казахстан, Молдова, Узбекистан правильно поступили, закрепив в своих УПК положения об установлении истины. Из стран Балтии можно привести УПК Эстонии, по которому следователь обязан направлять следствие к установлению истины (ст. 107), а судья принимает меры к полному, всестороннему и объективному исследованию всех обстоятельств дела и установлению истины (ст. 205).

В этом году исполняется двадцать лет со дня создания Содружества Независимых Государств. С момента принятия Модельного УПК для стран СНГ прошло 15 лет. Но УПК РФ в части требований справедливости, всесторонности, полноты, объективности исследования обстоятельств дела, установления истины и других вопросов до сих пор отстает от Модельного УПК и УПК других стран СНГ. В то же время в УПК не всех стран СНГ в виде принципов закреплены требования справедливости и установления истины. Содружество же Независимых Государств – объединение государств, которые должны добросовестно выполнять принятые на себя обязательства по документам Содружества и законодательство которых согласно Уставу СНГ должно быть в гармонии и соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права. Следовательно, все международные стандарты справедливости должны быть имплементированы в законодательство стран СНГ.

В пользу решения данной проблемы можно привести имеющий непроходящее значение политико-правовой документ «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознание граждан», утвержденные 4 мая 2011 года Президентом страны Д.А. Медведевым. В нем реализация в законодательстве принципов справедливости названа в числе основных факторов, влияющих на состояние правовой грамотности и правосознания граждан.44

В заключение отметим, что позиция Совета Федерации Федерального Собрания РФ на этот счет – сближение национального законодательства стран СНГ и приведение их законов, в том числе уголовно-процессуальных, в соответствие с модельными законами Межпарламентской Ассамблеи СНГ45.

Статья опубликована в Евразийском юридическом журнале № 8 (39) 2011

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.