Судебная реформа. Понять, простить…. захоронить!

В «Российской газете», органе полностью официальном и не допускающим шатаний от магистральной линии партии, 13 марта была опубликована статья «Суд идет. Сам» с громким подзаголовком «Именитые юристы предложили десять радикальных перемен для гарантии полной независимости судей».

В число «именитых юристов» вошли Михаил Барщевский, Андрей Клишас, Сергей Пашин, Михаил Федотов. В общем-то это все говорит о том, что нечто этакое, по типу снова реформаторское и будет предложено в ближайшее время. Не зря опять же Государственная Дура вслед за председателем следственного комитета РФ Бастрыкиным зашевелилась на предмет «объективной истины«.

Попробую высказать свое мнение об их десяти пунктах. Но вначале тоже вступление. «Именитые юристы» и примкнувший к ним судья в отставке Пашин, справедливо указали, что недоверие к судам и коррупция влекут за собой бегство за границу капиталов и креативного класса граждан, а вместе с тем озлобляет людей, порождает агрессию и нежелание поверить в возможность построения правового государства в нашей стране.

Какой тонкий анализ! Если бы второй строкой в этом анализе не стояло: «Квалификация судей Верховного Суда России, большинства их коллег в республиканских и областных судах, сомнений не вызывает«…

Если вы такие умные, что ж вы строем не ходите?!©

Если квалификация судей верховного суда и судей вторых инстанций у вас сомнений не вызывает, тогда отчего такой вал жалоб в ЕСПЧ? Отчего Россия является абсолютным рекордсменом по количеству проигранных государством дел в Европейском Суде?!

Может быть у всех «именитых юристов» в нашей стране, и тех, что судит, и тех кто предлагает пути реформирования в голове пусто? В том числе и этой четверки? Я немного поменяю предложенную ими очередность.

Итак.

Первое предложение. Председатели судов всех уровней, кроме Верховного, должны избираться на должность Советом Федерации по представлению председателя Верховного Суда РФ. Аналогичной должна стать и процедура отстранения их от должности. Необходимо полностью исключить малейшую возможность влияния региональной исполнительной власти на этот процесс.

Прекращение полномочий мировых судей, в том числе избранных населением, должно осуществляться только законодательным собранием субъекта Федерации по представлению председателя областного суда. Что касается федеральных судей, то здесь процедура нам видится еще более серьезной. После соответствующих мероприятий внутри самого судейского сообщества (мы имеем в виду порядок разбирательства персональных дел в квалификационных коллегиях судей), председатель Верховного Суда РФ выходит с представлением в Совет Федерации, где и принимается соответствующее решение.

Четвертое. Совершенно очевидно, что председатели судов сегодня имеют полномочия в отношении судей, сравнимые с полномочиями директора завода. Между тем отправление правосудия не есть производство приговоров и решений. Полномочия председателей судов должны быть резко сокращены и сведены в основном к организационно-хозяйственным. Председатели судов — это «первые среди равных», а значит преследовать своих коллег в дисциплинарном порядке, как и поощрять их, они не вправе.

Так постепенно мы сможем исправить несправедливость, допущенную в прошлом по отношению к судьям, отстаивавшим принципы мирного урегулирования споров в процессе, постановлявшим «чрезмерно мягкие», по мнению председателей судов, приговоры, открыто обсуждавшим, в том числе в прессе, проблемы судебной системы — и поплатившимся за это лишением мантии.

Что из этих двух «предложений» «видных юристов» бросается в глаза? Да то, что «предложения» ведут все к той же «вертикали власти», завязанной на одного единственного Путина и на дальнейшее уничтожение независимости судей как таковой под лозунгами создания «реальной независимости судей». Начнем с того, что у нас не избираются сенаторы. В сенаторы у нас пролезают всевозможные олигархи с одной стороны и пэнсионэры, растерявшие здоровье в распиловке бюджетов всех уровней, с другой. Совет Федерации, как законодательный орган в России не работает сейчас и не был рабочим никогда со дня своего основания. То есть в реале предлагается то же самое, что и ныне — престарелый председатель ВС рекомендует вечно молодому гаранту того, кого он давно знает, с кого получает на карман всякие печенюшки. А у гражданина и даже рядового судьи нет никакой возможности влиять каким бы то ни было образом на справедливость судебной власти в своем регионе.

Но четвертое предложение «видных» юристов это вообще нечто! Председатель он «первый среди равных» (судей), потому надо ему оставить только организационно-хозяйственные функции. Зачем завхозу высшее юридическое образование, учОная степень и статус судьи?! Анатолий Федорович Кони сто лет назад на эту тему тоже высказывался. Причем кардинально в противоположном направлении —  он полагал что все организационно-хозяйственные функции должен нести администратор. А вот председатель как раз должен нести только судебную нагрузку и больше никакой.

Как по мне, то вообще плевать кого именно назначит судебный департамент, и только он, администратором суда. Главное чтобы любой рядовой судья имел возможность в тайном или открытом судебном заседании оспорить любое действие администратора, его, судью, касающееся.

И председатели судов верхней инстанции вообще не нужны. Должна быть выборная должность председателя президиума. Его можно избирать как всеобщим тайным голосованием граждан. Сроком на 6 лет, к примеру. И в случае, когда избирают граждане, вполне допустимо и на два срока выбирать главного судью  в регионе. Либо тайным голосованием судей этого суда. И в этом случае не более одного срока, да с правом переизбрания не позднее, чем минуют два срока. Вот тогда председатель президиума будет действительно первым судьей среди равных. Вот тогда меньше будет возможностей, как у нынешних председателей выстраивать «правосудие по-семеновски», «… по-черновски», «басманное» или, как зачастую в наших верхних судах, являть «геронтологическое правосудие«, но в любом случае с полностью управляемым подонком или паскудой в мантии, решающей чью-то конкретную судьбу.

Соответственно не только право, но и обязанность обращать внимание коллегиального органа судейского сообщества — квалифколлегии на недопустимое поведение нижестоящего судьи, на вынесение им незаконного судебного акта должна быть не у исключительно всесильных ныне председателей судов, а у любого судьи верхней инстанции, который рассматривает дело после нижестоящего суда. Просит гражданин вынести частник на судью в квалифколлегию, судья должен серьезно решать достоин ли его младший и бестолковый коллега этого или нет. И чтобы знал каждый такой судья что сегодня ты частник не выписал, а завтра дело уйдет выше и тот, верхний, тоже и вправе и обязан на тебя частник написать.

Второе предложение. Создание специальной структуры по обеспечению независимости судей от любых форм внешнего давления — коррупционного, административного, криминального. Эта же структура должна предотвращать коррупционные проявления и внутри самого судейского сообщества. Вполне возможно создать ее на базе существующей Службы судебных приставов, выделив при этом в самостоятельную службу. Мы условно назвали ее ФССО — Федеральная Служба Судебной Охраны.

Могут спросить, а чем же ФССО будет принципиально отличаться от ФСБ или МВД. Вот чем — ФССО не будет расследовать никакие иные преступления, кроме совершенных в отношении судей и правосудия и, увы, самими судьями. То есть, у нее не будет ведомственного интереса обеспечить «правильный приговор» по тем делам, которые она расследует за пределами «судебной территории». Более того, именно и исключительно ФССО будет иметь право оперативно-разыскной деятельности в отношении судей. Что опять-таки исключит возможность давления, шантажа в отношении судьи при рассмотрении им того или иного конкретного дела.

Директор ФССО должен, по нашему мнению, назначаться президентом страны по представлению Президиума Верховного Суда РФ. Занимать эту должность разрешается не более двух сроков, каждый по четыре года.

Юрисдикция ФССО не должна при этом распространяться на Конституционный Суд: здесь иная специфика деятельности.

Обалдеть! Все федеральные силовые структуры, которые были созданы в России, в обязательном порядке подверглись коррупционному разложению. Все и без каких бы ни было исключений. Причем чем больше в системе крутится денег, тем быстрее надзирающая, а тем паче охраняющая эту систему структура скурвится. Так было с налоговой полицией, МЧС, милицией и полицией, ФСБ, ФСО, таможней, вооруженными силами, судебными приставами и, в особенности наркокартелем. Если в уже готовую коррупционную «вертикаль власти» встроить неподкупную и честнейшую «горизонталь», как скоро она станет полностью коррумпированной? Да вообще не будут у этой структуры проблем — на столь хлебное место наберут самых крупных спецов, умеющих набивать свои и начальственные карманы быстрей, чем остальные.

Третье. Не менее важным является и организационный вопрос, касающийся структуры судебной власти. Благо положительный опыт накоплен арбитражной подсистемой. Коротко говоря, система апелляционных и кассационных судов для судов общей юрисдикции должна быть построена по тому же межтерриториальному принципу, что и у «арбитражников». Это, как минимум, урежет возможности региональных чиновников «давить» на судебную власть «второго» и «третьего» уровней.

Как далеки «видные юристы» от народа и реалий судебной власти. Региональные чиновники давно уже не влияют столь глобально на качество судебных решений. Ведь им куда проще действовать как раз через председателей судов. В некоторый регионах, если не во всех, председатели судов субъектов федерации способны сковырнуть любого регионального чиновника. Опять же, для того чтобы умное что-то сделать в этой связи, надо было не Высший арбитражный суд сливать с верховным, а сделать наоборот! Ведь профессор, доктор права Вячеслав Михайлович Лебедев с того самого момента, как 26 июля 1989 года стал председателем верховного суда РСФСР не сделал ничего для реальной судебной реформы. Вернее сделал — именно при нем народ окончательно перестал верить в суды. Именно при нем авторитет судебной власти упал ниже уровня московской канализации.

А теперь давайте дадим ему еще и «ФССО» с правом проведения оперативных разработок, прослушки, спецназом с хорошо обученными снайперами и минерами и тому подобным вкусным вещам. В ФССО при нем можно даже гаубичную артиллерию передать! А судьям конституционного суда, в их ФССО и самоходную гаубичную артиллерию, танки, флот.

Седьмое. Абсолютно очевидна потребность в расширении количества дел, рассматриваемых судом присяжных. Возможно и появление новых форм судопроизводства с участием представителей общества (а не это ли и есть реализация принципа народовластия?). Почему бы по менее сложным и тяжким составам преступления не рассматривать дела не с полной коллегией присяжных (12 человек), но хотя бы с двумя или больше судебными заседателями.

С присяжными заседателями понятно. Чем больше будет дел, по которым они могут, по требованию подсудимого участвовать, тем лучше. В идеале — по любому стражному делу. И можно иногда, чем черт не шутит, сокращенной коллегией — скажем шесть основных, два запасных. Но «кивалы» народные заседатели, это уже перебор и полный возврат взад. Как вспомню этих бабушек, которые постоянно сидели парой у одной судьи, другой парой у другой судьи и так далее. Нет, никаких «народных» только присяжные и таким образом, чтобы каждый гражданин хоть раз в своей жизни, но народным заседателем побыть успел! Камуфляжное правосудие а ля Back in the U.S.S.R.! нам точно без надобности. При всем том, что и тогда бывало по-разному. Я, к примеру целых три раза был народным заседателем в военном трибунале Красноярского гарнизона. И даже умудрился в образцово-показательном процессе особое мнение выдать. Но мое особое, говорят, было первым во всем Краснознаменном Сибирском военном округе от срочника за всю его историю.

пятое предложение— срочно начать работу по подготовке нового Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Действующие, в силу ряда исторических причин, утратили свою системность, логичность, а значит и справедливость. Но делать это до утверждения Президентом Концепции уголовно-правовой политики, мы думаем, преждевременно. Необходимо все-таки, в частности, определиться с ролью и важностью дознания, целеполаганием следствия (установление истины или только поиск доказательств вины), правами защиты.

Оно понятно, назрело. Да вот только возьми любого судью российского и он явит тебе, что прочитать в УПК между строк можно что угодно. Посадить вообще без допустимых доказательств кого угодно. Да хоть на мою любимую судью Гуркову посмотри! И ведь никто их не может заставить приговор написать такой или этакий. Они, судьи, по собственной инициативе себя ставят более тупыми чем самый затрапезный опер, самый тупой следак.

Шестое. Требуется, как показал опыт последних лет, значительно усилить контроль за следствием. Это достигается совокупностью трех способов: возвратом ряда надзорных функций прокуратуре; введением института следственных судей (судебный, то есть состязательный порядок разрешения важнейших вопросов, возникающих при расследовании — предварительное заключение, обыски, арест имущества и т.д.); обеспечением адвокатам реальной возможности для защиты обвиняемых.

Если столь «видные» юристы столь явственно ложатся под «гаранта» и ждут что он чего-нибудь умного, ОДИН, как САМЫЙ ВИДНЫЙ в своей уголовной КОНЦЕПЦИИ утвердит, это нечто. Были в свое время в одной отдельно взятой стране, отдельно взятые юристы, которые ждали, когда Вождь утвердит КОНЦЕПЦИЮ, чтобы потом ей и следовать. Тот вождь утвердил НЮРНБЕРГСКИЕ ЗАКОНЫ и все «видные» юристы им следовали. Жаль, что никого не повесили после суда «США против Йозефа Альтштёттера и других». Заслужили многие.

Кстати, об адвокатах и представителях сторон в процессе. Здесь тоже не все «слава Богу». Во-первых, представительство сторон по гражданским делам должно осуществляться не кем попало, а только лицами, имеющими специальный допуск к участию в отправлении правосудия. Речь, разумеется, не идет об «адвокатской монополии». Любой гражданин России, не имеющий судимостей, обладающий дипломом юриста и сдавший соответствующий экзамен, может быть представителем стороны в суде. Лица, имеющие ученые степени по юриспруденции, от экзамена могут освобождаться. Именно квалифицированная юридическая помощь, гарантированная Конституцией России, должна оказываться истцам, ответчикам, потерпевшим, подсудимым, чтобы способствовать правосудию. Надо убрать из суда всякого рода «специалистов», понятия не имеющих о законе, зато умеющих «договариваться» и «решать вопросы». Таково наше восьмое предложение.

Это мое любимое, у «видных юристов». На Конституцию ссылаются, а на всю высшую школу России откровенно гадят. Почему судья, имеющий единственное заочно-высшее юридическое образование может судить обо все и всех, а какой-нибудь доктор философии не только судить, но и представлять интересы кого-то в суде не может? Это что за антиконституционное противопоставление юристов всем прочим нормальным гражданам? А если судья диплом купил?! А если суд над врачами, кого-то залечившими, а судья в анатомии, даже в объеме средней школы ни в зуб ногой, ни в сфинктер пальцем? А если дело об авиакатастрофе, а судья не ведает отчего самолет летает, а крыльями не машет?

Разве не лучше ли вообще убрать обязательность именно юридического образования для судьи, адвоката и так далее, тем паче для представителя в суде? Любое высшее образование и сдача экзаменов — более чем достаточно! Причем отдельные экзамены желательны — уголовное право, гражданское, административное, арбитражное, земельное и т.д. и т.п. А то ведь получается, фигня какая-то  — сельский федеральный судья в суде из трех судей, умеет судить по любому закону, но чем выше суд, тем более узкие специалисты в праве сидят. А какие там сидят специалисты я, пардон, знаю — судья по уголовным делам верховного суда РФ, доктор юридических наук, профессор Ольга Николаевна Ведерникова. А копнешь с поверхности — дура дурой!

Опять же, «Лица, имеющие ученые степени по юриспруденции, от экзамена могут освобождаться». Я вам гарантирую, наш местный председатель облсуда, к.ю.н., доцент Семенов Сергей Николаевич, экзамен на адвоката наверняка не сдаст, а вот у меня, необразованного, шансов куда больше. Главное чтобы экзамены были электронные, по типу ЕГЭ и чтобы снимались эти экзамены на камеру, для чистоты эксперимента.

Еще круче это: «любой гражданин России, не имеющий судимостей«. Эй, «видные» юристы, вы в начало своей статьи взгляд киньте! Вы же сами написали, в стране коррупция, судам не верят! А это значит, что тот, кто сейчас «уважаемый член общества и весь орденоносец», завтра сядет надолго, да еще люди будут говорить: «мало дали». И наоборот, тот, кто сегодня, при нынешней власти и коррупции, судим, завтра станет председателем Конституционного суда!

Девятое. Полагаем, что требуется и некоторая корректировка процессуального законодательства, обязывающая стороны к раскрытию информации до начала процесса, как это принято во всем цивилизованном мире и не позволяющая устраивать сюрпризы судье и второй стороне по ходу процесса.

Согласен, но с оговоркой — сторона обвинения не вправе представлять ничего сверх того, что она наотражало в обвинительном заключении. Защита она маленькая, возможностей у нее неизмеримо меньше, потому свои козыри она должна выкладывать когда ей вздумается.

Десятое. Российские суды рассматривают в год больше 25 миллионов дел. Вдумайтесь — 25 миллионов! На судей ложится колоссальная, нечеловеческая нагрузка. Какое там правосудие? Поток, конвейер! Это неправильно, неэффективно. Между тем достаточно поднять размер госпошлины (разумеется, с правом судьи снизить ее для тех, кому в силу их материального положения она окажется не по карману), чтобы многие споры решались миром. Не случайно институт медиации, фактически, так и не заработал. Нет мотивации договариваться, когда можно практически бесплатно «сходить в суд». В суде необходимо создавать условия для полюбовного решения споров, для примирения сторон.

За гражданский процесс не скажу. Но вот введение следственного судьи, Судьи, а не подстилки, многие вопросы способно порешать. В идеале нам вообще не нужно предварительное следствие — с российскими «следователями», птенцами Бастрыкина, у нас криминалистика в загоне. Хватит полицейских детективов и криминалистов, а следствие — в суде.

Ну и прокуратура должна быть прокуратурой, а не сборищем дебилов и ссыкух фигуристых. Вот бы на что вам, господа «видные» юристы внимание обратить при изобретении нового УПК: утверждать уголовное дело должен не прокурор города или его заместитель, ну или там более высокий прокурор, а тот помощник прокурора, которому прокурор сразу, на этапе принятия дела в прокуратуру, поручает по этому делу вести государственное обвинение. Посмотрел такой гособвинитель дело и дальше пусть берет на себя всю полноту ответственности — можно это дело в суд отдавать, или суд, с подачи защиты, это дело развалит и «ай-яй-яй, нехорошо!» скажет в частнике.

А вообще, если вдуматься, с нынешними персоналиями, судебную реформу проводить нельзя. Все что есть сейчас, по крайней мере в следствии, прокуратуре, судах общей юрисдикции, надо поломать и похоронить к чертям свинячим!

​Нет, похоронить конечно с почестями и очень задорого, но похоронить без вариантов!

pravorub.net

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

 Судебная реформа. Понять, простить…. захоронить!: 4 комментария


  1. Думаю, что кардинальная реформа судебной системы настало уже давно. И если власть это не поймет то потеряет и тот канализационный уровень доверия к российской судебной системе, а через нее и к самой власти. Главной основой безопасности и величия России это на деле утверждение подлинно гражданского общества, в создании и развитие которой принципиальную роль должна независимая, но подлинно справедливая и законопослушная судебная власть.
    Ребята Вы молодцы, что неравнодушны к этой проблеме. Теперь привлечь к ее обсуждению как можно больше патриотов специалистов в этой области и не останавливаться в этом пока эти изменения не произойдут. С ув и с наилучшими пожеланиям всем россиянинам — патриотам своего Отечества.


    1. А под рисунок Встать суд идет точнее написать, так как садить их профессия — Встать за вами идут!


  2. Поддерживаю и считаю, что реформировать уже нечего. От перемены мест слагаемых сумма не меняется.


  3. В отношении гражданина были составлены протоколы по ст. ст. 12.8.1 и 20.21 КоАП РФ одновременно. Начальник ОП и мировой судья вынесли решения о наказании. Облпрокурор признает законным. Районный суд и суд надзорной инстанции оставили в силе. Ждем решения председателя ВС. Из Генеральной прокуратуры пришли ответы за подписью начальника отдела и начальника управления. Зам генерального прокурора не желает рассматривать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.