Средневековое правосудие

getImageЕжедневно сталкиваясь с проблемами доказывания в уголовном процессе современной России от своих коллег, клиентов и обывателей слышу, а так же встречаю в профессиональной прессе негодующие возгласы: «безобразие, это какое-то средневековье…!», «судилище!» «Иезуиты!», «Инквизиторы…», «палачи!». Из этих возгласов я понял, что в сознании обывателей, а, зачастую и моих коллег адвокатов бытует мнение о том, что современная судебная система «скатывается» к средневековому правосудию.

Я попытался разобраться в этом вопросе и понял, что в общественном сознании прочно укоренился миф о том, что в средние века был «судебный беспредел», а в настоящее время законодательство более прогрессивное, и отвечающее интересам общества и государства, а судьи нарушают закон и выносят неправосудные приговоры. Углубившись в изучение вопроса, я, к удивлению своему, убедился, что вышеназванное мнение не более чем МИФ!

Итак, чем характеризуется средневековый уголовный процесс? – прежде всего формальным подходом к оценке доказательств. Что это за «зверь такой»? Это такая система оценки доказательств, при которой значение каждого вида доказательств и их форма были заранее определены в законе. Суд вместо непосредственной оценки доказательств по делу выносил решение в зависимости от места имеющихся доказательств в иерархической системе формальных доказательств.

Проще говоря, за каждым доказательством законом установлена определенная сила, «вес» если хотите. Не случайно богиня правосудия Фемида изображена с повязкой на глазах и с весами в руке. Ведение судопроизводства в средние века, говоря образно, сводился к «взвешиванию» доказательств обвинения и защиты.

Чья возьмет (перевесит), тот и победил. А если совсем просто, то показания потерпевшего и показания обвиняемого имеют «одинаковый вес» и суд не вправе голословно заявить, что один из них однозначно врет, а другой однозначно говорит правду.

Например, к числу наиболее бесспорных доказательств «Саксонское зерцало» относило поимку с поличным. Раны демонстрировались в суде, убийство доказывалось предъявлением трупа, забой скота — предъявлением шкуры.

Процесс в средние века был состязательным, возникал по инициативе потерпевшего и был построен целиком на началах частного обвинения. Суд выступал в процессе в роли арбитра между сторонами. Вызов ответчика в суд осуществлял потерпевший. Если ответчик не являлся в суд, даже после третьего приглашения, его вызывали в суд короля, и король объявлял его вне своей защиты как нарушителя мира. Это было равносильно объявлению лица вне закона.

Доказательствами служили показания свидетелей, при их отсутствии — выступления соприсяжников, т.е. поручителей обвиняемого — свидетелей его доброй репутации. Соприсяжники в торжественной словесной форме свидетельствовали, что обвиняемый не мог совершить данного преступления. Ошибка в словесной формуле влекла за собой недействительность доказательства и проигрыш дела. Практиковались в качестве доказательства ордалии, т.е. испытание водой и железом (пытки). Испытуемый в первом случае опускал руку в котел с кипящей водой и держал до тех пор, пока произносилась определенная сакраментальная формула. Освобожденную руку завязывали и по истечении определенного времени снова осматривали в суде.

Аналогично производили испытание раскаленным железом. От ордалий можно было откупиться, уплатив штраф в пользу потерпевшего и казны, значительно меньший, чем полагалось в случае признания виновным, что создавало привилегии имущим.

В качестве доказательства прибегали и к поединку. Согласно древнему источнику права «каролине» привлечение к уголовной ответственности основано на презумпции виновности. Царицей доказательств считалось (и до сих пор считается*)собственное признание обвиняемого, которое достигалось пыткой.

Приемлемость формальной теории доказательств была в прошлом предметом достаточно долгих дискуссий правоведов. Сторонники формального отношения к доказательствам утверждали, что только чётко определённые в законе критерии доказательности каждого факта и набора фактов, доказывающего преступление, позволяет исключить возможность необъективного отношения судей к делу. По их мнению, позволение судье оценивать доказательства превращает суд из процесса, основанного на законе, в акт вынесения решения по произволу отдельного человека, так как судья оказывается вправе принять и отвергнуть любые доказательства и, таким образом, может вынести решение на основе собственного мнения, а не закона.

Автор ни в коем случае не призывает менять законы в пользу применения пыток, отменять презумпцию невиновности. Но ведь и рациональное зерно в Средневековом праве было именно в том, что содержался запрет на свободную оценку судом доказательств.

Посудите сами. Что больше всего возмущает стороны в современном уголовном процессе?

Почему я говорю «стороны», потому, что в любом случае при вынесении обвинительного или оправдательного приговора, останется недовольной или сторона защиты или сторона обвинения. Все недовольны одним: СВОБОДОЙ СУДА в оценке доказательств, выражающейся в их произвольном истолковании. Скажу простым языком, всех возмущает своеволие судьи при вынесении приговора.

Законно ли это? Оказывается законно!!! Статья 17 Уголовно процессуального кодекса РФ провозглашает принцип свободной оценки судом доказательств по делу, в соответствии с которым судьи (так же как и прокуроры и следователи) оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (А совесть, она либо есть, либо ее нет).

Итак, основной критерий оценки доказательств внутреннее убеждение судьи.

Судья в соответствии с законом не связан какими-либо рамками в оценке тех или иных доказательств. Основывать на совокупности имеющихся по делу доказательствах, руководствуясь при этом законом, и, самое главное, совестью (смайлик)! Указанная правовая конструкция как-то по мнению законодателей должна ограничивать судью.

Но не тут-то было!

Помните притчу про трех слепых и слона? Когда один слепой, держит хобот и говорит, что слон это большая кожаная труба. Второй, держа слона за ногу настаивает — слон подобен стволу дерева. Третий, ухватив животное за хвост заявил: «Какие вы глупцы! Слон это веревка из кожи».

Современный Российский закон под совокупностью доказательств понимает «хобот, ногу и хвост» того самого «слона». А вот то, каким суд нарисует этого «слона» и есть, принцип свободы оценки доказательств. Самое страшное в том, что современные «художники от правосудия», уподобляются Пикассо и Малевичу, не стараются устанавливать каков есть «слон» на самом деле и не требуют доказательств принадлежности представленных обвинением «причиндалов» «слону», а не другому животному.

То что речь идет о «слоне» в современном процессе, Увы, подразумевается. Для суда важно «нарисовать», или скорее составить такую «картинку», чтобы она хоть как-то походила на «слона». Если в полученной мозаике отсутствуют те или иные «пазлы», то совестливый судья легко «закрасит» пробелы своим внутренним убеждением.

Вопрос —  зачем?

 Ответ прост и сложен одновременно. Судья сталкивается с целой системой,  в которой потерпевший, следователь, все начальство следователя, государственный обвинитель и все его начальство, эксперты и их начальники – все находятся в одной связке. Если суд выносит оправдательный приговор (отказывается видеть в мухе слона) – это пощечина всей системе.

Обвинить проще, против обвинительного приговора будет только осужденный. А один в поле не воин. В конечном счете, совесть судьи смиряется, и он вынужденно соглашается увидеть в представленных «рогах и копытах» «слона». Итог всему — «слоник» в приговоре приобретает, до боли знакомые каждому невинно осужденному очертания.

На практике, в 99,5% случаев суд оценивает все доказательства в пользу обвинения. А доказательства защиты (показания подозреваемого и обвиняемого на следствии, и подсудимого в суде, конечно кроме признательных), родных, знакомых, друзей, оценивает как позицию защиты, имеющую цель избежать уголовной ответственности. Если кратко, то все, что заявляет прокурор – истина, все что исходит от защиты – ложь во спасение.

Вот это и есть формула свободной оценки доказательств! По официальным данным Верховного суда РФ за 2012год год были осуждены 845 000 человек, а оправданы 9 000. Получается чуть больше одного процента (1,065). И это с учетом оправдательных вердиктов коллегий присяжных заседателей. В результате, реально получили полностью оправдательные приговоры, вынесенные российскими судьями, лишь 0,5 % обвиняемых (ноль целых и пять десятых процента).

Чтобы не быть голословным привожу статистику по России : Оправдано от общего числа лиц по оконченным производством делам в 1992 г. 0,4%; 1993 г. — 0,3% (Судебная статистика: Итоги работы судов РФ за 1993 г. // Российская юстиция. 1994. № 5. С. 25); в 1994 г. — 0,3% (Судебная статистика. О работе судов РФ в 1994 г. // Российская юстиция. 1995. № 6. С. 27); в 1996 г. — 0,37% (Гагарский А. Указ соч. С. 25); в 1997 г. — 0,42% (Работа судов РФ в 1997 г. // Российская юстиция. 1998. №8. С. 11); в 1998 г. — 0,32% (Работа судов РФ в 1998 г. // Российская юстиция. 1999. № 8. С. 52); в 2002 г. — 0,87%; в 2003 г. — 0,8%; в 2004 г. — 0,7% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2004 г. // Российская юстиция. 2005. №6. С. 30); в 2005 г. — 0,67% (Судебная статистика. Общая характеристика судимости в РФ за 12 месяцев 2005 г. / Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ // www.cdept.spb.ru); в 2006 г. — 0,66% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2006 г. // Российская юстиция. 2007. № 5. С. 25), в 2007 г. — 0,68% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2007г. // Российская юстиция. 2008. № 8. С.59), в 2008 г. — 0,67% (Обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2008 г.

Видите, картина печальная!

Для сравнения: В СССР в 1935 году народными судами вынесено 10,2% оправдательных приговоров, в 1936-м — 10,9%; в 1937-м — 10,3%; в 1938-м — 13,4%; в 1939-м — 11,1%; в 1941 году — 11,6%. в 1942 — 9,4% от всех привлеченных к суду лиц, в 1943 — 9,5%; в 1944 — 9,7% и в 1945 году — 8,9%.

Увы, современному правосудию далеко до Средних веков, и далеко даже до Сталинских репрессий.

Полагаю, что ни у кого не вызовет сомнения, что при имеющейся статистике явно допущены судебные ошибки. Не случайно Российская Федерация лидер по числу жалоб Европейском суде по правам человека, наряду с Турцией, и другими странами с «прогрессивным» уголовно-процессуальным законодательством.

Но права судей на ошибку, равно как право на ошибку следователей и прокуроров при расследовании и разрешении уголовных дел не существует, такого права не было раньше, нет сейчас и не будет в дальнейшем. Судебная ошибка – это всегда нарушение законности. У кого же и когда есть «право» нарушать закон!

«Право на ошибку» в уголовном процессе – это аморальное, безнравственное представление, и оно может породить только дальнейшие нарушения законности и нравственности». С этим мнением нельзя не согласиться.

Дорогие друзья, а может задуматься и сделать шаг назад, туда… в «средневековье»…

Адвокат Александр Федоров

*вставки А. Колегова

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Как самому взыскать выплаты по ОСАГО

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Средневековое правосудие: 7 комментариев


  1. Уважаемые читатели, посетители сайта!Огромное спасибо за ваши комменты!Я рад, что статья понравилась. Количество отзывов означает, что наше с Алексеем Колеговым хобби, не просто нужно, но и важно для многих. Ваши комментарии стимулируют наше с Алексеем творчество, а их отсутствие порождает сомнения в необходимости продолжения работы в этом направлении. Пишите чаще и больше, даже если Ваше мнение не совпадает с мнением авторов статей и роликов!


  2. Статья 2
    Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.
    Статья 3
    1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.
    2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.
    3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.
    4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.

    Судебная веточка, какого-то дерева, присвоила властные полномочия, которые им никто не делегировал и Чи-то?
    Господа Уристы, Защитите Законовзятеля от Законодателя!


  3. Статья весьма актуальная. Необходима коренная реформа не только судебной системы, но всей правоохренительной системы. Сегодня она служит вертикали власти и олигархату. Система должна служить трудовому народу, а не паразитам.
    О судебной и не только системе в России
    Человеческое общество имеет сложную структуру. В человеческом обществе не все человеки в равной мере являются личностью. Человек – это биосоциальное существо. Личность — это человек воспитанный, образованный, критически мыслящий (интеллектуальный).
    В зависимости от того, в какой мере человек воспитан, образован и способен критически мыслить, в такой мере он и является личностью. Если у человека отсутствует воспитание, образование и способность критического, правильного, объективного мышления, то это даже не человек, это био в человеческом образе, то есть животное. Эти животные в своём поведении руководствуются принципом паразитизма и повинуется одним животным инстинктам. И таких животных в человеческом обществе довольно много. Эти животные ездят с нами в одном общественном транспорте, ходят по тем же самым тротуарам. Но речь не о них.
    В среде личностей много других категорий, групп, классов. По данным российских учёных медиков в России около 66% граждан имеют психические и парапсихические отклонения от нормы, то есть психически ненормальные, психически больные! Это больные с временными психическими отклонениями от нормы, с неврозами и психозами и больные с практически неизлечимыми заболеваниями, в основном такими как шизофрения и эпилепсия протекающими в вялой неявной форме, старческий маразм, постинсультные нарушения мозгового кровообращения. И все они фактически участвуют в выборах, работают на ответственных государственных должностях, являясь вертикалью власти, управляют большими социальными группами населения.
    Почему у водителя автотранспорта требуют справку об отсутствии у него психических заболеваний? Потому, что его действия по управлению транспортом могут быть социально опасными. Сегодня получается так, что действия психически больных чиновников и судей в том числе, с явными нарушениями элементарной логики, мышления, интеллекта, управляющих большими социальными группами людей и социальными процессами в государстве не могут быть опасными для общества! Правильно ли это?
    Судьи, так же как и сапёры, так же как и хирурги, которые определяют дальнейшую судьбу людей, а зачастую их жизнь или смерть, не имеют права на ошибку. Каждый из них решает не просто судьбу одной личности, в лице одной личности судья выносит свой субъективный приговор только лишь на основании своих внутренних убеждений целым большим группам, социальным классам. Ведь каждая личность в той или иной мере выражает интересы той социальной группы, класса к которой она принадлежит. Затем по аналогии подобные судебные решения просто штампуются. Ошибся, тогда отвечай своей судьбой, своей должностью, своей карьерой, своей жизнью. Око за око, зуб за зуб! Древнейший иудейский принцип.
    Судьи, прокуроры, да и все другие представители так называемой правоохранительной системы, а точнее правоохранительной системы прав чиновничества, относятся к касте неприкасаемых, неподсудных. Сегодня нормальный рядовой гражданин по нынешнему законодательству России не может возбудить уголовное дело против гражданина нарушившего его права и свободы, за исключением факта изнасилования, которое и доказать бывает невозможно. Это одна из причин беспредела и безнаказанности чиновничества. Право возбуждения уголовного дела целиком и полностью прерогатива прокуратур, отражающих интересы правящего класса, правящего олигархата. Если и возбуждается уголовное дело против представителя класса чиновничества или правоохренительной системы, то это как правило является результатом их внутренних разборок, кто-то кому-то, по тем или иным причинам стал неугоден.
    В гражданских делах, в гражданском судопроизводстве на объективное судебное разбирательство и справедливое решение судьи можно надеяться, если истец и ответчик равны по социальному положению. Можно надеяться и то не всегда, решающими факторами в судебных делах всегда являлись и являются сегодня личные связи и взятки. Взятка должна быть большая, существенно больше чем их зарплата. Кстати средняя месячная зарплата судьи первой инстанции давно уже перевалила за сто тысяч рублей. В народе говорят, с сильным не борись, с богатым не судись .
    Нормальному, здоровому разуму непостижимо, но ведь эта вертикаль власти через средства массового оболванивания смогла внедрить в массовое сознание формулу-установку, тактику поведения граждан в суде: выиграть судебное дело! Люди объективно хотят найти истину, установить социальную справедливость, а им предлагают выиграть её в суде! Это что за игры такие в правоохранительной системе? — А название этим играм: коррупция и мздоимство, власть чтоб пожить всласть.
    Только всеобщая выборность судей и суд присяжных могут в какой-то мере изменить ситуацию в судебной системе к лучшему.
    1 ноября 2013 г.


  4. Есть также и более интересные отсылки к средневековым судам. Магистраты кажется нидерландских городов, приказывали чтобы в залах судебных заседаний вывешивались картины о сдирании кожи с неправедного судьи — тоже характеристика и правосудия и отношения к нему в то время.


  5. Все верно, Алексей.
    В сравнении средневекового и современного суда утешительным может быть только осознание того, что современные суды уже не назначают калечащие виды наказаний.
    Не отрубают руки, не вырывают ноздри, не колесуют…
    Хотя… это заслуга не судов, а законодателей, исключивших такие виды наказаний.


  6. Все верно.Но откуда посыл.Представьте государство без мнимых и настоящих преступников.Тогда вопрос — «А зачем оно надо» .Если рассуждать дальше ,то оооо…….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.