Такой порядок существует во многих демократических странах

Все мы привыкли с советских времен к существующей организации уголовного правосудия — дознание, предварительное (досудебное) следствие и рассмотрение дела в суде.

Одно звено в этой цепи, а именно досудебное следствие, во многих случаях является лишним, оно громоздко, неэффективно и очень дорого стоит налогоплательщику.

В настоящее время следственными аппаратами для расследования уголовных дел располагают СКР, МВД, ФСБ, УФКСН.

На наш взгляд давно пора сделать так.

При выявлении преступления орган дознания, т.е. оперуполномоченные проводят определенные доследственные действия. Они устанавливают лицо, совершившее преступление, при необходимости задерживают его на определенный срок, берут у него, а также у потерпевшего и свидетелей объяснения, изымают вещественные доказательства преступления.

Все эти мероприятия оформляются заявлениями, объяснениями, актами и протоколами. Причем объяснения подозреваемого, при проведении дальнейшего следствия доказательной силы не имеют.

На эти мероприятия законом им отводится определенное количество суток, после чего орган дознания, каковым является оперуполномоченный, либо выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, либо передает собранные им материалы следователю для возбуждения оного и проведения досудебного расследования.

Получив эти материалы, следователь обязан принять все меры к полному всестороннему и объективному расследованию факта преступления и провести целый комплекс мероприятий. Он снова допрашивает подозреваемого, предъявляет ему обвинения и допрашивает уже в качестве обвиняемого… Все его действия оформляются постановлениями и протоколами, на что изводится гора бумаги и тратится уйма времени. По окончании следствия печатает многостраничное обвинительное заключение и направляет уголовное дело прокурору для утверждения этого обвинительного заключения и дальнейшего направления в суд.

Прокурор обязан изучить материалы дела с обвинительным заключением на соответствие нормам УПК. Если все в порядке, отправляет дело в суд. Если же он устанавливает существенные нарушения закона, то может возвратить дело следователю для проведения дополнительных следственных действий.

По новой процедуре судья назначает предварительное слушание дела, во время которого он экзаменует работу следователя и прокурора. Если судья согласен с выводами следствия и прокурора, дело назначается к слушанию, если же нет — принимается решение — о возвращении дела прокурору и для проведения дополнительного расследования, о прекращении дела, о направлении дела по подсудности и о приостановлении производства по делу.

Закон говорит, что суд при вынесении решения по делу не связан с выводами досудебного следствия и руководствуется собственным видением обстоятельств дела. Поэтому в судебные заседания вызываются и допрашиваются подсудимый, потерпевший, свидетели, осматриваются вещественные доказательства и орудия преступления, исследуются материалы дела, проводятся другие предусмотренные законом действия, которые были проведены во время досудебного следствия. Налицо дублирование одних и тех же действий в осуществлении правосудия.

При этом следователи и их начальство постоянно жалуются на страшную загруженность следственного аппарата, из-за чего не соблюдаются сроки расследования, допускаются серьезные нарушения законности.

И ведь ничего не нужно придумывать нового. Можно обратиться к опыту Запада. Да и у нас есть свои собственные наработки. Если предпринять небольшой экскурс в историю, то мы увидим, что после судебной реформы 1861 г. в Российской империи правосудие, то есть признание человека виновным или невиновным в совершении преступления, осуществлялось только судом. Обычные, негосударственные преступления выявлялись, раскрывались и пресекались органами полиции, но на этом ее функции заканчивались. Сразу же после задержания подозреваемого он представал перед судьей, который и являлся в дальнейшем ответственным за его судьбу, т.е. избирал меру пресечения.

Эта же система работала некоторое время и при советской власти после отмены политики «военного коммунизма». Однако в тридцатые годы, ввиду необходимости проведения массовых репрессий, предварительное следствие стало составной частью работы НКВД и с тех пор таковым и осталось.

Что же касается «неочевидного» преступления, то уголовное дело, возбужденное по факту его совершения, находится в дознании до установления преступника, и по нему проводятся все возможные следственные действия. После установления и задержания подозреваемого он в течение 24 часов должен быть представлен судье для предъявления ему обвинения, избрания меры пресечения и решения вопроса о предании суду.

По делам же, требующим проведения сложной и длительной подготовки к судебному слушанию, конечно же, невозможно обойтись без досудебного следствия. Логично было бы поручить его проведение прокуратуре, поскольку именно на нее Конституцией возложена обязанность поддержания обвинения в суде. Вот пускай и доказывает виновность подсудимого и спорит с защитой. Этим самым и будет соблюдена состязательность судебного процесса.

Органы же государственной безопасности, полиции, госнаркоконтроля должны быть вообще лишены следственных аппаратов. Пусть занимаются оперативно-розыскной деятельностью. Такой порядок существует во многих демократических странах.

Не секрет, в ходе доследственной проверки и предварительного следствия довольно часто, ввиду небескорыстной заинтересованности отдельных лиц и структур, к уголовной ответственности привлекаются заведомо невиновные лица. Кроме того, предварительное следствие — хорошая дубина в руках властей, которую они могут использовать в борьбе с неугодными политиками и предпринимателями.

Как правило, такие уголовные дела рассыпаются в суде, но найти виноватых в незаконном привлечении человека к уголовной ответственности впоследствии крайне сложно. Ведь ответственность распределяется на орган дознания, незаконными методами выбивший у подозреваемого признание или «явку с повинной», на следователя, сфальсифицировавшего материалы следствия, на прокурора, дававшего следователю в ходе расследования незаконные указания и утвердившего такое же незаконное обвинительное заключение.

При отказе от предварительного следствия в нынешнем его виде у уголовного дела появляется один хозяин — судья, и только он и никто другой несет ответственность за вынесенные по делу решения.

 

Материал изыскан на просторах интернета, автора установить не представилось возможным.

Редакция А. Колегова

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Как самому взыскать выплаты по ОСАГО

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.