Недозволенные методы

Недозволенные методы ведения следствия

КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Раздел ПЕРВЫЙ

Глава 2. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Статья 21

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Недозволенные методы: 3 комментария


  1. Здравствуйте! Да подтверждаю,что такая практика существует, в Черногорском ГОВД. Проявилась она очень своебразно. А, именно.; когда гражданин прибежал заявлять о нападении на него неизвестных, в дежурную часть ГОВД, а его осудили за нападение на дежурного. При этом использовали ОРМ и ДОУ, проявилось это позже в ходе изучения всех доступных фактов , те уголовного дела, беседы с участниками уголовного дела., оговорок следователя, судьи, отписок прокурора. Если проверить эти доказательства ВОЗМОЖНО ОСУЖДЕНИЕ ВСЕХ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ ЛИЦ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, за злоупотребление властью при расследовании .Особенно доказательно выглядит уголовное дело по гр-ну Ю.Ю. РЫБОЛОВЛЕВУ, которого за отказ становиться АГЕНТОМ, возбудили уголовное дело. Там все ОРМ, зафиксированы в уголовном деле, и всё.Но не ГЕНпрокуратуре этого не хочется, а СК просто спит,Зря всё таки убрали КГБ видимо у ФСБ вместе с переименованием ,как и у МИЛИЦИИ-просто ушли профессионалы. так я думаю


  2. Когда нацисты пришли за коммунистами, я оставался безмолвным.
    Я не был коммунистом.
    Когда они сажали социал-демократов, я промолчал.
    Я не был социал-демократом.
    Когда они пришли за членами профсоюза, яне стал протестовать.
    Я не был членом профсоюза.
    Когда они пришли за евреями, я не возмутился.
    Я не был евреем.
    Когда они пришли за мной, не осталось никого, кто бы выступил против.
    (пастор Мартин Нимеллер)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.