Правоохранительные или карательные органы?

За последнее время средства массовой информации охотно публикуют и знакомят нас с проблемами, которые возникают у предпринимателей с органами правопорядка, причем зачастую неважно, что совершил отдельный предприниматель, главное, что он попал в поле зрения правоохранительных органов. Мы можем наблюдать просто колоссальное количество исковерканных судеб: предостаточно фактов, когда люди лишались дела, свободы, а подчас и жизни.

Случаи эти приобрели настолько массовый характер, что на предпринимательский класс обратил внимание президент. Принятые в уголовно-процессуальном законодательстве поправки несколько облегчили жизнь лицам, подвергнутым уголовному преследованию, однако эта мера решила лишь небольшую, хотя и бесспорно важную часть их проблем, а мы ожидаем их системного решения.

Я хотел бы остановиться на эпизоде настолько банальном, что, казалось бы, он никогда бы не мог обратить на себя внимание, а уж тем более привести к тем последствиям, которые случились.

Два юридических лица заключают договор займа на определенный срок, поручителем по договору выступает собственник компании-заемщика. Денежные средства в срок не возвращаются, и кредитор подает в суд, решением которого с поручителя, то есть собственника компании, взыскивается сумма долга с договорными процентами. Решение вступает в законную силу, возбуждается исполнительное производство. Тем временем должник успевает развестись со своей женой, которой уступает все свое имущество, а судебным приставам заявляет, что средств для возврата долга не имеет. Тогда кредитор переуступает право требования долга другим лицам, то есть, по сути, обращается за помощью коллекторов, для чего составляет соответствующий договор.

Ситуация проста и понятна, а ее последствия чудовищно абсурдны. Должник присутствовал на трех встречах, в ходе которых обсуждались условия возврата долга, причем разговоры фиксировались им на диктофон. Должнику никто не угрожал, и денег больше, чем он был должен по договору, у него не требовал. Поняв бесперспективность возврата денежных средств, на должника махнули рукой, забыли про него. Однако внезапно он стал проявлять активность, звонить и настаивать на встрече. Поддавшись уговорам, лица, действующие по договору, на встречу приехали и… были задержаны сотрудниками правоохранительных органов. Их обвинили в совершении вымогательства и заключили под стражу.

Прошло уже полтора года. Люди находятся в тюрьме, следствие, понимая абсурдность предъявленного обвинения, тянет время, надеясь, что кто-нибудь возьмет ответственность на себя и выпустит их из-под стражи. Однако ни прокуратура, ни суд вмешиваться не желают…

И это лишь одна из множества проблем, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. Простая реализация своих гражданских прав, основанная на договоре, не может и не должна влечь столь тяжелых последствий. Это представляется очевидным. И налицо не проблема правоприменения, хотя и с этим у нас не все в порядке, а проблема гораздо серьезнее: правоохранительные органы используют исключительно карательные механизмы, не желают признавать свои ошибки, и их нежелание настолько сильно, что, совершив их на ранней стадии, они не стараются их пресечь и исправить. Напротив, они еще больше усугубляют их, не считаясь с такой категорией, как человеческая жизнь, не имеющей никакой ценности в их системе координат.

Начальники следственных подразделений, понятно, всегда находятся на стороне своих подчиненных, отворачиваться от которых их заставляет лишь задержание последних за получение взятки без предварительного согласования с руководством. К сожалению, органы прокуратуры и суды фактически самоустранились от надзорных и судебно-контрольных функций и придерживаются политики невмешательства. Удивительно, но с помощью суда практически никому не удается восстановить свое нарушенное право. Судьи умудряются игнорировать даже потерпевших, ибо признают законным бездействие следователя, выразившееся в отказе признавать таковыми (потерпевшими) лиц, по заявлению которых уголовные дела возбуждаются.

Так что до лиц, привлеченных к уголовной ответственности, вообще никому нет дела. Вот мы и живем в такой стране, где миллион человек находятся в местах лишения свободы, большинство из которых и сами для себя не смогут объяснить причин их временного там размещения. Исправить ситуацию достаточно легко, и начать надо с малого: если суды начнут вчитываться в жалобы, станут действительно разбираться в чужих судьбах, вникать в дела, проверять обоснованность подозрения — климат изменится.

Автор: Владислав Капканов

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Правоохранительные или карательные органы?: 6 комментариев


  1. «Я бы рекомендовал на следствии вообще не давать показания (если Вы подозреваемый или обвиняемый), а воспользоваться статьей 51 Конституции РФ»

    Свидетелям тоже лучше помолчать. По той же 51.


  2. А всегда ли у нас журналисты ПРОФЕССИОНАЛЬНЫ и ОБЪЕКТИВНЫ?

    Это замечание равным образом не снимает и вопроса о том, а ПРОФЕССИОНАЛЬНЫ ли у нас правоохранители?

    Не все! и — НЕ всегда!


  3. пока суды будут подчиняться прокурору, ничего не изменится; чтобы их избавить от такого подчинения, нужно судей избирать населением, а не назначать президентом;

    в своих предвыборных письмах Путин предлагал избавиться от обвиниельного уклона в судах путем введения судебной журналистики- это прямо-таки издевательство над здравым смыслом!


  4. Всех надо избирать населением, и судей, и прокуроров, и начальников полиции. Только где у нас честно голоса подсчитывают?


  5. всё происходит по заветам Ф.Э. Дзержинского, который говаривал:»Если Вы не сидели в тюрьме, то это не значит, что Вы ничего не совершали. Просто Вами ещё не занимались наши репрессивные органы. В нашей стране невиновных нет!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.