Содействие в незаконном приобретении наркотических средств не может считаться их незаконным сбытом

Осенью 2003г. сотрудники милиции задержали Иванидзе. В ходе его досмотра был обнаружен бумажный пакетик с веществом, по результатам экспертизы оказавшимся марихуаной в крупном размере. Иванидзе пояснил, что наркотик он купил у своего знакомого Хохлова. Сотрудники милиции предложили задержанному оказать им содействие в изобличении лиц, торгующих наркотическими средствами. Иванидзе сотрудничать согласился.

Вскоре  состоялся контролируемый оперативниками телефонный разговор между Иванидзе и Хохловым, в котором Иванидзе попросил срочно достать ему некоторое количество марихуаны. Поскольку у самого Хохлова  наркотического средства не оказалось, Иванидзе предложил: Хохлов сам приобретает марихуану на сумму в ­­1500 руб., в условленном месте передаёт её Иванидзе, который компенсирует денежные затраты Хохлова. Хохлов не возражал, после чего произвёл покупку наркотического средства у известного ему торговца марихуаной Тайгуновича. В итоге, в ходе передачи наркотика в размере, не являющемся крупным (3.1 гр.), и получения денег Хохлов был задержан. Летом 2005г. Никулинский районный суд г.Москвы признал Хохлова виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее–УК РФ), квалифицировав действия Хохлова как незаконный сбыт наркотических средств, и приговорил его к наказанию в виде лишения свободы сроком на шесть лет.

Автор полагает, что действия Хохлова и иных лиц по схеме: «получение просьбы (заказа)  достать и передать наркотическое средство–покупка (получение другими способами) запрошенного средства – передача наркотиков – задержание»,  представляют собой не сбыт наркотических средств, но соучастие в их незаконном приобретении, что должно влечь за собой применение санкций, предусмотренных частями 1 или 2 статьи 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов», либо, как в случае с Хохловым, административного наказания в соответствии со статьёй 6.8. Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее–КоАП РФ), так как размер изъятой у него марихуаны не был крупным. Для сравнения: признание виновным в совершении уголовного преступления и лишение свободы на срок шесть лет либо признание совершившим административное правонарушение, максимально суровое наказание за которое–административный арест на срок до пятнадцати суток.

Официальное определение «незаконного приобретения наркотических средств» в УК РФ отсутствует, как и определение «незаконного сбыта наркотических средств». Попытку внести ясность в данный  вопрос  сделал Пленум Верховного Суда Российской Федерации (далее — Пленум) в Постановлении от 27.05.1998г. №9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» (далее–Постановление №9). Согласно пункту 2 Постановления №9, приобретением наркотических средств надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества … и т.д.

Как видно, смысловое содержание «приобретения», предложенное Пленумом, гораздо шире общепринятого. Под незаконным сбытом наркотических средств, как указано в пункте 5 Постановления №9, следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.), а также иные способы их распространения. Никулинский районный суд буква в букву следовал данным положениям Постановления №9, квалифицируя действия Хохлова, и был формально прав. Действительно, высшим судебным органом по уголовным делам незаконный сбыт наркотических средств трактуется как передача их любым способом другим лицам, то есть, фактически всё сведено к манипуляциям с наркотическим средством  не менее чем двух лиц, в результате которых это средство переходит от одного лица к другому. Таким образом, Пленум  предложил судам при квалификации действий как незаконного сбыта наркотических средств определять в них наличие признака пассивной смены наркотическим средством персоны нахождения. Поэтому, с одной стороны, Никулинский районный суд трудно в чём-то упрекнуть. Статья 126 Конституции Российской Федерации, пункт 5 статьи 19 федерального конституционного закона от 31.12.1996г.№1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» наделили Верховный Суд Российской Федерации правом давать разъяснения по вопросам судебной практики, являющиеся для судов общей юрисдикции, согласно статьи 56 Закона РСФСР от 08.07.1981г. «О судоустройстве РСФСР», руководящими и обязательными. С другой стороны, названные разъяснения – это не догма, но руководство к действию, соответствующие положения которого возможно использовать, только исходя из фактических обстоятельств рассматриваемого судом дела. Кроме того, определение «незаконного сбыта наркотических средств», данное в Постановлении №9, это скорее шаблон судебной квалификации действий для классической ситуации, в которой присутствуют два участника: Сбытчик наркотических средств и этих средств Приобретатель. Однако Никулинский районный суд ориентировался на сей шаблон при рассмотрении дела Иванидзе-Хохлова-Тайгуновича, выходящего рамки классики.

Единственный признак классики незаконных сбыта или приобретения наркотических средств состоит в том, что до момента их вручения Приобретателю, наркотические средства  принадлежат Сбытчику, а после передачи наркотические средства принадлежат Приобретателю. Термин «принадлежать» присутствует в пункте 5 Постановления №9: «… не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому лицу инъекций наркотического средства …, если указанное средство … принадлежит самому потребителю». Принадлежать–находиться в чьём-нибудь обладании, в чьей-нибудь собственности, быть чьим-нибудь достоянием. Таким образом, Пленум фактически сделал отсылку к нормам раздела II «Право собственности и другие вещные права» Гражданского кодекса РФ (далее–ГК РФ).

Пункт 1 статьи 213 ГК РФ определил право граждан иметь в собственности любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может им принадлежать. Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 08.01.98г.№3-ФЗ установил единственную легитимную возможность приобретения физическими лицами наркотических средств — отпуск данных средств в определённых аптечных организациях и учреждениях здравоохранения. Получение наркотических средств путём, отличным от вышеприведённого, является незаконным.

На первый взгляд может показаться: Пленум, в пункте 5 Постановления №9 разъяснив, что не может являться незаконным сбытом,  имел в виду именно тот случай, когда наркотические средства находятся у лица на законных основаниях. Автор далёк от такой мысли. Например, почему в Постановлении №9 внимание судов сосредоточено только на способе введения наркотических средств в виде инъекций, в то время как  наркотические средства могут вводиться одним лицом другому иным способом?  Также ничто не мешало Пленуму чётко определить правовую основу наличия у  лица наркотических средств. Для квалификации действий как незаконного  сбыта наркотических средств абсолютно не играет роли, каким образом Сбытчик заимел наркотические средства,  поскольку физические лица вообще не имеют права осуществлять распространение этих средств. Поэтому понятие принадлежности наркотических средств кому-либо не может быть ограничено рамками правомерности их приобретения.

В интересах статьи лицо, которому наркотические средства принадлежат, автор обозначает как Обладателя наркотических средств.

Сравнительное применение отдельных положений ГК РФ при рассмотрении действий Сбытчика и Приобретателя возможно, поскольку обладание наркотическими средствами по своей структуре во многом схоже с правом собственности. Согласно  статье 209 ГК РФ, собственником имущества считается лицо, которое этим имуществом владеет (обладает в действительности),может пользоваться (извлекать из имущества выгоду), может самостоятельно распоряжаться (определять юридическую судьбу имущества: продать, подарить и т.д.).

Обладатель наркотических средств:

-имеет наркотические средства в натуре, например, непосредственно при себе или хранит в месте своего жительства, либо имеет реальную возможность завладеть этими средствами/их частью в нужный для себя момент и в необходимом размере, например, забрать из тайника;

-лично употребляет или может лично употребить данные наркотические средства;

-имеет возможность этими наркотическими средствами распорядиться  по своему усмотрению: продать, хранить, уничтожить и т.п.

Изложенные выше варианты поведения граждан, как в отношении имущества, так и в отношении наркотических средств, представляют собой единое  условие признания этих лиц собственниками имущества или обладателями наркотических средств – возможность самостоятельного всестороннего воздействия на имущество или наркотические средства.

Но на этом сходство заканчивается.

Возможность лица всесторонне воздействовать на имущество по своему усмотрению должна быть закреплена законодательно. Только в таком случае данная возможность становится правом: правом владения, правом пользования, правом распоряжения, и в итоге, правом собственности. То есть, налицо второе условие, определяющая статус физического лица как собственника имущества – норма права, закрепляющая за лицом возможность всестороннего воздействия на  имущество. Как было указано выше, физические лица, находящиеся на территории России, не имеют права распространять наркотические средства, вследствие чего существование некой правовой нормы вообще не может быть условием, позволяющим лицу стать Обладателем наркотических средств. Самостоятельное и всестороннее воздействие на наркотические средства обусловлено субъективным отношением к данным действиям самим Обладателем. Лицо, осознавая противоправность своего поведения, тем не менее, считает для себя возможным завладеть наркотическими средствами, иметь их «на руках», при желании употребить лично, а при необходимости сбыть другим лицам. Другими словами, необходимым условием признания лица Обладателем наркотических средств (принадлежности наркотических средств этому лицу) является его умысел иметь у себя эти средства и самостоятельно распоряжаться ими.

Таким образом, лицо будет являться Обладателем наркотических средств при совпадении двух условий:

-умысел лица заиметь наркотические средства, использовать их и распоряжаться этими средствами по своему желанию,

-приобретение лицом наркотических средств в натуре, их использование по своему усмотрению или наличие возможности таких действий, самостоятельное распоряжение этими средствами или возможность самостоятельно ими распоряжаться.

Присутствие этих условий обязательно. Ибо не может считаться Обладателем наркотических средств гражданин, имеющий желание их купить для последующей перепродажи, но практически не осуществивший это желание. В то же время не будет являться Обладателем наркотических средств лицо, хранящее их у себя в квартире по чьей-то просьбе, поскольку хранитель в данном случае выступит в роли держателя наркотических средств, но и только. Лично употреблять данные средства или самостоятельно ими распоряжаться  хранитель не может/не будет в силу определённых причин (физической невозможности/психологического барьера).

Сбытчик наркотических средств, в классическом варианте сбыта – приобретения,  это Обладатель, лично произведший незаконный сбыт наркотиков и при этом не подвергавшийся принуждению со стороны.

Завершением незаконного оборота наркотических средств  является приобретение их лицом:

-желающим лично употребить наркотические средства и/или осуществить дальнейший незаконный сбыт этих средств (часть их) на своих условиях,

-завладевшим этими средствами,

-понимающим противоправность своего участия в таких мероприятиях,

-имеющим возможность распорядиться или распорядившимся полученными наркотическими средствами по своему усмотрению.

Приобретая наркотические средства, будучи полностью самостоятельным в принятии и выполнении своих решений, лицо может преследовать лишь две цели: лично эти средства употребить и/или продолжить далее их незаконный сбыт.

Таким образом, Приобретатель наркотических средств представляет собой Обладателя, эти средства получившего.

В ходе изучения событий осени 2003г. нетрудно установить, что признакам Сбытчика отвечает Тайгунович, а Приобретателем является Иванидзе.

Хохлов не будет ни Сбытчиком, ни Приобретателем так как:

-не желал употребить (пользоваться) наркотическое средство и/или самостоятельно им распорядиться, то есть не имел умысла стать Обладателем наркотических средств;

-сам не употребил наркотическое средство, не отделил часть марихуаны для своих нужд, не перепродал — не распорядился самостоятельно.

Однако активное участие Хохлова  в незаконном обороте наркотических средств не позволяет считать рассматриваемую ситуацию классической и требует дополнительной характеристики иных лиц, помимо вышерассмотренных, замешанных в незаконных сбыте или приобретении наркотиков. Зачастую незаконный сбыт, как и незаконное приобретение наркотических средств, осуществляются не самими Сбытчиком или Приобретателем, а с привлечением лиц, непосредственно эти действия производящих, Исполнителя сбыта или Исполнителя приобретения. Участие в незаконных сбыте или приобретении таких лиц имеет ряд особенностей.

Для Исполнителя сбыта таковыми будут:

-получение  наркотических средств лично от Сбытчика или иным путём, определенным Сбытчиком либо с ним согласованным;

-определение/согласование Сбытчиком порядка действий с полученными наркотиками (способы и места сбыта, стоимость грамма или объёма наркотических средств и т.д.);

-наличие умысла действовать в порядке и на условиях, определённых Сбытчиком;

-сбыт наркотических средств согласно полученных от Сбытчика указаниям.

Если Исполнитель сбыта сам употребит полученные наркотические средства и/или распорядится ими по своему усмотрению, то в системе незаконного сбыта наркотических средств это лицо выступит уже в качестве нового самостоятельного Сбытчика, поскольку, во-первых, продемонстрировал, что считает наркотические средства принадлежащими себе, а во-вторых, воздействовал на эти средства как их обладатель.

Проанализировав деяние Хохлова, можно утверждать, что считать его Исполнителем сбыта нельзя:

-Хохлов имел умысел действовать в соответствии с просьбой Иванидзе, не являющимся Сбытчиком;

-вид наркотического средства, расходы на его приобретение, место и время встречи были определены всё тем же Иванидзе;

-Хохлов приобрёл заранее оговоренное с Иванидзе наркотическое средство–марихуану на согласованную с ним сумму, передал ему данное средство в полном объёме, то есть Хохлов осуществил действия с наркотическим средством в порядке и на условиях, согласованных с Иванидзе.

Исполнителю приобретения присуще:

-получение от потенциального Приобретателя просьбы/заказа на приобретение наркотических средств;

-определение (согласование) с  потенциальным Приобретателем необходимых условий: вид наркотических средств, их размер, стоимость, место приобретения, способы доставки и т.п.;

-умысел действовать в порядке и на условиях определённых/согласованных ранее с потенциальным Приобретателем;

-приобретение необходимых наркотиков, их передача  Потребителю (доставка в указанное Потребителем место либо вручение указанному Приобретателем лицу),то есть распоряжение наркотическими средствами  в соответствии с указаниями потенциального Потребителя.

Изучая действия Иванидзе-Хохлова-Тайгуновича, можно установить:

-Потенциальный Потребитель Иванидзе адресовал Хохлову просьбу на приобретение марихуаны,

-Иванидзе определил вид наркотического средства, её стоимость, уговорил Хохлова доставить марихуану, указал получателя наркотика–  себя, совместно с Хохловым согласовал место встречи,

-Хохлов имел умысел выполнить просьбу Иванидзе,

-просьба Иванидзе была исполнена Хохловым полностью,

Хохлов выступил в качестве Исполнителя приобретения наркотических средств.

Определённые личные действия Сбытчика и потенциального Приобретателя создают условия для совершения действий соответствующими Исполнителями. В то же время действия Исполнителя сбыта и Исполнителя приобретения дополняют действия Обладателей, реального и потенциального. Между действиями данных лиц чётко прослеживается причинная связь, их действия направлены на выполнение общей задачи и достижения общего результата.

Получение наркотических средств  Приобретателем с помощью Исполнителя приобретения будет в соответствии со статьёй 32 УК РФ являться соучастием в незаконном приобретении наркотических средств без цели сбыта  в случае крупного размера наркотических средств (часть 1 статьи 228 УК РФ). Поэтому, несмотря на то, что Иванидзе и Хохлов умышленно совместно участвовали в приобретении Иванидзе наркотических средств, их действия не могут быть уголовно-наказуемы, ибо представляют собой административное правонарушение, указанное в  статье 6.8. КоАП РФ.

В итоге: действия Хохлова осенью 2003г., так же как и подобные действия других лиц, являются соучастием в незаконном приобретении наркотических средств.

В настоящее время Постановление № 9 отменено в связи с принятием Пленумом  Постановления № 14 от 15.06.2006г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотиче­скими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веще­ствами» далее – новое Постановление). Толкование Пленумом понятия «незаконного сбыта наркотических средств» осталось прежним, так и не дающим ответа на исследованные автором в статье вопросы. Как вывод: на изменение точки зрения судов относительно квалификации действий лиц, соучаствовавших в незаконном приобретении наркотических средств, рассчитывать не приходится.

Николай Брюховецкий

 

Статья 228 — Аншлаг «Руси сидящей»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.