По каким меркам судить об адвокате?

Ассоциация юристов предлагает составлять «горячие листы» адвокатов, чтобы лучшие были на высоте положения. А худшие, как им и положено, оказались на дне. Идея не бесспорная, но может оказаться полезной. В конце концов, нам — потенциальным истцам, ответчикам и подсудимым — необходимы какие-то отправные точки, чтобы сориентироваться при выборе защитника.

Только рейтинги, «звонки другу» и «помощь зала» не отменяют потребности думать головой. У любого человека есть прекрасные советчики: его глаза и уши, плюс здравый смысл. Все остальное — приставки к тому.

Метрика хорошего адвоката

Судя по всему, рейтинги входят в этом сезоне в государственную моду: Минюст с подачи ученых собирается составлять рейтинги чиновников. Ассоциация юристов России начала выстраивать по ранжиру юридические вузы. А теперь и адвокатов хотят пометить цифирками для наглядности.

Однако пока остался открытым главный вопрос — по каким меркам судить адвокатов. Количество выигранных процессов? Это не показатель. Цена? Тем более нет. Может, оценивать парфюм? Шутки шутками, но задача, похоже, поставила в тупик и само адвокатское сообщество. Действительно: как?

Теоретически, профессионал всегда сможет отличить профессионала и навскидку сказать, кто лучше, кто хуже. Но это субъективные (пусть даже правильные) ощущения. Обществу же надо популярно объяснить, как и почему считаем. Иначе есть вероятность, что при размытых непрозрачных критериях места в рейтинге будут продаваться.

Хотя и это, в каком-то роде, тоже критерий: если у человека есть деньги и он способен договориться о нужном решении (в данном случае — решении рейтинговой комиссии), значит, хватка у него есть. Не будем поминать всуе коррупцию, допустим, человек просто умеет добиваться своего и знает ходы и выходы. Вполне возможно, что и клиенты за ним, как за каменной стеной.

Однако денежными критериями в любом случае не стоит увлекаться.

Топ-лист нам в помощь

Трудно сказать, нужен ли такой рейтинг самим адвокатам, но их клиентам он точно не помешает. Сегодня человек выбирает защитника практически наугад. В случае введения рейтинга, безусловно, тоже останется элемент неожиданности и лотерейности. Но все-таки можно будет от чего-то оттолкнуться.

У частных граждан накопилось немало претензий к адвокатской корпорации (как, впрочем, и к любой другой — чиновничьей, прокурорской, судейской). Возможно, рейтинг снимет часть проблем с защитниками, ведь мы узнаем, чего они стоят.

Быть может, было бы неплохо проводить еще рейтинги судей, прокуроров, следователей. Вот уж, действительно, получились бы «горячие» списки. Не исключено, что они могли бы подтянуть обвинительные и рассудительные корпорации. Однако, будь такая идея исполнена, конкретному гражданину от нее не стало бы ни холодно, ни жарко. Мы ведь не выбираем своих обвинителей, следователей и судей. Как сказано в одном рассказике 18 века, их нам послало Провидение за наши грехи, поэтому они могут быть плохими, злыми, пристрастными, любыми. Мол, сама судьба назначила их пить из нас кровь. Спорное утверждение, но здесь надо дискутировать с автором. Я же говорю о другом: защитники — из иной когорты, они по определению обязаны быть хорошими.

Охотничьи уловки правозащиты

Среди адвокатов немало трудяг, но немало и трутней. Последние проявляют наибольшую активность в охоте за клиентом, поэтому нарваться на них легче. Один из приемов — так называемые сайты и колл-центры бесплатных консультаций.

На телефоны набирают студентов, работающих за копейки. Их задача — любой ценой поймать клиента на крючок, чтобы пришел и выложил деньги. Ни один, даже мелочный вопрос, не окажется настолько простым, чтобы вам ответили сразу. Нет, выяснится, что дело серьезное, придется платить за дополнительные консультации, а то и вовсе нанимать адвоката на долгий срок.

Именно в такое бюро обратилась женщина, про которую я рассказал в газетной статье. Ее сына задержали с палкой колбасы на выходе из универсама. Она говорит — подкинули, чтобы взять с него деньги. По ее словам, в том районе буквально шла охота на детей из состоятельных семей (но не настолько влиятельных, чтобы правоохранители боялись к ним подступиться). Ребят подставляли под какие-либо уголовные статьи и заставляли откупаться. Можно в это не верить — это всего лишь версия защищающейся стороны. Но палка колбасы, из-за которой возник сыр-бор, как ни крути, до тысячи рублей не дотягивала. Набегало лишь рублей 300-400. Значит, при самом худшем раскладе, была не уголовная кража, а административное правонарушение. За сколько минут с этим делом должен был управиться дорогой адвокат? Ответ: ему для этого не хватило целой осени. Дело тянулось, женщина ходила сама в прокуратуру, где ее пугали, что сына посадят (адвокат сказал, что не может ее сопровождать, поскольку это будет давлением на следствие), а все это время защитник рассказывал байки про свою активную закулисную работу. Его услуги обошлись в 80 тысяч рублей в месяц. Рейтинг по нему явно плачет.

Неволя за собственные деньги

«Многие адвокаты просто топят своих клиентов, — рассказал мне на днях в приватном разговоре действующий судья. — По некоторым статьям, если человек признал вину и на нем нет букета судимостей, реального срока ему никогда не назначат. А не раскаялся — пойдешь за решетку. Но часто бывает так: человек на следствии признался, все рассказал и показал, доказательную базу закрепили, а потом он передумал. Либо в СИЗО ему сокамерники чего-то наговорили, либо родственники нашли какого-то адвоката, и он меняет защитника. А тот, чтобы показать свою работу и взять побольше денег, накручивает подсудимого: мол, давай, отказывайся от всего, дело пустое, мы сейчас тебя быстро оправдаем. Развивает бурную деятельность, затягивает, штампует массу жалоб, шумит на процессе, и в итоге подсудимый получает реальный срок. Ведь доказательства есть, а поведение расценивается как попытка уйти от ответственности. Адвокат своим рвением только затягивает петлю на шее человека. А после приговора разводит руками, мол, такое у нас правосудие — обвинительное».

Но в данном случае, получается, нечего на судью пенять? Будем надеяться, что рейтинг заставит адвокатскую корпорацию ориентироваться не только на высокие гонорары, но и на высокие стандарты. Потенциал для этого у сообщества наших защитников есть.

Владислав Куликов rg.ru

Масштабные проекты

Боятся ли консультанты адвокатской монополии?

Реформа адвокатуры

Повышение профессионализма или лишние затраты доверителя?

Монополия адвокатов «за» и «против»

Об адвокатуре и нотариате

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

6 thoughts on “По каким меркам судить об адвокате?

  1. Здравствуйте, Алексей. Тема адвокатов мне известна уже не по наслышке.Я с Вами переписывалась по вопросу наследуемой квартиры. Вопрос тянется более 4 лет. В настоящее время предпринята попытка продать долю, месяц во дня вручения предложения о продаже прошел. Ответ и ДА и НЕТ, что-то опять мудрят со своим защитником. Я уже подавала заявление о недостойном поведении защитника в прокуратуру, получила только отписку, что никаких мер предпринять не могут, ничего не нарушал…. У меня к Вам вопрос: как адвокат, или защитник, может защищать заведомо неправомочные действия? И это в Вашей практике возможно? Я никогда ранее не была знакома ни с судебной практикой, ни адвокатской, но соприкаснувшись, поняла сколько лжи и грязи, что у нас нет законов и нахалы и аферисты этим пользуются

  2. Тема , к сожалению, очень актуальная.Приходилось по жизни сталкиваться с адвокатами.Верите , ни об одном не могу сказать просто ласкового слова!.Был даже один доцент -тупой- из нашего ленинградского университета, даже не хочется вспоминать этого урода. И в сухом остатке я одна солировала в суде и выиграла его.

  3. Знайте, Алексей, как бы ни «пронумеровали» адвокатов по рейтингу, мне кажется, ничего не выйдет. Вы правильно заметили некоторые негативные моменты «рейтингации» адвокатов. Но есть и другие. Тут дело мог бы поправит порядочность и совесть адвоката, судей и т.д. Но в наше время надеяться на порядочность и совесть всех адвокатов, следователей и т.д. была бы, как минимум, очень наивно. Но я хочу, говорит о другом. Смотрите, сколько бед, несправедливостей, нарушение прав личности и т.д. (и с этим связанные экономические, социальные и т.д. нарушение, противоречащие развития общества и людей) в демократическом обществе, что мыстроим. И это не только у нас. Так во всём мире. Почему так и где искать причины? В демократическом обществе, каждый может свободно высказать своё мнение. Выбирается те соображение, что совпадает с мнением большинства. Предположим это так. Но это лучшее ли строение общества? Нет. В истории много раз было доказано, что очень часто правильно говорят люди находящиеся в меньшинстве. В демократическом строение общества что-то не хватает. Хорошо, когда слышны все голоса. Но при этом не учитывается, что каждый тянет в «свою сторону». Всё делается для существования и сохранения своего «Я». «Я» хочу, «Я» сделал, «Я», «Я»… «Я». Ни кто не хочет задать себе вопрос: кто обеспечил мою безопасность, создал условия для моего развития и т.д. Человек общественное «животное». Он не может существовать без общества. Значит, такое общества надо создать, чтобы каждый человек, не только имел, право говорит, о чём и как думает, но и почувствовал определённую ответственность при этом, перед всеми. Но не так, конечно, как сейчас. «Не поймёшь, заставят». Речь идёт о том, чтобы действия любого человека была направлена на сохранении и развитию общества, и отсюда на сохранении и развития личности, как члена общества. И личность оценивается не своими «выкрутасами», а тем, что даёт обществу своим трудом: насколько он способствует на сохранения и развития общества. Перед рождением, после рождения, и потом некоторое время человек только берёт у общества. Зависимо от его роста и развития, человек начинает давать, «вернуть» обществу часть или больше того, что получил раньше. Иерархическая лестница присуще нас. У человека она никогда не исчезнет. Но, на этой лестнице, вышей уровне, должен находиться тот, кто больше даёт обществу, а не тот, кто лучше «пользуется своим языком». Важны все работы. Но важнее работа конструктора, который создаёт сельхозмашину, работы рабочего, что закручивает гайки на этой машине. Следовательно, на иерархической лестнице конструктор, который создал машину, находится более высоком уровне, чем рабочий, который закручивает гайку, на этой машине. Так и во всём. Сколько больше даёт член общества, настолько больше его привилегии. Как создать такое общество, как её назвать, где и как может использовать привилегированный член общества, свои привилегии (опят — таки, в пользу общества) и т.д. посмотрим позже.

  4. Ход истории часто сравнивают с движением качелей, и не без основания. Если изначально право было создано для того, чтобы ограничить государство и обеспечить права граждан, то когда качели слишком сильно взмахнули в эту сторону, право стало использоваться для противоположной цели — защитить государство от граждан, которые постоянно что-то от него требуют, запутать их так, чтобы они перестали надеяться, убедившись, что перед государством они всегда неправы. Даже если это полностью противоречит здравому смыслу…
    Соглашусь, что «профессионал отличит профессионала»…, хотя и здесь вопрос остается спорным.

  5. Надо не уповать на адвоката а просто говорить правду и вести себя по своему душевному порыву. Если адвокат призывает отпираться от преступления которое человек совершил то нефиг такого адвоката слушать а если слушаешь то бог шельму метит. Адвокат пусть работает как может. Любой. Хочешь— откажись.

    А вот простые консультации должны даваться писменно и чек чтоб выдавали. Иначе частенько они что зря насаветуют и ходиш потом как дурак и претензий не предъявишь.

  6. Мне кажется, что есть несколько критериев, по которым можно примерно оценить любого специалиста.

    1. уровень образования (какой и где)

    2. опыт работы

    3. конечно, количество выигранных и проигранных дел за практику

    Что ещё, добавляйте? 🙂

    Эти критерии уже определяют примерную цену…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.