Боятся ли консультанты адвокатской монополии?

Представители юридического консалтинга – о проблемах регулирования рынка юридических услуг. Уже не первый год юридическое сообщество активно обсуждает, каким следует быть рынку правовых услуг: будет он поделен между адвокатами и юристами, оказывающими юридические услуги, или же только наличие адвокатского статуса будет рассматриваться в качестве необходимого и достаточного условия для оказания правовой помощи гражданам и организациям.

Тарасов Андрей ТАРАСОВ,управляющий партнер Princeps Consulting Group

«Создайте механизм, позволяющий разграничить предпринимательскую деятельность адвоката и его публично-правовую функцию, и я с удовольствием вступлю в ряды адвокатуры»

Сторонники первого пути развития ссылаются на реакционный характер адвокатской монополии, ограничение конкуренции на рынке услуг и, как следствие, ухудшение их качества (Одинцов М. Суд да дело // Секрет фирмы. 2010. № 9 (301)).

В качестве одного из аргументов указывается на закрытость адвокатских сообществ в некоторых регионах и невозможность получения адвокатского статуса без блата в адвокатуре или органах власти (Буробин В. Адвокатская монополия. За и против // «АГ». 2010. № 20). В ряде статей авторы открыто заявляют о своем нежелании вступать в «старинную уголовную адвокатуру» (Шестаков Е. Саморегулирование юристов против адвокатской монополии // Сайт РАПСИ). Адепты же адвокатской монополии апеллируют к целесообразности ограничения доступа к профессиональному оказанию правовой помощи лиц, не имеющих юридического образования (Савич А. Примирить непримиримое // «АГ». 2010. № 21), необходимости обеспечения контроля за качеством оказания юридических услуг и соблюдения этических норм лицами, оказывающими такие услуги внутри юридического сообщества, а также сохранения особого места адвокатуры в системе защиты прав и законных интересов граждан и организаций, обеспечивающего ей независимость от государственных органов или коммерческих интересов собственников юридических фирм.

В некоторых публикациях, как с одной, так и с другой стороны, уже описываются варианты проведения «кампаний» против оппонентов, изощренности которых позавидовали бы старики Шарнхорст и Гнейзенау (Никифоров И. Выбор в пользу адвоката должен сделать клиент // «АГ». 2011. № 19).

На мой взгляд, каждая из сторон права по-своему. Я согласен с тем, что отсутствие ограничений на представительство в судах для лиц, не имеющих юридического образования, является обстоятельством, отнюдь не улучшающим качество правовой помощи. В своей практике я и сам неоднократно встречал представителей сторон, познания в праве которых ограничивались просмотром сериала «Закон и порядок». Чаще всего это знакомые или родственники несчастной стороны, которые когда-то ранее судились и, с их слов, выиграли процесс или знают «все о судах получше всяких адвокатов». Согласен и с необходимостью обеспечения внутрицехового контроля за профессиональной пригодностью юристов и повышением их квалификации.

Однако большинство адептов той или иной стороны допускают схожую ошибку, ставя во главу своей позиции утверждение, что только принадлежностью к их цеху обусловлено качество оказания правовой помощи. И еще больше я не согласен с предложениями: «…нести в массы идею о том, что подлинная юридическая помощь оказывается только адвокатами, что только адвокатская профессия имеет гарантии, иммунитеты и только обращение к специалисту с адвокатской корочкой позволяет полноценно защитить права и интересы доверителей» (там же).

Рискуя навлечь на себя гнев обеих сторон, выскажу свое мнение: весь этот спор, больше похожий на перетягивание рвущегося лоскутного одеяла, от лукавого. За изощренным фехтованием адвокатских париков с портфелями «консалтеров» как-то в стороне остается самое главное – потребность клиента.
Ведь основным критерием правильности построения системы по оказанию правовой помощи является не столько удобство профессионалов, оказывающих правовые услуги, а прежде всего создание условий, обеспечивающих оказание максимально профессиональной помощи гражданам и организациям, обратившимся за такой помощью. Именно создание комфортных условий для клиента и гарантий качества оказания ему правовых услуг должны стать основной целью реформы рынка. И поэтому обеспечение надлежащей квалификации консультанта (при этом не важно – обладает ли он статусом адвоката или нет) – должна стать единственным мерилом возможности нахождения его на рынке правовых услуг.

Соответственно, единственным необходимым и достаточным условием оказания услуг клиенту должно быть именно соответствие необходимому уровню правовых знаний консультанта.
И в качестве механизма, обеспечивающего тот самый уровень, должны стать единые требования для доступа, как в адвокатское сообщество, так и в состав консалтеров. При этом совершенно неважно, кем будет являться поверенный – адвокатом или свободным юристом. Важно лишь одно – обеспечение единства подхода некого стороннего регулятора к соблюдению саморегулируемой организацией стандартов того самого минимума профессиональных знаний. И пусть эти саморегулируемые организации будут адвокатскими сообществами или уральской правовой палатой – лишь бы регулятором выступал независимый от них орган – Министерство юстиции РФ или кто-то еще, да хоть сам безжалостный Саурон!

От себя я скажу следующее: уберите ограничение для адвоката заниматься иной оплачиваемой деятельностью, создайте механизм, позволяющий разграничить предпринимательскую деятельность адвоката и его публично-правовую функцию, и я с удовольствием вступлю в ряды адвокатуры.

ЛуневАндрей ЛУНЁВ, управляющий партнер Princeps Consulting Group

«Давайте вместе поразмыслим, какие преграды можно поставить на пути нерадивых юристов, дабы не дать им возможность спокойно обманывать клиентов»

Каждый раз мы спрашиваем себя: пугает ли нас возможность установления адвокатской монополии? И каждый раз отвечаем – нет!

Что греха таить – всегда найдется способ избежать негативных последствий от введения того или иного запрета. Все мы отлично помним, как внешним консультантам, желающим соблюсти букву закона и выступить в суде, не будучи адвокатами, приходилось формально становиться работником клиента. Причем зачастую в процесс приходили не юристы, а работники отдела кадров, а бывало и такое, что охранники. Поэтому в очередной раз ограничить право стороны на защиту своих интересов путем сокращения круга лиц, имеющих возможность участвовать в процессах, – не лучший способ решить имеющиеся проблемы.

Ведь в свете новых веяний предлагается по сути один простой и решительный шаг – передать право оказания юридических услуг лицам, имеющим адвокатский статус. Ни больше, ни меньше. И это в условиях, когда даже адвокаты заявляют о необходимости реформы адвокатуры.

В связи с этим есть два возможных пути.

Первый – реформирование адвокатуры с изучением мнения юридического сообщества, а затем передача «новой адвокатуре» на откуп всего юридического бизнеса.

Второй – начало наведения порядка в сфере оказания юридических услуг без введения адвокатской монополии. В любом случае обязательно необходимо обратить внимание на качество юридического образования и количество высших учебных заведений, обучающих юристов. Благо работа в этом направлении уже началась (по крайней мере, на самом высшем уровне было заявлено о необходимости очень ответственно подойти к подготовке российских юристов и в разы снизить количество вузов, готовящих будущих адвокатов и судей).

Давайте вместе поразмыслим, какие преграды можно поставить на пути нерадивых юристов, дабы не дать им возможность спокойно обманывать клиентов.

Можно рассмотреть возврат к лицензированию юридической деятельности. К тому же вполне можно сделать лицензии по нескольким специализациям – раз уж говорится о необходимости контроля, пусть будет государственный контроль этой деятельности. Не хотите государственный контроль – пожалуйста: можно ввести институт саморегулируемых организаций юристов-профессионалов, которые будут вести свои списки членов, отвечать за их профпригодность и следить за качеством оказываемых услуг.

Если встает вопрос о качестве и способностях лиц, выступающих в судебных процессах – давайте введем институт аккредитации лиц при арбитражных судах (конечно, не по областям и республикам, а в целом по системе судов), при судах общей юрисдикции. Пусть даже статус адвоката дает такую аккредитацию автоматически – это тоже будет способствовать органичному увеличению количества лиц, состоящих в адвокатуре.

Относительно же адвокатуры – конечно, назрело решение о приведении норм закона в соответствие со здравым смыслом и существующей практикой: необходимо признать работу адвоката коммерческой деятельностью. Иначе получается нонсенс и лицемерие. Фактически адвокаты вполне сносно зарабатывают на жизнь, имеют в подчинении других юристов, но не могут эти отношения оформить в рамках закона. Даже эта мелочь показывает, насколько назрели реформы в адвокатуре.

***

Резюмируя сказанное, хотим отметить: мы поддерживаем идею регулирования доступа консультантов на рынок юридических услуг. Мы, как обычно, спокойно примем любое решение законодателя в этой области и скорректируем свою деятельность под требования новых правил игры. Мы выступаем лишь против регулирования данного рынка на основании лоббирования интересов уже существующих цехов. Может, в целях соблюдения беспристрастности поручим это сделать бригаде анестезиологов-реаниматологов? Консалтеры, соглашайтесь! У нас там много хороших знакомых.

Масштабные проекты

Адвокатская монополия

По каким меркам судить адвоката?

Повышение профессионализма или лишние затраты доверителя?

Реформа адвокатуры

Монополия адвокатов «за» и «против»

Боятся ли консультанты адвокатской монополии?

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

One thought on “Боятся ли консультанты адвокатской монополии?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.