Удовлетворению не подлежит

«Вопреки доводам жалобы, доказательства, на которых основан приговор суда, являются допустимыми, так как получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, на которые Вы ссылаетесь в надзорной жалобе, в соответствии со ст.88 УПК РФ в приговоре дана надлежащая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется. Из обжалуемого постановления судьи Московского городского суда видно, что приведенные в жалобе доводы проверены и правильно признаны несостоятельными. При таких обстоятельствах Ваша жалоба в защиту Мамаева С.Г. удовлетворению не подлежит».

Вчера мне пришло письмо, содержания которого приведено ниже. Случай не уникальный, но, к сожалению, обыденный, повседневный. Именно так отправляется правосудие в России изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. И не только в отдельно взятом городе, районе, а повсеместно на бескрайних просторах нашей Державы.

Суть дела такова.

Хочу рассказать о невинноосужденном, который зашел в магазин , принадлежащий гражданам Азербайджана и был осужден по статье 162, ч.4 п. б. Вряд ли ему удастся доказать свою непричастность, но хотя бы сократить срок… Чем помочь?

2 октября 2009 годa, житель Москвы, Сергей Мамаев, был задержан и обвинен в «групповом разбойном нападении», а затем осужден судьей Люблинкого районного суда г. Москвы Чугайновой на 10 лет строгого режима. Случилось это после того, как эксперт криминалист Крохина обнаружила сходство отпечатка снятого с терминала оплат в магазине, на улице Братиславская, 26, где два месяца назад было совершено нападение на работников этого магазина с отпечатком Мамаева из картотеки, попавший туда десять лет назад (Была погашенная условная судимость за хранение марихуаны).

В то же время Хозяин магазина, Курбан Заде Ариф Исмаил-оглы вспомнил о том, что в похищенном сейфе он спрятал крупную сумму денег (около 3-х млн. рублей) и дал показания следователю о том, что в 2008 году он взял кредит на расширение бизнеса и хранил у себя дома, но перед отпуском спрятал их в похищенный сейф.

По горячим следам следователем Ермаковой были сделаны запросы о преступниках, совершивших аналогичные преступления, но можно ли проводить аналогию между разбоем и хранением травы? Обвинив ни о чем не подозревающего Сергея в преступлении, следователь Рокотянский С. приступил к его поимке, но прежде обратился к потерпевшим, предъявив им фото «преступника», но, не разобравшись в тонкостях экспертизы, заявил, что найденный отпечаток был на сейфе. Потерпевший Алиев, гражданин Азербайджана, очень боялся. Он боялся потерять работу, попасть в тюрьму, потому, как у него четверо детей и больная мама, которая нуждается в его помощи, боялся, что его обвинят в инсценировке и еще, он боялся своих знакомых, трех кавказцев, которые грабили магазин. Об этом мне поведала другая потерпевшая, Марина. Алиеву необходимо было кого-нибудь обвинить.

Когда эксперт обнаружила чек оплаты за мобильный номер, Алиев заявил, что оплативший напал на него. Когда хозяин, возвратившийся из Азербайджана возмутился тем, что Марина не нажала на тревожную кнопку, Алиев тут же заявил, что это она виновата, это к ней приходил любовникю Ну а когда ему преподнесли версию с фото Мамаева, конечно же, он его сразу «опознал».

Потом была очная ставка, без законного опознания, но в присутствии адвоката, и тогда Алиев, от волнения все перепутал. Его ответы «не понравились» следователю и тот пригласил Алиева на допрос и спросил, почему он изменил свои показания? Страх покинул Алиева и он признался, что адвокат запутал его вопросами, а переводчик неправильно переводил. Кроме, как на очную ставку, Алиев больше ни разу не просил переводчика, так как прекрасно владеет русским языком и понимает все без переводчика.

На очной ставке Сергей объяснил, что видел Алиева, когда, около 10 -ти вечера, заходил в магазин, тот продавал ему воду и сигареты, на что Алиев возразил, что он грузчик и ничего в магазине не продает, этим занимается Марина. Но Марины не было, когда Сергей с приятелем заходили в магазин, у прилавка стоял Алиев!
Что касается второй потерпевшей Докучаевой М.В.

С Докучаевой проводились следственные действия, материал о которых находится в деле:
1. Объяснение, в день происшествия, где никаких показаний о внешних признаках Мамаева НЕТ.
2. С её слов составлен фото композиционный портрет нападавшего и это НЕ Мамаев, а мужчина, имеющий выраженную кавказскую внешность.
3. На опознании Мамаева по фотографии Докучаева НЕ опознала.
4. В суде она заявила, что Мамаева видит впервые и, среди нападавших мужчин, его НЕ было.

В материалах дела НЕТ НИ ОДНОГО документа, в котором показания Докучаевой подтверждают участие Мамаева в нападении на неё и Алиева.

Докучаева повестку в суд на первое заседание не получала. По телефону она мне объяснила, что ей звонил следователь Рокотянский и сказал, что ей приезжать в суд не надо.

На второе заседание она тоже не приехала – заболела и появилась только на третьем заседании, сменив к тому времени номер телефона. Она постоянно находилась в окружении своих бывших работодателей Алиева Юсуфа и Курбан Зады Ариф Исмаил оглы.

Нападение на магазин произошло в 1 час ночи. Сергей вместе с женой и приятелем, в это время был уже за территорией МКАД в гипермаркете РЕАЛ, где повсюду установлены камеры видео наблюдения. Ни следователь, ни адвокат, не потрудились сделать запрос с камер, чтобы убедиться в правдивости слов Сергея, его жены и приятеля, хотя информация в данном магазине хранится не менее шести месяцев. 100% алиби было помехой для «раскрытия» висяка.

В суде принимались лживые показания Алиева, поддельные подписи «карманных» понятых отказ в допросе важного свидетеля, придуманная следователем версия об отпечатке с сейфа и отказ Сергею и его адвокату на всех инстанциях в просьбе использования детектора лжи.

Начальник ЭКЦ ЮВАО Лукин И. во время предварительного следствия был удивлен, почему при таких противоречивых показаниях следователь не обратился к нему с ходатайством проверки на полиграфе?

Невинный человек, с добродушным, мягким характером, не способный не то, чтобы ударить незнакомого человека, но даже голос повысить никогда себе не позволял, осужден на 10 лет строгого режима, третий год за решеткой ради очередной галочки в раскрываемости преступлений. Подскажите, что делать, как спасти невинную душу? Раскаяться в том чего не делал? Взять на себя чужую вину, чтобы получить возможность сократить себе срок? Я никого не обвиняю в происшедшем, я хочу только правды и справедливости. Отпечаток руки Мамаева был снят экспертом с терминала оплат. Два других отпечатка, переданных в ЭКЦ ЮВАО оказались непригодны для расшифровки и один из них был снят с сейфа. Почему, в приговоре, судья объявляет, что подтверждают вину отпечатки на сейфе?

Цепочка, вначале мелких незначительных ошибок, а затем подтасовка привели к тому, что один отпечаток левой руки на терминале превратился в «следы рук на сейфе и терминале». После такой «улики» все показания свидетелей становятся ничтожными. Привожу выдержки из приговора с моими комментариями:
«В период, предшествующий 00ч 40 мин. 11 августа 2009 года, точное время и место следствием не установлено, он вступил с неустановленными следствием лицами в преступный сговор, направленный на совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества…»

Мамаев 9-го октября подробно описал все свои встречи, передвижения, описал, с кем созванивался и где находился в период времени с 9-го по 11-е августа 2009 года, а 12-го октября следователь получил распечатки детализации звонков с его мобильных номеров, а так же с номеров свидетелей Цыганкова, и с номера, указанного в чеке, оставленном у терминала. И что же выясняется?

Все показания подтвердились и номерами абонентов и местами нахождения Сергея и его окружения, но с номером из чека ни одного соединения нет! Из детализации звонков, где последний звонок в районе Братиславской сделан Сергеем в 23ч13мин, следующий звонок — в 02ч57мин произведен в пос. Томилино, где он жил с женой и дочерью.Свидетель Цыганков, который находился вместе с Мамаевым получил смс-рассылку в 23ч33мин и больше мобильные соединения с его телефона не зафиксированы.

На аналогичный вопрос адвоката в суде, прокурор заявила, что из детализации звонков нет подтверждения того, что Мамаев не был на месте преступления, значит был!

Так кто же эти таинственные «неустановленные следствием лица»?
Сергей, находясь в следственном изоляторе, не мог получить информацию с мобильных соединений до окончания предварительного следствия, и это значит, что его показания правдивы! Допросили потерпевшего Алиева впервые только после того, как появились результаты из ЭКЦ, то есть не 10 августа, а 25 сентября? А куда же исчез протокол допроса от 10.08.09 г.? Сохранились только объяснения, которые к делу пришили, но в суде не принимались, а ведь там показания Алиева существенно отличаются от всех последующих.

В приговоре судья Чугайнова ссылается на два заключения экспертов. В одном из них указано на то, что из трех отпечатков, изъятых с места происшествия, пригоден к идентификации только один, размером 24×51 мм и второе, о том, что этот отпечаток оставлен зоной гипотенар левой руки Мамаева Сергея.Кроме этих двух заключений была еще одна важная улика, о которой в приговоре не упоминается!
Это лист с такой информацией: иллюстрационная таблица к заключению эксперта №5421 от 03.10.2009 г. уголовное дело №145193.

Далее следует фото конверта с обеих сторон.
На правой стороне конверта сопроводительная надпись:
Изъято 2 отрезка д/п со следами рук с терминала по факту разбоя по адресу: ул. Братиславская, дом 26,
потерпевший Мугалов Ф.С., СО Ермакова, эксперт Остапенко А.А. 11.08.09г. Понятые: 1, 2.

Под конвертом масштабная линейка. Ниже следует надпись: Иллюстрация №1. Общий вид упаковки №1, представленной на экспертизу. Ниже – фото двух отрезков дактилопленки, расположенных над одной масштабной линейкой.
Ниже надпись: Иллюстрация №2. Следы рук, перекопированные на отрезки дактилопленки наибольшим размером 24×51мм, 41×55 мм, представленные на экспертизу.

Копию этого листа представлю. Если сопоставить заключения экспертов, откуда следует, что отрезок со следом руки размером 24×51 принадлежит Мамаеву Сергею с надписями на листе, то видно, что этот след оставлен на терминале. Терминал оплат находится в торговом зале и доступ к нему в часы работы магазина открыт для всех. А вот вывод судьи: «При этом суд отмечает, что данный след перекопирован с «сейфа», обнаруженного на месте преступления, что так же опровергает показания подсудимого о том, что он в магазине подходил только к терминалу.» Почему судья сделала такой вывод? О каком заключении эксперта идет речь, если из трех изъятых с места происшествия отпечатков, два оказались непригодны для идентификации человека? Обвинение построено на отпечатке и опознании Алиевым, из них отпечаток, вопреки заявлению судьи в приговоре снят с терминала, Все прочее может подтвердить лишь факт события, но никак не вину Сергея.

Вот выдержка из отказа в рассмотрении надзорной жалобы адвоката председателем Мосгорсуда Егоровой О.А от 14 ноября 2011 г. № 4у-8953: «Вопреки доводам жалобы, доказательства, на которых основан приговор суда, являются допустимыми, так как получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, на которые Вы ссылаетесь в надзорной жалобе, в соответствии со ст.88 УПК РФ в приговоре дана надлежащая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется. Из обжалуемого постановления судьи Московского городского суда видно, что приведенные в жалобе доводы проверены и правильно признаны несостоятельными. При таких обстоятельствах Ваша жалоба в защиту Мамаева С.Г. удовлетворению не подлежит».

На жалобу Сергея председателю Мосгорсуда 19 декабря 2011 года на сайте появилось постановление об отказе в удовлетворении , но ответ был за подписью судьи Задорожной. По какому праву судья рассматривает жалобу, адресованную предсендателю, не понятно, к тому же в ответе нет вразумительного подтверждения вины, только переписывание предыдущих решений, в частности, нет ответа на заявление Мамаева о том, что отпечаток его руки был найден на терминале оплат в торговом зале, а не на сейфе в служебном помещении. Холодное равнодушие к судьбе невинного человека поражает до глубины души.

Сергей Мамаев, 1978 г.р был этапирован в Нижегородскую область и теперь отбывает срок в поселке Шерстки, Тоншаевского района, ФКУ ИК-12, 3 отряд, индекс 606625. 30 декабря ему исполнится 33 года. В заключении он может пробыть по приговору суда еще не полных восемь лет. К тому времени ему уже будет 41, а его дочери – 19. Девятилетняя девочка, на глазах которой , прямо у здания школы одели наручники на её отца, все еще надеется, что папу отпустят и страшно представить, что ждет её в будущем. Любая анкета, в которой указано, что близкий родственник находится, или был в заключение, делает тебя изгоем. Вот такая история.

С уважением, Тимофеева Н.В.

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

5 thoughts on “Удовлетворению не подлежит

  1. тут и адвокат , и судья оба хороши никто не пожелал нормально исполнять свои должностные обязанности

  2. Где-то встречал такую цифру — половина осужденных сидят «за того парня»… По делу Чикатило — расстреляли троих или четверых пока поймали настоящего маньяка… Следственно-судебная система — из инструмента охраны законопослушных граждан от преступных посягательств превратилась в Молоха пожирающего их…

  3. Да уж… противно от того, что эта история действительно распространенная. Таких покалеченных судеб по всей стране очень много

  4. Спасибо, Алексей за коментарий!
    Вы правы — именно так решаются судьбы ни в чем не повинных людей, которые по какой-то причине попали под раздачу. Что удивляет, так это то, что текст обвинения составляет, обычно, следователь. Переписывает его прокурор, затем судья первой инстанции, потом второй , за тем надзор, председатель, даже не вникая в суть события. Преследуется только одна цель — оставить обвинительное заключение без изменений.
    Предлагаю составить список невинно осужденных с краткой историей и именами участников процесса. Пусть страна знает своих героев.

    К сожалению, я не юрист и была далека от криминала и судебной системы, но теперь коснувшись раз этой темы, вижу, что много ошибок совершено в оправдательном процессе. Обращались не к тем адвокатам, не рискнули откупить от «правосудия» и вот результат — 10 лет строгого режима человеку, который к данному преступлению не имеет никакого отношения.
    Полиция занята выполнением плана, изготовлением фальшивых раскрытий и посадок невинных, а кто же будет искать и сажать настоящих преступников?
    Много ли в нашей стране настоящих честных адвокатов, которые отказываются оправдывать преступников даже за высокое вознаграждение?
    Есть конечно, и такие, но где их найти?

    1. Нина, не могу согласиться с последней вашей фразой. У нас судьи отказываются оправдывать, даже если человек невиновен. Адвокат не уполномочен кого-либо оправдывать или признавать виновным. Задача адвоката оказать своему доверителю, попавшему в труднейшую жизненную ситуацию, помощь в осуществлении его конституционного права на защиту. Адвокат не вершитель судеб, адвокат защитник от «правосудия».

      С Уважением к Вам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.