Анатомия коррупции. Часть 5

Начало здесь. Ответьте, какой регион в РФ самый богатый? Конечно, Москва — скажете вы хором — из столичного бюджета на одного жителя приходится 100 тыс. руб. Если же, например, сравнить бюджеты субъектов федерации по уровню безвозмездных субвенций из федерального бюджета на одного жителя, то самый богатый регион — Чеченская республика. Федеральный центр платит ей дань из расчета 48 тыс. руб. в год на одного жителя при среднем по РФ показателе субвенций в 5 тыс. руб. Но тут вопросов нет, такому продвинутому коррупционеру, как  «царь зверей» Кадыров, можно доверить такое бабло — он освоит и откатит. Всего же бюджетное обеспечение одного чеченца находится на уровне 54 тыс. руб. в год.

ХМАО — не дотационный регион, это самый главный донор страны, где налогов собирается больше, чем в самой Москве, там на одного жителя приходится порядка  67 тыс. руб. в год из окружного бюджета, а если считать совокупный бюджет региона, то обеспеченность на одного жителя будет такой же, как в столице — около 100 тыс. руб. на душу.
Но нам интересен, главным образом, вопрос распределения бюджета, ибо средние показатели совсем не показательны. Вот, скажем, в 2003 г. капитальных вложений из бюджета Югры в расчете на одного жителя окружной столицы — Ханты-Мансийска -приходится 144 тыс. руб., на жителя Сургута — 4 тыс. руб., Нефтеюганска — 2 тыс. руб. Сразу понятно, где происходит главный региональный баблоотмыв.  Но даже самые депрессивные районы в баблоотмыве участвуют очень активно. Один из наиболее чмошных югорских муниципалитетов — Кондинский район. Все его население — 34 тыс. чел., обитающих в нескольких таежных деревнях и поселках. Но поселки — это те же самые убогие деревни. Рабочими поселками они являлись при советской власти, когда в них действовали предприятия, в основном лесопромышленного сектора. Ныне же практически все леспромхозы и деревообрабатывающие предприятия успешно разворованы, и население люмпинизорвано.  Исправно функционируют, как водится, только предприятия, связанные с добычей и транспортировкой нефти
Так вот, бюджету этого задрипаного района позавидует иной региональный центр — 2,5 млрд. руб. Спрашивается, зачем району нужен такой мега-бюджет? Проблем ЖКХ в нем практически нет — население живет по большей части в избушках, топит печи дровами, воду черпает из колодцев. Проблем с жильем тоже почти не наблюдается — кому надо, тот сам себе домишко строит и про ипотеку не заикается. Но власть находит статьи расхода и, судя по нищите, в которой пребывает основная масса аборигенов, денежки идут не на удовлетворение их насущных нужд. Какой там коэффициент отмыва бюджетных средств, я точно не скажу, но явно не менее 70-80%. В противном случае не понятно, зачем правительство округа столь щедро накачивает субвенциями бюджет Кондинского района.
Теперь познакомимся с главой района — Витей Редикульцевым  (кличка «Редька»), активным коррупционером. Да, забыл рассказать: коррупционеры, как и гомосеки, бывают пассивные и активные. Пассивные  просто исполняют указания свыше, не пытаются тянуть одеяло на себя, не создают особых проблем вышестоящему звену коррумпированной власти, но и не являются для нее надежной опорой. Пассивные коррупционеры трусливы, слабовольны, безынициативны и туповаты. Активные же умны (т. е. хитрожопые, а не в том смысле, что интеллектуалы), агрессивны, креативны и ненасытны. Они хорошие организаторы, и потому баблоотмыв умеют организовать просто блестяще без каких-либо подсказок и помощи со стороны. Активные коррупционеры очень властолюбивы и при всяком удобном случае пытаются перепрыгнуть на более высокую ветку. Активные коррупционеры не отличаются преданностью своему клану. Свой клан для них — это не тот клан, которому они служат, а тот клан, которым они руководят. Эффективность активных коррупционеров выше, но их трудно контролировать, они постоянно норовят выйи из-под контроля, урвать себе больше, чем положено.
Редикульцев — яркий пример активного коррупционера с уголовными замашками. Его сам губернатор Филиппенко ценил. Тем более, что он приходился то ли ему родственником, то ли родственником какому-то высокопоставленного губернаторского прихвостню. Короче, в доску свой пацан. Но держать этого активиста надо на коротком поводке, а лучше сразу на двух поводках. Если на других мэров заводили уголовное дело по какому-нибудь пустяку, то «Редьку» обложили серьезно, вменяя ему по четырем статьям УК превышение, хищения и «нецелевуху» на десятки миллионов рублей. Только по одному эпизоду, например, он незаконно оказал из бюджета «безвозмездную помощь» родному вузу в размере 750 тыс. руб. Охрененно щедрый меценат, этот «Редька»! Оформлялось все это, разумеется, благопристойно, как плата района за подготовку кадров для сельских школ. Кстати, и школы там при «Редьке» строили такие, что глаза на лоб лезут —  в деревне на 200 дворов, где живет 300 пенсионеров, школа на 400 учеников. Как шутят местные, в такую школу можно переселить все население деревни вместе с домашней скотиной.
Себя, любимомго, он, разумеется, никогда не забывал — жил в хоромах, которые числились на балансе муниципалитета, как гостиница, так что ему даже на коммунальные расходы тратиться не приходилось. Прислуга содержалась так же за счет казны. Имел он и личную охрану — аж целых 11 мордоворотов. Кстати, службы безопасности для охраны мэров были созданы во всех муниципалитетах по инициативе губернатора Филиппенко. Чтобы в бюджете появилась еще одна статья расходов. Ну, про дачи, недвижимость в Москве, шикарные служебные тачки и прочие атрибуты успеха я даже говорить не буду. Скажу только, что не всякий губернатор имел такой шикарный антураж, как этот таежный паханчик. Если в большом городе мэр — фигура загадочная и медийно-виртуальная, то здесь, в деревне, все на виду, включая главу района. Его художества были во всех подробностях известны не только прокуратуре, но и, так сказать, широкой общественности. И всенародной любви «Редька» своими деяниями, разумеется, не сыскал.
И вот приближаются очередные, кажется, третьи для него выборы. И тут разворачивается очень наглядный спектакль. Одной своей рукой вышестоящая коррупционная инстанция перевела Редикульцева из статуса вечно подследственного в подсудимые, а другой… О, это надо было видеть! В в 6-часовом выпуске новостей окружной прокурор, сурово супя брови, гневно говорил о борьбе с коррупцией и подробно расписывал, как и сколько украл Редикульцев из районной казны. В конце своего высупления он с удовлетворением отмечал, что дело передано в суд и теперь, наконец, законность восторжествует. А в 8-часовом выпуске лично губернатор обратился к избирателям Кондинского района с призывом поддержать лучшего из глав района ХМАО, прекрасного хозяйственника, мудрого, честного и чуткого руководителя, наконец, просто хорошего парня Редикульцева Виктора Федоровича.
Думаете, это абсурд? Несогласованность действий различных ветвей власти? Сбой в системе? Нет, ничего подобного! Это четкий посыл «Редьке»: ты, чувак, остаешься в обойме, но откатывать теперь должен еще больше, иначе… Что может быть иначе, ему намекнули в 6-часовом новостном блоке. Был бы «Редька» пассивным коррупционером, никакого уголовного дела вообще бы не понадобилось, тем более не надо было доводить его до суда, да еще во время избирательной кампании.
Выборы Редикульцев, разумеется, выиграл, хотя для этого ментам пришлось устраивать облавы на алкоголиков (в деревнях-то кто не пьет в воскресенье?)и свозить их в воронках и автобусах на избирательные участки. Быдлокторат района счел, что хоть «Редька» и уголовный сукин сын, зато свой в доску сукин сын и никакого другого сукина сына ему не надо. Правда, после своей триумфальный победы «Редька» угодил на нары, потому что оборзел настолько, что прямо во время судебного заседания открыто предложил судье взятку. Ну, это даже для ХМАО несколько чересчур — при свидетелях и прокуроре совершать преступление в зале суда. Пришлось его брать под стражу. Но отсидел он недолго — месяцев восемь. Потом его суд оправдал по всем статьям. Как? Да очень просто — прокурор решил отказаться от обвинения. Дескать, вопросы к подсудимому снимаются. Ну а раз вопросов нет, то на нет и суда нет. Вышел «Редька» на свободу и успешно пилит бюджет до сих пор.
Подобным образом завершились истории с уголовным преследованием главы Октябрьского района Киприяновым и мэра города Пыть-Ях Весниным. Веснин вообще пошел на повышение в окружное правительство —  назначен руководителем службы жилищного контроля и строительного надзора.  ага, это типа как бы лису поставили сторожить курятник. «Жестоко пострадал» бывший мэр Урая Саня Петров — он получил два года… нет, не лишения свободы и даже не два года условно, ему решением суда  запрещено целых два года занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления. С «Лукойлом» у него отношения не сложились. Это можно понять, потому что на выборах он победил лукойловского ставленника. И ведь было у него целых четыре года, чтоб загладить свою вину перед корпорацией, да, говорят, он о себе много возомнил. Вот и поплатился.
Глава Нефтеюганска Витька Ткачев получил люлей и того более — четыре года условно за нанесение муниципалитету ущерба в размере 10 млн. руб. Бывший глава Нефтеюганского района Александр Клепиков осужден на пять лет условно за то что слямзил 35 млн. руб. Вот ведь смешно: знал я паренька, который по пьянке набил морду своему собутыльнику. Так его посадили на полтора года за кражу шапки. Правда, он уверяет, что никакой шапки не крал, просто после того, как дал по башке потерпевшему, тот улетел в сугроб, а выполз оттуда уже без шапки. Смешно здесь следующее: потепревший представил чек из магазина, согласно которому шапка стоила 2540 руб., а в то время считалось, что нанесение ущерба свыше 2500 руб. следует квалифицировать именно как кражу, а не мелкое воровство, и потому обвинение настаивало на лишении свободы без всяких условностей. А тут, понимаешь, 35 лимонов спиздил — и на тебе срок условно.
Спрашивается, зачем прокуратура и суд так жалеют воров, которых все равно списали из номенклатуры? Те же Ткачев и Клепиков, как считаются, поплатились за связь с «Юкосом». Большинство уверено, что столь мягкие приговоры обусловлены опасением, что осужденные, получив реальные срока, начнут из мести сдавать своих подельников. Но это чушь. Я не знаю ни единого человека, оказавшегося за решеткой, который бы желал усугубить свое положение ради мести. Да и сдать они могут разве что своих подчиненных, но не начальников. Нарочито мягкие приговоры укравшим десятки и сотни миллионов — это послание тем коррупционерам, которые еще на свободе: дескать, не бойтесь, ребята, даже в самом худшем случае вам по какому-нибудь пустяшному эпизоду дадут условный срок.
Многие нездоровые на голову фанаты демократии отчего-то уверены, что ротация власти на плановых выборах (типа свободных и честных) — вот верная преграда коррупции. Дескать, новоизбранный губернатор хотя бы для того, чтобы расчистить места для своих близких, вынужден будет инициировать уголовное преследование особо отличившихся коррупционеров — хоть таким образом, но будет беспредел пресекаться. Но это в теории. На практике действуют два базовых принципа коррупции — преемственность распила и презумпция безнаказанности. Первый принцип означает, что смена проворовавшегося начальника на нового не означает прекращения воровства, ибо система многоуровневого расхищения бюджета выстроена так, что даже волей первого руководителя не может быть остановлена. То есть новый босс либо должен получить свою долю и радоваться жизни (собственно, за этим во власть и идут), либо не мешать функционированию налаженного баблоотмывочного конвейера.
Да, и такое бывает, когда на должности первого руководителя ведомства сидит на окладе какой-нибудь уважаемый пенсионер, которому нет ни до чего дела, а весь отмыв-распил осуществляется без его участия. Это очень удобная маскировка в некоторых случаях. Одному моему знакомому летчику, Герою России однажды предложили пост руководителя департамента в областном правительстве с окладом в 160 тыс. руб, но с условием, что он будет появляться на работе только для того, чтобы получить зарплату или почетную грамоту от губернатора за трудовые успехи. У кого же поднимется рука обвинить в воровстве уважаемого и заслуженного человека? Он, правда, сообразил, что к чему и отказался. Но далеко не все отказываются…
Принцип презумпции безнаказанности более любопытен. Вот, скажем, бывший югорский зиц-губернатор Саня Филиппенко (кличка «Папа Фил»), как уверены большинство жителей региона, сам лично никогда не воровал. Может, лично и не воровал, для этого у него были сотни профессиональных ворюг. За 20 лет у власти Филиппенко выстроил такую вертикаль власти, где случайных людей нет и рука руку моет. Но вот в 2010 г. Филиппенко выпнули с насиженного кресла и вместо нее зиц-президент Медведев назначил Комариху, о чем я уже ранее писал с максимальным цинизмом. Казалось бы, Комарихе сам бог велел образцово-показательно зачистить югорскую элиту от откровенного ворья. Этим она бы сразу убила двух зайцев — во-первых, приобрела бы громадную популярность в народе, во-вторых, освободила бы места для лично преданных ей лиц. Бояться ей, пришлой тетке, имеющей мощную кремлевскую крышу, совершенно нечего. Ведь ей даже отомстить обиженные коррупционеры не смогут — она из Госдумы пришла, в местных делах совершенно не замешана.
Но, разумеется, ничего подобного не произошло. Точно так же НИКТО из подельников Лужкова не пострадал после краха «Кепки». Пришла на Москву «новая метла» Собянин, и надо по законам жанра хотя бы пару стрелочников найти и показательно их высечь под радостные вопли электората. Уж в столице-то поводов для расправ можно найти бесчисленное множество. Ну, хотя бы десяток громких отставок… Но вместо этого тишина. Думаете, Собянин так уж нуждается в старых лужковских, причем враждебных ему кадрах, или Комарова не сможет распилить бюджет без помощи «Редьки» и прочей шантрапы? Да уж у нее-то на Ямале такой опыт распила наработан, что она еще мастер-класс по распиздингу и оффшорингу даст. А многих местных хапуг она просто на дух не переносит. И, опять же, надо места освобождать для своих ямальских дружков.
Нет, дело тут совершенно в другом: всякий коррупционер должен быть абсолютно уверен в том, что даже смена губернатора не повлечет для него никаких санкций. А то ведь они воровать будут бояться! Дескать, сегодня губернатор Комарова, а завтра она уйдет на повышение в федеральное правительство, вместо нее придет новый варяг и покарает всех неугодных. В такой атмосфере откат в пользу Ханты-Мансийска существенно оскудеет. Коррупционерам муниципального звена нужны четкие гарантии, что их не попользуют в качестве одноразового изделия. Иначе они просто начнут саботировать коррупционную работу (воровать-то не перестанут, а откат зажмут). И даже массовая замена их новыми людьми ничего не даст, потому что они точно так же будут саботировать откат, не имея гарантий своей безопасности. Ведь в иерархии коррупции не только нижестоящие зависят от боссов, но и первые руководители зависимы от благорасположения своих подчиненных. Коррупция функционирует только при наличии консенсуса между всеми этажами «пилильщиков».
Что сегодня мы наблюдаем в Югре? «Редька» все так же правит Кондинским паханатом. Проверенный в деле, прошедший через судебные горнила экс-мэр Веснин работает в правительстве. А, например, городом Нягань рулит уголовно-подследственный даже не мэр, а бывший мэр Саня Рыженков (кличка «Рыжий»). По истечении срока своих полномочий он сложил с себя обязанности главы города, но продолжает разгуливать по администрации города, как у себя дома, пользоваться служебным транспортом и т.д. Но самое главное, все дела в свете приближающихся выборов в окружном центре разруливает лично «Рыжий». Поскольку список кандидатов от ЕР формирует он, то в случае неминуемой победы партии власти в думе у «Рыжего» будет большинство, а это большинство вновь назначит его главой муниципалитета. И в округе старательно не замечают рыженковского шлейфа уголовных дел. Ну, пусть даже из-за того, что ЕР в городе возглавляет подследственный, едерасты получат на 5% меньше голосов, чем могли бы. Да пусть даже они вообще прорсрут выборы. Смысл этого спектакля в ином: новый губернатор дает четкий посыл всем нижестоящим коррупционерам: «Я точно так же, как «Папа Фил» буду прикрывать ваши задницы, а вы должны точно так же будете откатывать  и отмывать, отмывать и откатывать. И тогда все останется по-прежнему». Преемственность и безнаказанность, одним словом.
Но по-прежнему, как при добром «Папе Филе», уже не будет. Комарова решительно ликвидировала выборность глав муниципалитетов. Теперь глава города или района выбирается местными депутатами из состава думы, а исполнительный орган возглавляет назначенный менеджер, на которого и ложится обязанность грамотно распилить бюджет. Так вот, назначенного менеджера можно в любой момент сместить (контракт дает для этого массу возможностей). Следовательно, у муниципальных князьков, всех этих «Рыжих» и «Редек» теперь гораздо больше зависимость от окружных властей. Это минус. Но есть и плюс — на мнение населения им теперь абсолютно насрать, особенно в свете грядущих реформ избирательной системы, когда депутаты местных представительских органов будут избираться по пропорциональной или смешанной системе. Самого распоследнего пидораса можно легко протащить в думу, а там и на место главы муниципалитета по едерастическим спискам. Для этого надо лишь старательно удовлетворять Мамку Комариху.

Алексей Кунгуров

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Анатомия коррупции. Часть 5: 4 комментария


  1. «преемственность распила и презумпция безнаказанности,»- отточенная формулировка!


  2. Достала вашва тема уже….эта анатомия коррупции. придумайте чего нибудь другое


    1. Получателей бабла может и достала. Написано интересно. Но как бороться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.