Защитник или представитель?

Роль и функции адвоката

(Начало здесь)

Обобщая данные исследования, можно выявить два образа профессии адвоката, два разнонаправленных представления о его роли и, соответственно, функциях: адвокат как защитник (а защищать, естественно, можно и нужно только пострадавших) и адвокат как посредник. Особенно ярко и детально эти образы выявились на фокус-группах.

Одни участники групповых дискуссий, излагая свои представления о данной профессии, говорят главным образом о роли адвоката в уголовных процессах и о его задаче добиться оправдания обвиняемого (некоторые прямо подчеркивают – «несправедливо обвиненного»).

«В основном с криминалом связано. То есть если слышишь слово «адвокат» – первым делом ассоциация с уголовщиной» (ДФГ, Новосибирск).

«Адвокат – это защитник несправедливо обвиненных» (ДФГ, Самара).

«Участник: Ну, адвокат должен как бы справедливость соблюдать. <…> Защищать – это один вопрос, а он же здесь за справедливость борется. Модератор: За какую справедливость? Что значит – за справедливость борется?

Участник: Ну, если человека несправедливо судят, адвокат должен его выручать из этой ситуации. Охранять права человека» (ДФГ, Москва).

«1-я участница: Он [адвокат] очень должен понять, в чем этот человек виноват или, наоборот, не виноват, и помочь ему <выпутаться> из того или другого положения. Потому что человека осуждают – ему должны будут, допустим, вот срок назначить какой-то, и вот адвокат – именно его защитник, он должен все это взвесить и понять, в чем тут корень зла-то, виноват этот человек или…

Модератор: Скажите, это действительно дело адвоката: разбираться – виноват человек или не виноват? Или это не его задача?

2-й участник: Ну как, это его прямая задача.

1-я участница: А для чего он тогда берется за дело?» (ДФГ, Москва).

Обратим внимание: в рамках такого представления об адвокате последний наделяется правом еще до заседания суда выносить собственный вердикт о действительной виновности или невиновности человека. Более того, принятие такого решения считается частью его непреложных обязанностей, одним из этапов работы с клиентом.

Другие респонденты вспоминают, что адвокаты должны не только добиваться снятия обвинения, но и следить за соблюдением прав своего подзащитного, что они работают в том числе по гражданским искам, могут не только выступать в суде, но и консультировать по правовым вопросам.

«Кроме знания законов, в процессе следствия адвокат наблюдает за тем, чтобы эти законы исполнялись относительно его подзащитного, поскольку у нас зачастую права граждан нарушаются изначально, еще до суда. <…> Также в обязанности адвоката входит консультация граждан, которые обращаются, столкнувшись с несправедливостью в обычной жизни. Что они могут предпринять для своей защиты, для восстановления справедливости» (ДФГ, Новосибирск).

«Очень много сейчас вопросов, ну, насущных, будем считать… как квартирные, семейные отношения, отношения на работе – их фактически можно решить только через адвоката, через суд, естественно. Не каждый в состоянии свои интересы защищать лично. <…> Это нужен именно профессионал» (ДФГ, Самара).

С этой точки зрения адвокат выступает не орудием правосудия, а посредником между человеком и судебной системой, представителем интересов клиента (судить о «благородности» которого адвокат не вправе).

«Я считаю, что этот человек [адвокат] – помощник, посредник. Представитель в суде, с каждым человеком» (ДФГ, Самара).

«<Адвокат> представляет мои интересы в органах правосудия и отстаивает мою точку зрения вне зависимости от того, правильная она или неправильная» (ДФГ, Самара).

Позволим себе привести пространное, но довольно нетривиальное рассуждение одного из участников дискуссии, разделяющего представление об адвокате как посреднике. По его мнению, адвокат помогает гражданину защитить себя перед государством и потребность в адвокатах возникает только тогда и постольку, когда и поскольку государство снимает с себя патерналистские функции прямой опеки. Посему, считает этот респондент, адвокат должен в определенной мере уподобляться служителю церкви – помогающему и праведникам, и грешникам и отвечающему только перед Богом.

«…Вообще-то <адвокат> – посредник между государством со всей его машиной – иногда жестокой, иногда заботящейся о нем, иногда ласковой – и человечком. <…> Как церковь отделена от государства, так вроде бы адвокатура тоже должна быть отделена. Ведь никто же не имеет права сказать адвокату: не защищай, пусть его посадят. Поэтому хотелось бы, конечно, видеть его в роли того же самого батюшки, который только перед Богом в ответе… Потому что 15 лет государство, которое я застал, оно знало, сколько мне нужно колбасы, хозяйственного мыла и прочее… Все было рассчитано. И государство на себя эти обязанности брало: не надо тебе защищаться, я тебя буду защищать. И если ты чего-то нарушишь, я тебя само накажу так, чтобы неповадно было. Адвокат был нужен только для того, чтобы подписать обвинительное заключение, – и все, на этом закончим» (ДФГ, Самара).

Двум образам профессии адвоката соответствуют два подхода к оценке адвокатской практики.

Одни смотрят на работу адвокатов с точки зрения того, насколько она способствует приумножению добра в мире и установлению справедливости – то есть защите добропорядочных граждан и наказанию негодяев.

«Нет, ну конечно, положительное <отношение к адвокатам>. Потому что вроде как адвокат, прежде всего, несет добро, он защитник» (ДФГ, Новосибирск).

«Доброе дело людям делают. Это разве не доброе дело, если защищает человека?» (ДФГ, Москва).

«Я как бы двояко <отношусь к адвокатам>. С одной стороны, он ищет что-то хорошее в преступнике. <Но с другой,> это плохой человек: он [преступник] идет против общества – и он [адвокат] все равно защищает его» (ДФГ, Новосибирск).

По мнению других, адвокат – это просто человек, который делает свою работу, и к его работе неприменимы категории общесоциальной морали.

«Я всегда за адвокатов, только за. Никаких против. А почему? Адвокат – это просто человек, который делает свою работу. Какое может быть к нему отношение вообще дурное? Почему? С какой стати?» (ДФГ, Новосибирск). «Так он же негодяев защищает кругом – какое же доброе дело? Вон в Беслане – что же, доброе дело делает? Здесь не должно быть категорий добра и зла» (ДФГ, Москва).

Вовк Е.

http://socreal.fom.ru

Продолжение темы здесь

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.