Нужно ли защищать виновного?

«Адвокаты дьявола»

(Начало здесь)

Соображения, согласно которым респонденты приписывают адвокату долг защищать любого подследственного или же только тех, кого он считает обвиненными несправедливо, в целом предсказуемы и сходны с рассмотренными выше. Поэтому приведем только один прозвучавший на фокус-группе диалог, участник которого доказывает, что профессиональная этика адвоката (как, впрочем, и этика многих других профессий) не подразумевает каких-либо различений между преступниками и добропорядочными гражданами, – диалог пространный, но яркий и безусловно заслуживающий внимания.

«1-я участница: Мне кажется, что врач обязан лечить больного, даже если тот убийца, насильник, гад… Так же и адвокаты…

Модератор: А как же совесть?

2-й участник: А какая совесть? Профессия вне совести, все нормально. Нет, но здесь же нет добра и зла. Это абсолютно нормально, ты не должен полагаться на какие-то чувства и все прочее, руководствоваться совестью.

Модератор: А как же общечеловеческая этика?

2-й участник: Какая этика, о чем вы, какое такое зло? Тебе важно защитить человека любым способом, вот и все.

Модератор: А если он мерзавец?

2-й участник: Какая тебе разница?

1-я участница: Это не тебе решать – мерзавец он или нет.

2-й участник: Мерзавец – решает суд. Он прекрасный, душевный человек, даже если он тебе рассказал, что до этого он убил 50 человек, – он пошутил.

Ты должен сделать так, чтобы он оказался невиновен.

Модератор: А если ты знаешь, что он виновен?

2-й участник: Ну откуда ты знаешь?

Модератор: Он тебе сказал: я действительно виновен, но я хочу отсюда выйти, твое дело сделать так, чтобы они все подумали…

2-й участник: Твое дело – доказать, что он невиновен.

Модератор: Так он убил же 56 человек?

2-й участник: Ну что теперь? Работа такая.

Модератор: И выпустить его на свободу, защитить?

2-й участник: Разумеется. Но врачи же тоже лечат убийц…» (ДФГ, Москва).

С подобных позиций отказ адвоката от защиты человека, которого он считает виновным, воспринимается как свидетельство профнепригодности, невыполнение прямых служебных обязанностей.

«Модератор: А какое отношение вызывают адвокаты, которые отказываются защищать людей, в виновности которых они уверены?

Участник: У меня – отрицательное. Потому что если меня на улице грабят, наряд милиционеров проходит, я кричу: «Милиционер, защити – не видишь, меня грабят!» А он говорит: «Не нравишься ты мне». Это говорит о его непрофессиональности. <…> Да, я виноват. Я на улице наехал на пьяного пешехода. Он говорит: я уверен, что ты виноват. Вот справка есть из ГАИ, что ты виноват. Какой же он адвокат? Только ангелов защищать? Он даже не адвокат» (ДФГ, Самара).

«1-й участник: Некоторые кровь не могут видеть – извините, не работайте врачом, до свидания. <…> Нет, ему нужно сменить работу.

2-й участник: Конечно, ему нужно сменить работу.

Модератор: Почему?

2-й участник: Он хороший человек, но хороший человек – это не профессия» (ДФГ, Москва).

Достойно быть процитированным и такое высказывание одного из участников самарской фокус-группы: «Это не призвание – адвокат. Это работа», – дескать, рутина есть рутина, и нечего искать в ней приятное или возвышенное.

Некоторые, впрочем, занимали не столь жесткую позицию и признавали профессиональное и человеческое право адвоката самому решать, за чье дело браться, а за чье – нет.

А вот те респонденты, кто считает, что адвокатам следует защищать только невиновных, нарушение такой максимы воспринимают как проявление нечистоплотности, продажу совести.

«Модератор: А вообще какое отношение у вас вызывают адвокаты, которые берутся за защиту подсудимых, в виновности которых они уверены?

Участница: Какая-то, наверное, нечистоплотность, что берется все-таки за эту грязь, зная сам…

Модератор: А какое отношение вызывают у вас адвокаты, которые отказываются защищать людей, в виновности которых они уверены?

Участница: Ну, если я знаю, что обвиняемый человек недостоин, я скажу: вот какой молодец адвокат. То есть, не купился там ни на какие посулы» (ДФГ, Новосибирск).

Примечательно, кстати, что применительно к адвокатам укоры в «продажности» – это, как правило, укоры именно в беспринципности: «за деньги защищают кого угодно». Некоторым, складывается впечатление, претит сама идея, что адвокаты получают деньги за свои услуги.

«Все деньги собирают, бесплатно ничего не делают»; «защищают только тех, кто больше заплатит»; «не доверяю российским адвокатам – они работают только за деньги»; «по-моему, они сейчас занимаются тем, что защищают тех, у кого есть деньги, а простого безденежного человека никто не защищает» (открытый вопрос).

Неудивительно: коль скоро многие желают видеть в адвокатах борцов с несправедливостью, защитников пострадавших, героев, превращение адвокатской практики в источник дохода неизбежно будет вызывать у таких людей возмущение и негодование.

Вовк Е.

http://socreal.fom.ru

Продолжение темы здесь

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.