Кого нужно защищать?

Представление о профессиональном долге и этике Адвоката

(Начало здесь)

С представлениями о сути профессии адвоката – защите от несправедливого суда или посредничестве между судом и гражданином – напрямую связаны представления о круге его потенциальных клиентов. Однозначного мнения по этому поводу среди участников массового опроса и дискуссионных фокус-групп нет. Одни считают, что людям, обвиняемым в совершении тяжких преступлений, адвокат не положен, и что адвокат должен отказаться от защиты человека, если его вина очевидна. Другие считают, что адвокат обязан защищать любого обвиняемого, вне зависимости от собственного мнения о его виновности или невиновности (более того – что на подобное мнение адвокат не имеет права).

В массовом опросе мнения распределились следующим образом.69% опрошенных склонны думать, что адвокат должен быть предоставлен любому находящемуся под следствием человеку, независимо от того, в каком преступлении его обвиняют; 18% считают, что бывают случаи, когда подследственному не следует предоставлять адвоката. О том, что адвокат должен браться за защиту любого обвиняемого, вне зависимости от собственного мнения о справедливости обвинения, говорят 51% респондентов, доля сторонников альтернативной точки зрения – адвокату следует защищать только тех, кого он считает несправедливо обвиненными, – 24%. При этом 64% опрошенных не осуждают тех адвокатов, которые, считая обвинение справедливым, все равно берутся защищать подсудимого, 20% – осуждают.

Обратим внимание на любопытную деталь: заметная доля участников опроса (а именно 14%) убеждены, что предоставлять человеку адвоката нужно вне зависимости от инкриминируемого ему правонарушения, но при этом настаивают на том, что адвокат должен защищать только тех, в чьей невиновности уверен. Можно предположить, что это как раз те респонденты, кто возлагает на адвокатов часть функций суда и считает их прямой обязанностью разобраться, справедливо ли предъявленное обвинение.

Рассмотрим подробнее стоящие за приведенными распределениями ответов соображения и мотивы и начнем с того, в каких случаях, по мнению респондентов, адвоката человеку предоставлять не следует. Как свидетельствуют ответы на соответствующий открытый вопрос, участники массового опроса под таковыми случаями подразумевают либо обвинения в совершении особо тяжких преступлений (убийство, изнасилование, участие в террористической акции и т. д. – по-видимому, здесь виновность человека считается как бы не требующей доказательств), либо ситуации, когда «вина очевидна», преступник пойман с поличным.

«Для серийных маньяков, террористов»; «извергам, которые убивают или издеваются ни за что над невинными людьми, адвокатов не следует предоставлять»; «за обвинение в очень жестоком преступлении»; «детей насилуют, убивают – их надо судить сразу, без суда и следствия»; «какое-нибудь сверхзлодеяние, какому-нибудь отморозку»; «как Чикатило – им не нужно предоставлять адвоката» (открытый вопрос; 13%).

«В том случае, если абсолютно доказуемо, что это, например, убийца, нечего тратить деньги напрасно»; «если его на месте преступления взяли»; «когда убийство совершено именно этим человеком»; «зашел и убил ребенка, и это доказано свидетелями»; «если человек однозначно виновен» (открытый вопрос; 2%).

Подобная точка зрения была озвучена и некоторыми участниками фокус-групп.

«Те маньяки, которые детей, женщин, стариков просто убивают ради жилья, те, кто распространяет наркотики, им – однозначно никаких адвокатов. Рецидивисты какие-то особо опасные. Я считаю, что им не нужны адвокаты. Им просто нельзя давать адвокатов. Без суда и следствия к стенке, и все» (ДФГ, Новосибирск).

«Нет, ну, если человека застали на месте преступления конкретно, доказывать не нужно ничего, – зачем ему адвокат?» (ДФГ, Новосибирск).

Как видим, здесь не принимаются в расчет соображения о презумпции невиновности и о том, что в самом тяжком преступлении могут обвинить по наговору или по ошибке; не играют роли и доводы о существовании возможных смягчающих обстоятельств и о необходимости разных взглядов на ситуацию для адекватной ее оценки. Респондентам, придерживающимся такой позиции, представляется, что еще до суда возможно абсолютно однозначно установить виновность или невиновность человека, – и невиновным адвоката предоставить, а виновным в праве на него отказать. Такая трактовка правосудия отличается не только односторонним морализмом, но и жесткой репрессивностью – преступников нужно не судить, а карать.

1-я участница: Абсолютно согласна. <…> Если вина доказана, и в зависимости от совершенного преступления.

2-й участник: А кем доказана?

3-я участница: Так в том-то и дело, что без адвоката это не получится.

1-я участница: Вот именно адвокат на суде, я имею в виду.

3-я участница: Так а суд-то и устанавливает виновность.

1-я участница: Пусть сразу выносит приговор» (ДФГ, Новосибирск).

«Участник: Пожалуйста, Чикатило – 56 убийств, какой может быть ему адвокат?

Модератор: Пока ловили Чикатило, до того как вышли на него, арестовали много других людей. Кого-то арестовали просто, кто-то просто сидел какое-то время, потом был отпущен, кто-то покончил самоубийством, потому что думали, что это он – насильник и убийца.

Участник: Но это же дело следствия, а не адвоката» (ДФГ, Москва).

«Участница: Это несправедливо. Ну, потому что, допустим, обсуждаем Чикатило – то он должен сидеть. Он [адвокат] должен как бы вот именно такого человека не защищать. Ну, я не знаю, понимаете, если бы это Чикатило, который, извините меня, погубил 56 человек, – за что его защищать? Модератор: А если опять же на месте, опять же не дай бог, тот, кого взяли вместо Чикатило, оказался ваш близкий человек? Вы знаете, что он ничего не делал, а…

Участница: Ну вот для этого человека должен быть адвокат, но не для Чикатило» (ДФГ, Москва).

Позиция, согласно которой совершившим особо тяжкие преступления адвокат не положен, подразумевает: единственная задача и обязанность адвоката – выгораживать подсудимого, убеждать суд в его невиновности, в определенном смысле вступая с судом в конфронтацию. Тот факт, что участие адвоката (наряду с прокурором) необходимо судье для выяснения обстоятельств дела, квалификации преступления, определения адекватной меры наказания, респонденты, придерживающиеся этой позиции, по всей видимости, не учитывают.

Те участники фокус-групп, кто не был согласен с вышеизложенной точкой зрения и настаивал на том, что предоставлять адвоката надо вне зависимости от характера преступления, мотивировали свое мнение как раз тем, что человека могут оговорить; что адвокат поможет объяснить ситуацию, толкнувшую на преступление; что он необходим для контроля за соблюдением прав подсудимого; наконец, что право на защиту – конституционное право каждого гражданина. Некоторые подчеркивали, что какой бы очевидной ни казалась виновность человека, установить ее можно только в результате детального разбирательства.

«Кто сказал, что он погубил? Показания уже сейчас меняются, многие отказываются. Вчера видели и помнили, что он, сегодня – уже нет, не знают, показалось, может быть, и не было его в школе» (ДФГ, Москва).

И еще одно соображение, высказанное сторонниками мнения о необходимости предоставлять адвоката любому подсудимому: это нужно «на всякий случай», так как провести четкую границу между достойными и недостойными защиты невозможно.

«А потом еще лучше на всякий случай, чтобы во всех делах были адвокаты, потому что если мы решим, что хотя бы когда-нибудь адвокат не нужен, то мы потом не сможем выбрать, когда он нужен, а когда не нужен. И уже из-за этого начнутся, так сказать, коррупция, взятки и все такое, уже пойдет борьба на этом уровне» (ДФГ, Москва).

В ходе дальнейшего обсуждения темы на фокус-группах эти же респонденты говорили, что адвокат необходим для нормального функционирования судебного процесса, и, судя по их высказываниям, отводили ему чисто техническую роль – роль противовеса обвинению (которое может быть и зачастую бывает необъективным).

«Модератор: Как вам кажется, система дебатов между обвинителем и адвокатом скорее помогает или мешает судье вынести справедливый приговор?

1-я участница: В некотором смысле помогает. Прокурор обвиняет, адвокат ищет причину, почему это произошло, как это произошло, и находит свои аргументы.

2-й участник: Помогает, потому что не может быть безгрешной ни одна сторона. Либо прокуратура где-то сроки поджала, выдала обвинительное заключение – прореха на прорехе.

3-й участник: Два мнения при наличии улик, подтверждающих это… может, обычный человек просто, который оступился. Есть человек – озлобился или крыша поехала, но нельзя же сказать, что это объективно.

4-я участница: Конечно, помогает: адвокат говорит свое, прокурор – свое.

5-я участница: Именно в этом споре и рождается истина – детали различные, тонкости…

3-й участник: Судья – на законодательных актах, прокурор – профессионал с документами, со своими комментариями, адвокат – со своими. Судье все это знать не надо. Это помогает освоиться, он просмотрит, это осваивается с этих дебатов. Он, конечно, знакомится с делом, но обычно это составляется кратко» (ДФГ, Самара).

Более того, некоторые утверждали, что по «правилам игры» и адвокат, и прокурор просто обязаны быть необъективны – дескать, у каждого своя работа, своя задача.

«Его [адвоката] задача – это сделать так, чтобы этому человеку дали как можно меньше. Это же игра добра и зла, черное и белое, в данном случае он выступает белым. <…> Эти люди – они основываются на законе, но делают некое шоу, вот и все. То есть у одного задача в этом шоу – замочить, у другого – оправдать» (ДФГ, Москва).

Что касается участников массового опроса, то среди них большинство считают, что дебаты между обвинителем и адвокатом помогают, а не мешают судье вынести справедливый приговор (60% против 18%). Большинство опрошенных (65%) склонны также думать, что адвокат должен не только защищать интересы своего клиента, но и заботиться об объективном рассмотрении дела. Впрочем, доля тех, кто утверждает, что дело адвоката – исключительно защита интересов клиента и что заботиться об объективности он не обязан, также не столь уж мала – 22%.

Вовк Е.

http://socreal.fom.ru

Продолжение темы здесь

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

8 thoughts on “Кого нужно защищать?

  1. Адвокат должен быть предоставлен на стадии раследования, чтобы соблюсти закон в отношении обвиняемого. Нов случае неопровержимыхь доказательств вины адвокат должен уйти в сторону, но только следить за соблюдением правильности применения норм российского законодательства в отношении обвиняемого. Закон если он справедливый и человек сам понимает степень своей выны должен срабатывать самостоятельно. Тогда меньше будет коррупции во всех структурах правоохранителей. А значит закон в действии. Но это зависит от высокого сознания граждан страны.

    1. А кто до вынесения приговора будет решать вопрос о неопровержимости вины?
      Посмотрел бы я, когда от тебя в середине процесса адвокат в сторону ушел…

      «Закон в действии» — демагог

  2. мне кажется зря им столько полномочий дали , и получается не выявление истины —:-D а кто убедительнее говорит—не зря один Американский президент предлагал погрузить их на параход и затопить в океане

  3. Честным быть не мешает ни власть ни совесть! Тут надо для себя решить,либо честный, либо богатый

  4. При лживой власти трудно быть честным адвокатом!Сегодня, успешность адвоката, определяется не его профессионализмом и знаниями ,а от умением передать взятку- от клиента чиновнику или продажному судье!Исключение -мелкие дела,которые не затрагивают власть придержащих или денежные мешки!

  5. Надо понимать что защита адвоката,это не защита человека а защита человеческих прав согласно конституции и уголовно-процессуального кодекса. Ну а тем кто сомневается в необходимости адвоката тем чья вина очевидна отвечу» что очевидно одним,то не очевидно другим». Подставы в криминальном мире никто не отменял.Сегодня самосудите вы,завтра самосудят вас!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.