Залог успешной работы адвоката

«Залог успешной работы адвоката – наличие честного и справедливого суда. Проблемные вопросы судебной адвокатуры в России»

Сергеев В.И., доктор юридических наук, профессор,
Почётный адвокат России.

Значительная часть адвокатского труда связана с организацией работы по обжалованию  адвокатами незаконных действий в отношении их клиентов или с защитой (представительством) клиентов в различных стадиях судебного разбирательства. А потому слова, поставленные в заголовок настоящей главы о том, что залог успешной работы адвоката – это наличие честного и справедливого суда, имеют самое непосредственное отношение ко всей адвокатской деятельности.

Дело остаётся за малым: где взять такой суд – честный и справедливый?

К сожалению, нынешняя действительность нас этим не радует. О плохом суде говорить в приличном обществе не принято.

Во всяком случае, не принято говорить об этом, когда речь ведется о суде цивилизованного государства.

В таком суде действуют цивилизационные принципы регулирования человеческих отношений и разговор о плохих судьях или о конфронтации с судом может быть воспринят как некорректный выпад, а то и как оскорбление суда.

Такое не поощряется.

Ибо в понятие суда в нормальном обществе вложено высшее право и высшая справедливость, а, следовательно, высшая нравственная и моральная сила всего общества. А сами судьи, выполняя свою миссию, представляют собой высший  и непоколебимый авторитет народа.

В данной же статье хотелось вложить мысль о суде нецивилизованном, к коему в полной мере относятся и многие нынешние служители российской Фемиды.

Сегодня российский суд совершенно не отвечает своему предназначению быть объективным арбитром между сторонами. Он абсолютно деформирован, над ним отсутствует гражданский контроль общества, а процессуальные регулятивные нормы настолько казуистичны и отдалены от запросов жизни, что судьям при них одно раздолье творить произвол и беззакония. Потому и постоянные конфронтации, споры, противостояние в судах, прежде всего с самими судьями.

Следует также заметить, что о таком положении дел говорится не как о частном случае судебной практики.

Достаточно спросить любого адвоката на эту тему, достаточно почитать любой кассационный или апелляционный документ, достаточно обратиться к российской прессе, и воочию можно лицезреть всю юридическую, социальную, моральную и нравственную глубину поразившего судебную систему России кризиса.

Еще чаще о русском суде говорят в народе, у которого он не вызывает никакого уважения. Народ к нему относится с откровенным недоверием, во многих случаях с презрением и всегда – как к чему-то антисоциальному. О недоверии граждан к российскому суду немало писано-переписано, сколько социологических исследований, опросов проведено.

Даже Уполномоченный Российской Федерации по правам человека В.П.Лукин вынужден был на это акцентировать своё особое внимание.

Но воз, как говорится, и ныне там. Только исключительная жизненная необходимость вынуждает сегодня людей обращаться в российский суд.

Да и то – в самых крайних случаях. В издательстве «Юрист» недавно вышла книга «Юридические этюды. Афоризмы и размышления о праве и бесправии», в которой обобщено устное народное творчество, касающееся наших судов. Вот некоторые из зафиксированных за долгие годы скитаний по судебным коридорам «этюдов».

Ссылка на них делается не столько для наглядности, сколько для того, чтобы убедить читателя настоящей главы, что от приятных встреч с судом такие «размышления» не рождаются. Эти «этюды» – результат безысходности и разочарований народа в нашей судебной системе.

Вот некоторые из них:

___________________
1. Сергеев В.И. Юридические этюды. М.: ИГ Юрист. 2007. с.32-40.

Абстрактной истины нет. Но её нет и конкретной, если поиск вести в российском суде.
В России нет подлинного права, потому что нет независимого и честного суда.
Нельзя найти истину на руинах права.

Грех против истины – самый страшный грех судьи.

Правосудие, идущее по неверному пути, подобно локомотиву, идущему в тупик.

Судья, ведущий дело с нарушением предписанных норм, подобен машинисту, ведущему поезд по встречному пути.

В законе не всегда заложена справедливость, но в правоприменении справедливость должна присутствовать всегда. Однако там её тоже  нет.

Судебное решение – это источник права. Но если в нём столько же права, сколько в мусорном баке жемчужин, то судья, изготовивший такое решение, — или законченный негодяй, или, в лучшем случае, полный идиот.

Российский суд – сплошная юридическая уязвимость.

Если бы в российском государстве существовал справедливый суд, для произвола власти не оставалось бы места.

О мировом судье говорили: Мужичок так себе, с ноготок. А сколько берёт!!!

Подсудимый получил «условно», зато судья  чисто конкретно.

В больном государстве болен и суд, а с больным судом – и общество инвалид.

Российский суд – это  золотой гроб Фемиды, почившей  в муках совести.

Российский суд – это кладбище лучших идей народа о торжестве правосудия.

Зачем на Поварской улице построили такой богатый Дом для Фемиды? Уж лучше бы деньги пустили на благотворительность в пользу жертв правосудия.

Величайшее поощрение преступности – несправедливый суд.

Рыночное правосудие – это когда один прав, а другой всех скупил.

Судебная речь адвоката – глас вопиющего в пустыне.

Презумпция невиновности — т.е. следователь всегда считается невиновным в незаконном ведении следствия.

Принцип равенства сторон по ГПК РФ (или по Оруэллу): все равны перед законом, но некоторые равнее других.

Ударим по бесправию «басманным» правосудием!

Чем дальше в суд, тем отдалённее правосудие.

Если клиент не идёт к адвокату, значит судье он заплатил раньше.

В суде истину не ищут, в суде ищут кабинет, в котором принимают взятки.

Существует Большое Право, маленькие права и Огромная Ложь о торжестве правосудия.

Справедливость в суде то же самое, что линия горизонта на местности: к ней постоянно приближаются, но не достигают никогда.

Обжалование незаконных приговоров в Мосгорсуде напоминает движение по  московской кольцевой дороге.

Суд прямой, да судья кривой.

Чтобы заставить человека поверить в наше правосудие, нужно его незаконно осудить, а затем оправдать в высшей надзорной инстанции.

На декоративном коврике у порога суда было написано слово «ЗАКОН», а возле дверной ручки гласила надпись: «Граждане, перед входом в суд вытирайте ноги!»

Из судебных былей: Судья О.Кудешкина бросила вызов всему существующему правовому укладу, и уклад ответил ей тем же: уклал(!)  судью в нокдаун.

В нашем народе пренебрежение к суду будет до тех пор, пока суд не перестанет пренебрегать народом.

Почему в России суды называют не храмами правосудия, а судебными учреждениями? Очевидно, потому что в храмах принято верить, а в наше правосудие не верит никто.

Почему у Фемиды повязка на глазах? Чтобы не было видно творящегося зла и бесчестия в храмах правосудия.

Бесполезно требовать от судей знания законов. Пусть хотя бы десять заповедей из Библии выучат.

В храме правосудия сотрудники молились Всевышнему, чтобы он им послал хотя бы одно дело в отношении какого-нибудь олигарха: будет  много внимания и доходов.

Судья, не берущий взяток, в лице вышестоящих начальников подобен ангелу, не имеющему крыльев.

Правильно ли дано название судебному органу «Храм правосудия», если в нем преобладает кривосуд?

Судебный состав районного суда жители называли «братия» — от слова «брать».

Если в российских храмах правосудия будут клясться на Библии, на свободе не останется ни одного человека.
Здание районного суда сильно накренилось в результате усадки фундамента, из-за чего в народе его так и называли «наш кривосуд».
Почему в России в храме правосудия невозможно искоренить кривосудие? Потому что корни кривосудия настолько проросли под сам фундамент здания, что в случае искоренения может обрушиться весь храм.

Почему о принципах правосудия написано так много, но они не исполняются, а о принципах кривосудия вообще нет ни одного источника, а кривосудие процветает?

В храмах кривосудия законы прямого действия не применяются.

Да, безрадостная получается картина «уважения» российского народа к такому вот защитнику основных прав. В.П.Лукин в своем интервью «Российской газете» заметил, похоже, с мрачной безысходностью:

«Мой стол завален жалобами на судебные решения, принятые как по уголовным, так и по гражданским делам. Читая их, приходишь к грустному выводу: люди не верят в справедливость правосудия, не считают суд той независимой ветвью,  которая способна восстановить их ущемленные права».

А потому — и подобное народное  творчество, которое подмечено в «Юридических этюдах». Эти же наблюдения находят живое закрепление и в научных исследованиях. Выше приведена цитата из работы российского юриста С.А.Пашина, который заметил:

«По моим наблюдениям, судебный корпус самым очевидным образом не выдержал испытания свободой. Он выстроил внутри себя такую систему, что иной средневековый восточный тиран-монарх позавидовал бы. А.Ф. Кони в свое время писал, что на «основании судебных уставов была создана судебная республика внутри самодержавной монархии». У нас же произошло все с точностью до наоборот — в республиканском государстве создан судебный каганат со всеми прелестями восточной деспотии».

Действительно, идея «судебного каганата», а на самом деле самой настоящей  карательной уголовной юстиции уже давным-давно трансформировалась в неписаный закон единства российского суда и органов уголовного преследования, тогда как судебная власть в правовом государстве должна контролировать эти органы, стоять над ними.

А теперь давайте зададимся вопросом: возможна ли в российском суде в принципе защита невиновного, поиск истины, оправдание лица, доказательства, в отношении которого собраны с грубыми нарушениями закона?

Прежде чем на это ответить, необходимо определиться с некоторыми оттенками нынешней действительности, которые определяют характер не только суда, о котором мы уже сказали, но и адвокатов, а еще больше – характер самой эпохи.

Начнем с эпохи.

Здесь намеренно не обращаемся сейчас к ссылкам на общеустановленные в Конституции РФ и процессуальных кодексах дефиниции (ну, например, к принципам судопроизводства).
Они, как впрочем, и вся Конституция, безусловно, внешне не вызывают никаких возражений.

Ну какое возражение может вызвать, например, принцип равенства всех перед законом и судом, или принцип презумпции невиновности, или принципы состязательности сторон, законности, неприкосновенности личности и т.д.? Конечно же, никаких, ибо все они основаны на богатейших примерах права и справедливости, которые должна демонстрировать всякая власть. Бери и исполняй. Но не всё, оказывается, так просто.

Все эти принципы совершенно не отражают истинную природу вещей и картину реальных взаимоотношений среди людей определенной социально-экономической формации, в данном случае той, в которой живет нынешняя Россия. Названные выше принципы — это чистейшей воды абстракция. Они переписаны «лаборантами в коротких штанишках» юридических факультетов первой волны демократического «призыва» из какого-то идеально-утопического документа времен буржуазных революций или проектов Сперанского. Они вообще не признают многих реалий нашей жизни, в том числе такого состояния, как социальные противоречия, которыми переполнены общество, государство, суд.

А между тем, как бы мы ни закрывали глаза и ни умалчивали этот серьёзный аспект, сегодняшние государство и общество – это плод дичайших общественных отношений. И поскольку отношения эти происходят в условиях капиталистической формации, то и называются они соответственно капиталистическими.

От этого никуда не деться. Как бы народу ни заговаривали зубы в предвыборных речах и агитках об улучшении его жизни, как бы ни услащали наш и без того деформированный пропагандой слух, от действительности не скроешься.

На дворе – самый настоящий капитализм.

Законы же капитализма давным-давно всеми изучены. Это не то, что так изумительно и округленно выписано в Конституции.

Это прежде всего — социальное неравенство, безмерная алчность буржуазии, насилие одних над другими, эксплуатация, подавление прав и интересов отдельной личности; это – безудержное накопительство путём эксплуатации, это прибавочная стоимость за счет дешевого труда и дармовых ресурсов, это абсолютная бесконтрольность власти со стороны народных масс.
Без таких проявлений капитализма не бывает.

Жизнь капиталистической системы – это постоянное противостояние (конфронтация) бедных и богатых, униженных и унижаемых, потерпевших и обидчиков, ограбленных и грабителей, это непримиримые социальные противоречия в обществе, это классовый антагонизм, вражда, отчаяние, это нищета одних и беспредельная роскошь других, это грабёж, грабёж и еще раз грабёж, ибо без грабежа не бывает богатства.

По образному выражению экономиста XIX века Прудона, собственность – это тоже грабёж, кража. А чтобы убедиться в справедливости этих слов, достаточно посмотреть на молниеносное происхождение миллиардных состояний и абсолютно невероятные размеры собственности у нынешних олигархов и многих министров-капиталистов из государственного аппарата.
Ну и какое же реальное изображение суда в таком вот отчетливо выраженном классовом, капиталистическом государстве? Конечно же, капиталистическое, со всеми сопровождающими эту систему пороками, со всем, как говорится, звериным оскалом.

Ибо суд – это одна из ветвей существующей власти, а власть это орган управления правящего класса.

А правящим классом, как известно, является тот класс, у которого сосредоточены все средства производства и основная собственность страны. У нас в стране эта собственность, к сожалению, не у народа. Она – у олигархов, госкорпораций, крупного капитала и государственных чиновников. Вот им и служит наше государство самозабвенно и безропотно, ибо это тоже естественный закон. Такой же, как закон гравитации, закон существования видов, закон выживания сильнейших.

Чем руководствуется в своей деятельности суд? Само собой разумеется, правом. Но что такое право в классовом обществе?

Право – это воля правящего класса, возведенная в закон и принуждаемая к его исполнению всем государственным механизмом.

Дальше излагать азбучные истины, думаю, нет необходимости. Они известны. Важнее акцентировать внимание на другом. На том, что несправедливость правоотношений в суде предопределена самой его природой, а точнее, природой того государства, которое он представляет. Какими бы идеальными ни были конституционные декларации, каким бы иконоподобным ни выглядел процессуальный закон – в описанных условиях они недейственны (!!!).

Ведь суд обязан по своему государственному предназначению выполнять волю  правящего класса, выраженную в законе. Правда, в законе парламент иногда вынужден ретушировать эту волю, лакировать свои нормы, подгоняя их под международные требования. Ибо, если писать открытым текстом, упрекнут в варварстве или еще чего хуже – в дикости. Но уж слишком усердно всё это ретушируется.

Потому и нежизненные у нас законы получаются, что их так усиленно подгоняют под несуществующую модель общества.

Законы пишут по лекалам цивилизованного общества, а за окном — дикий феодальный капитализм. Потому законы у нас не просто несовершенные, а уродливые. Но, как говорили римляне, «пусть погибнет мир, но восторжествует справедливость», или — «закон-есть закон». Но и его не очень хочется выполнять этой «воле», имеется в виду воле правящего класса.

А суду выкручиваться предстоит в еще более сложной обстановке, ведь он — заложник системы. Вот для такой модели и придумана правоприменительная практика, а в ней создано достаточно широченное поле деятельности.

Почему, например, согласно этой практике в нашей стране вот уже пятнадцать лет при столь активно пропагандируемой необходимости поддержки и помощи, при массе законодательных и подзаконных актов ни малый, ни средний бизнес не получают достойной государственной юридической защиты и всегда числятся в потерпевших, пострадавших, проигравших во всех судах и прочая, и прочая?

Да потому что малый и средний бизнес – это сфера деятельности среднего класса, а у нас таковой не при власти.

Средний класс у нас крайне малочисленный, слабый, организационно и финансово уступающий олигархам и чиновникам. Его, можно сказать, вообще сегодня нет. Накануне президентских выборов в Москве на улице 1905 года  у памятника героям революции появились интересные плакаты:
«Хватит пить нашу кровь!», «Требуем президентского вмешательства по разрешению проблем малого бизнеса!» и другие.

Митингующие – представители малого бизнеса требовали от власти покончить с беспределом и коррупцией чиновников.

Но, кто она – власть эта, к кому они так яростно взывали? Как сказано выше, властью, правящим классом у нас является крупный капитал и то самое питаемое им государственное чиновничество, которому, как монополисту, малые и средние — страшно невыгодны, они ему мешают, так как при благоприятном развитии становятся более конкурентоспособными.

При благоприятных условиях развития  как раз малый и средний бизнес являются фундаментальной базой для формирования экономической составляющей среднего класса.

Но эти благоприятные условия для них означают гибель для крупного капитала и погрязших в нераздельном союзе с ними чиновников.

Благоприятные условия – это передача власти.

А кто же власть отдаёт просто так? Потому малых и средних «топят», у них отнимают собственность, их душат налогами, им легче отказать в суде. У сильного всегда бессильный виноват.

А почему, скажем, до сегодняшнего дня не принято никаких законодательных положений, профессионально отражающих всю существующую проблему при рейдерских захватах?

Несмотря на то, что рейдеры, разоряют всё больше и больше предприятий именно малого и среднего бизнеса, захватывая, подобно, гуннам, «в полон» всё, что подворачивается под руку?

Опять же, потому что рейдерство выгодно крупному бизнесу и госчиновникам в целях объединения собственности в рамках своих «империй».

Один мой знакомый из малого бизнеса уже восемь лет «воюет» за отнятую у него с помощью правоохранительных органов фирму. Уже проведено более 40 (!!!) судебных процессов, но фирма всё еще не возвращена. Всю зловещую сущность капитала и его судебной системы, как зеркальное отражение нынешней бальзаковской «человеческой комедии», можно прочитать в этих скорбных судебных делах.

И так во всём. И суд не может выйти за рамки предначертанной для него миссии защищать систему, социально-экономический строй, власть, которая ему дала всё: беспечное существование, бесконтрольность, безответственность за принятые решения, несменяемость, защиту и т.д.

Да и как не дать!

В своё  время один ныне не  популярный политический деятель говорил: «Офицер и судья обязаны быть защитниками нашей концепции общества». То бишь, армия и суд – вот те столпы, на которых держатся покои государства.

В России это положение несколько подправили и армию «задвинули подальше от передовой». А вместо неё поставили превосходящую её по численности и силе – мощь правоохранительной системы: милицию, службы безопасности, ОМОНЫ, СОБРЫ, войска спецназа, внутренние войска и т.д. Но суд и судья как верные столпы системы остались неизменными. На них у правящего класса большая надежда.

Ставя суд, судью, подобно древнему божеству, во главу угла и практически не позволяя его критиковать, отводить, спорить с ним и добиваться положительного результата в этом споре, правящий класс тем самым оберегает самого себя.

А потому судья защищен ныне непробиваемой бронёй процессуальных норм и юридической казуистики.

Судиться для простого русского человека – это значит проходить все круги судебного ада.

На всю жизнь усваивает человек, прошедший через эти круги, что такое российская судебная система. И что такое fiat justitia (с латыни — да здравствует справедливость). Так – практически по каждому делу. Да что там «по делу», можно сказать, по каждой строчке любого российского закона.

Всюду пытливый ум русского человека натыкается на непреодолимые преграды и бетонные стены сначала законодательного, а затем уже судейского лицемерия, цинизма и произвола.

Потому что сами и законодательная, и судебная системы поставлены в те условия, из которых самостоятельно им никогда в жизни не выбраться.

И никакие судебные и административные реформы, имитирующие перемены, а вместе с ними общественные палаты, изображающие якобы гражданский контроль над всем этим бедламом, им не помогут. Пока не будет изменена сама социальная модель общества, в которой они действуют, и в которой все мы живём.

Изменились же дикие нравы капитализма на Западе, о мрачном  примере которого написаны прекраснейшие труды великих классиков. Чего стоят хотя бы работы Драйзера, Золя, Бальзака и многих других обличителей буржуазии. А Маркс, Ленин, Энгельс? Разве они плохо отразили звериную сущность капитала? Сегодня мы с упоением описываем цивилизованность современной, в том числе правовой жизни во многих странах бывшего «загнивающего» – Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании, Бельгии, Швейцарии.

Пример русской кровавой бойни с двумя революциями и гражданскими войнами, собственными экономическими катаклизмами плюс хорошие уроки марксистов, которых у нас почему-то повыбрасывали на свалку, конечно же, при активном воздействии самого народа, гражданского общества, привели, прежде всего, сам правящий класс этих стран к суровой, но неизбежной мысли: капитализм как формация полностью себя исчерпал, и потому, чтобы не допустить очередных бунтов и топоров, необходимо отказаться от власти в стране и передать её среднему классу. Ведь средний класс – это цементирующая основа цивилизованного общества.

Но для этого необходимо такой класс сначала сформировать. А как это можно быстро сделать из несчастного, оборванного, нищего и бедного эксплуатируемого народа?

Ответ находим в опыте упомянутых государств: путем отказа от извлечения сверхприбылей, путем отказа от грабежа народа, самой страны, её природных ресурсов и путем создания для каждого человека за счет значительной части своих фантастических по размеру состояний не просто сносных, а реально цивилизованных условий жизни, труда и отдыха и передачи именно ему всей полноты власти.

Как только такой курс на мирный переход от капитализма к социальному правовому государству был взят самим правящим классом, так за сравнительно короткий период (15-20 лет) без революционных потрясений страны Запада на глазах преобразились в цветущие (не только в садах, но и на лицах людей), благоухающие острова мира и счастья для большинства народа. И ведь всё это – не из утопии Томазо Кампанеллы и Томаса Мора, а из реально существующей действительности.

Той самой действительности, на которую ездит ныне поглазеть и  «наша Раша».

В таком обществе, где большинство народа устроены, обеспечены, не голодают и не прозябают в нищете и бесправии, конечно же, право и закон выражают тоже  волю правящего, но уже среднего класса.

Которому невыгодны всякие отступления от наладившегося правового уклада. А государство, строго контролируемое правящим классом (а он и составляет большинство народа страны) не может позволить, чтобы, например, какой-либо миллионер перекачал свои состояния за рубеж, чтобы нагло и цинично, как это делается сплошь и рядом в современной России, на глазах у всех роскошествовал, менял яхты, покупал футбольные команды, виллы, дома, самолеты, сорил миллионами на свою потребу и потребу своих жён, любовниц, чад.

Ни общество, ни государство при такой организации общественного порядка не может позволить, чтобы какой-нибудь прокурор спустил на тормозах выходку какого-нибудь министра или конгрессмена, чтобы какой-нибудь судья принял незаконное решение в отношении своего гражданина и при этом остался бы абсолютно безнаказанным.

Именно при таком мироустройстве общественные институты типа нашей общественной палаты обладают реальными, а не демагогическими возможностями контроля за государством и его чиновниками,  судами и прокурорами, а адвокаты представляют собой непререкаемый авторитет для последних.

Попробуй поступить в каком-нибудь маленьком европейском городишке местный миллионер так, как это сделали хозяева металлургического гиганта, устроив на весь священный мир в новогодние праздники пышные гулянки в альпийских горках. В то время, как  их родному городу, откуда они и черпают свои сверхприбыли, не хватает элементарных денег на обновление очистных сооружений и город считается одним из самых экологически грязных городов мира.
Так его быстренько поставили бы на свое место и напомнили ему о его гражданском статусе и общественном долге. А попробуй там у них на лекции какого-нибудь престижного государственного ВУЗа страны заявить, что в адвокаты идут одни недоумки и эта должность в судебной системе нужна лишь для того, чтобы судьям подносить взятки, как это во всеуслышание заявил один из профессоров ВУЗа, где учат правосудию?

Какой бы скандал в обществе по поводу такого «судебного деятеля» разразился? Даже трудно себе представить. А у нас — как будто так и надо.

Эти и не только эти примеры говорят нам, что, к сожалению, мы вернулись из государства, которое хотя и с потугами, хоть как-то, но пыталось создать цивилизованное социальное устройство общества, в дикую империю капитала, который, как мы констатировали, в мире уже давно себя изжил. В правовом отношении мы оказались отброшенными на целые столетия назад в прошлое, почти что к первородной дикости. А где вы видели, уважаемые читатели, в дикой стране цивилизованный суд?

А потому сегодня, несмотря на пропагандистские трюки политиков, у нас нет и близкого намёка на такой поворот правящего класса олигархов и государственной административной верхушки к социальному и правовому государству. Ведь для такого поворота, реального, а не декларируемого, потребовалось бы не только отказаться от сверхприбылей в пользу общественных фондов потребления, но и вернуть свои миллиардные капиталы из зарубежных банков и оффшорных  зон.

Именно эти капиталы и их постоянно пополняемые запасы и представляют собой основной базис российской экономики, который почти полностью служит сегодня загранице, США с её концессиями и, как ныне модно говорить, — скудными инвестициями  внутри нашей страны. Без таких шагов среднего социального класса никогда не создать. Не хватает денег на самое насущное, а тут о каком-то среднем классе, гражданском обществе….Да к тому же, по мнению российской элиты, не для того совершалась «буржуазная революция» 1991 г., чтобы снова строить социализм для народа.

Антагонизм между богатством и роскошью с одной стороны и нищетой и бедностью – с другой, между трудом и капиталом, между производительными силами и производственными отношениями, между ОМОНами, СОБРами, иными спецназами и обнищавшим народом – вот истинная картина современного правового (в смысле права сильного), нашего капиталистического государства. Поэтому долго еще в российских судах под перезвон умных разговоров о реформах быть нескончаемым конфликтам адвокатов с судьями. И долго еще, видать, будут уходить от судейских кабинетов с непокрытой головой многочисленные толпы ходоков, вспоминая мрачные некрасовские слова: «И пошли они солнцем палимы, повторяя, «суди его бог!».

А теперь, исходя из вышеизложенного, можно ответить на поставленный выше вопрос о возможности или невозможности в российском суде защитить невиновного, найти истину, оправдать лицо, доказательства в отношении которого сфабрикованы следователями и прокурорами?

Такое невозможно! Конечно, здесь мелкие, частные и неинтересные для государства и правящего класса дела в расчет не берутся. По таким делам еще чего-то достичь можно. Если, конечно, судья окажется не подкупленным. Что тоже большая редкость. В настоящей же главе речь идет о делах другого рода, по которым сам суд не в силах принять объективное решение без указания на то свыше, без связи с правоохранительной системой. А таких дел в стране большинство.

Да даже и по «нерезонансным» делам реальная картина просто удручает. Московский адвокат Гурам Квиквиния с горечью пишет: «…Психологически у адвоката из всех юристов работа самая тяжелая. Тяжёлой и вредной для психики её делают …. ненормальные отношения с судом, которые напоминают обстановку, когда собака лает, а караван идёт.

Суды могут преодолеть любой аргумент адвоката, невзирая на нормы законов и позиции высших судов.

Зачастую, в 99,9 процентов случаев (!!!), никто адвокату по существу не отвечает на его жалобы и не опровергает его аргументы.

Нередко суды откровенно демонстрируют, что все равны перед законом, но некоторые равнее. С 2002 года (!!!) я не видел, — сетует адвокат, — ни одного постановления суда об избрании в качестве меры пресечения содержания под стражей, которое полностью бы отвечало требованиям закона (если кто-то покажет – поклонюсь в ноги), не видел и ни одного отменённого постановления.

Доходит до абсурда. Суд вынес постановление об аресте А. с формулировкой «учитывая тяжесть предъявленного А. обвинения и данные его личности, он имеет постоянную регистрацию на территории РФ, положительно характеризуется по месту работы, обвиняется в совершении тяжких преступлений, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2-х лет».

В кассации я говорил, что это вывихнутая логика. Получается, что если бы А. не имел регистрацию или его характеризовали по месту работы отрицательно, то его вообще бы расстреляли, а так всего лишь арестовали? Ответ кассационной инстанции – «жильцам от начальника ЖЭКа». И теперь хочу задать коллегам два вопроса: Если не слышат, что мы говорим, и не читают, что мы пишем, разве мы не собаки, лающие на караван? Что будет с караваном, если караванщику наплевать, почему собаки лают?» (Гурам Квиквиния. Собака лает, караван идёт… «Новая адвокатская газета», № 14, июль 2010. с. 12-13).

О том же самом пишет и авторитетное в юридических кругах России издание – журнал «Закон»: «К сожалению, на этом «марше» мы уже сегодня ощутили серьёзное непонимание места и роли адвокатуры в государственном устройстве и прежде всего непонимание самого государства в лице его силовых и правоохранительных структур. Это выражается не только в многочисленных примерах нарушения прав самих адвокатов. Государственная, особенно судебная, система взяла другую тактику, более гибкую и коварную: она открыто игнорирует мнения, ходатайства и заявления защитников в следственных процессах и судебных делах (гражданских и уголовных). Такая тактика пугает и тревожит». (Сергеев В.И. Проблемы становления российской адвокатуры в условиях капиталистического развития государства. «Закон», № 12, декабрь 2007, с. 13-20).

Получается, что ныне участие адвоката в судебном процессе пытаются свести не только к пустопорожнему времяпрепровождению, приравниваемому к посещение театра с красивыми декорациями, c той лишь разницей, что в театре адвокат получает положительные эмоции, а в российском суде наживает инфаркты и инсульты.

Ныне адвокат становится, кроме того, еще и врагом системы. И таким его делает сама система. Об этом можно удостовериться там же —  в суде, где выплывает наружу не только собственная порочность, трусость и цинизм тех или иных судей, но и явная связь суда с правоохранительной системой. Конечно, пока такую связь и симбиоз хоть как-то, но пытались прикрыть фиговым листком демократии. Однако недавний случай, происшедший в одной из академий МВД, показал всем нам, что прятаться вообще-то и не стоит. Зачем, дескать, скрывать то, что и так уже давным-давно всем видно?

Задумывался ли, например, кто-нибудь, по поводу таких тенденций: почему это перед приговором на суд неожиданно не являются присяжные; почему в самом суде свидетели вдруг ни с того, ни с сего меняют свои показания; почему подсудимые вдруг отказываются от защиты, если защита зубастая и профессиональная; кто и как работает с экспертами во время проведения ими экспертизы и перед их допросом в суде; кто и как собирает компромат на свидетелей, присяжных, адвокатов; почему среди присяжных появляются «нужные» люди, заранее мотивированные вынести обвинительный вердикт?

Конечно, задумывались. Но ответы в большей части получали лишь предположительные. Но вот теперь система раскрылась. Она ответила на все эти вопросы не предположительно, а предельно точно, да при том ответила устами ни кого-нибудь, а докторов и кандидатов юридических наук.

Ответ этот дан в одном из ведомственных научно-методических журналов МВД РФ, где солидные учёные пытаются доказать и обосновать законность давления на участников состязательного независимого судебного процесса. И, судя по всему, считают авторы «Новой газеты», опубликовавшие об этом свой материал, такой методике они учат и слушателей академии – будущих оперативников и следователей.

По мнению «учителей» из этой академии, «объективная истина – изживший себя концепт» и её уже давно пора выбросить на свалку.

Комментируя этот вопиющий научно-педагогический и воспитательный перл, правовой аналитик Межрегиональной ассоциации «АГОРА» адвокат Рамиль Ахметгалиев заявляет: «То, что предлагают доктора и кандидаты юридических наук, мягко говоря, антиконституционно. И это лишний раз доказывает, что современная система МВД деградировала полностью. Основные предложения этих научных работников сводятся к тому, что: МВД должно контролировать суд присяжных и адвокатов. Вынесение приговора – это лишь формальность.

Раз человек является подсудимым и обвиняемым, значит, он точно совершил преступление, а, потому нет необходимости дальше с ним разбираться». В связи с такой постановкой проблемы  комментатор задаётся вопросом: зачем вообще тогда нужен тот труд, который затрачивается на организацию судебных процессов – не проще ли сразу упразднить всё это и пусть следователь сам выносит приговоры? Ведь в России и так выносится менее 1% оправдательных приговоров в год. Выходит, и их для правоохранительной и судебной системы много.

Автор комментария удивляется: если бы не нынешние даты в комментируемой «научной» публикации, то можно было бы считать, что она написана в бытность незабвенного господина Вышинского во времена массовых репрессий. Ведь действительно предлагается устранить всю судебную процедуру, превратить её в фикцию, а адвокатов допускать только на последней стадии – чтобы они постояли рядом с подзащитным, пока тому выносится приговор. По их мнению, адвокат является не частью судебного следствия. Он – враг, а потому должен находиться под контролем и ему надо оперативными методами препятствовать. Препятствовать надо и не только адвокатам, но и присяжным, «неправильным» свидетелям, экспертам …(См. Объективная истина – изживший себя концепт. Сформулирован кодекс поведения оперов на время сопровождения судебных процессов: в ходе процесса прессуй задержанного, копай под адвоката, вербуй свидетеля, поговори с присяжными … Сделай всё для победы обвинения. Новая газета. — № 92 — 2010. С. 10).

Такого абсурдного текста уже давно не появлялось в нашей и без того абсурдной жизни. Но он, как видим, появился и проиллюстрировал то, как сегодня себе представляют законность не только сотрудники МВД (там всё ясно), но и вся наша российская власть, удерживающая этого страшнейшего монстра на своих плечах.

Такие научные мысли сами по себе не рождаются. Упомянутый «кодекс» — это не плод воспалённого научного воображения. Ведь опубликовал его официальный государственный источник, который просто так ничего не делает и не публикует. Объяснение здесь достаточно простое: исподволь идет подготовка всей российской судебной и правоохранительной системы к «завинчиванию гаек», к реконструкции тоталитарного и диктаторского режима.

Сначала подготавливается идеологическая база, затем научная, а завершить «волю правящего класса» останется законотворцам.

Изложенное позволяет сделать неутешительный и безрадостный вывод, что в классовом буржуазном обществе суд, как и вся правоохранительная система, самой природой своего существования поставлен государственной властью, к которой он принадлежит и сам, в условия невозможности быть справедливым и объективным к тем, кто посягает на отношения, в которых имеется какой-либо интерес правящего класса, или если правящей буржуазии и государственному чиновничеству не выгодна справедливость и объективность при той или иной конкретной ситуации. Например, как в описанных выше конкретных обстоятельствах.

О глубоком системном кризисе, поразившем судебную и правоохранительную системы, свидетельствует рост справедливых жалоб на действия милиции, следователей, прокуроров и судов, значительное увеличение кассационных, надзорных и иных обжалований незаконных судебных решений, рост справедливых и объективных возражений против действий суда, замечаний на протоколы судебных заседаний, обращений к судебному сообществу о недостойном поведении судей, которые почти всегда оказываются отклоненными по формальным (читай – законным) основаниям.

О кризисе свидетельствует и рост удовлетворенных жалоб россиян в Европейский суд по правам человека, а также рост многочисленных адвокатских актов в защиту пострадавших от неправомерных действий и решений российского суда (публикаций в прессе, публичных выступлений в аудиториях, откровенных стычек с судьями во время судебных процессов).

Об этом же свидетельствует и обратная реакция судей, милиционеров, прокуроров и следователей противостоять людскому напору, нивелировать роль адвокатов и  других правозащитников в процессе, всё большее и большее сплачивание между собой с целью противостояния закону, здравой логике, истине и справедливости, о чём свидетельствует полный отказ судов и начальников всех уровней от личного приёма посетителей с жалобами на действия и решения нижестоящих должностных лиц, судов, правоохранителей, существенное сокращение сроков для надзорного обжалования, увеличение числа обвинительных актов и уменьшение оправдательных, увеличение отказов в удовлетворении справедливых ходатайств по рассматриваемым делам, увеличение жалоб со стороны судейского сообщества и Минюста на адвокатов.

Выход из такого состояния возможен только один – смена капиталистической парадигмы жизни общества (по примеру названных выше цивилизованных европейских государств) и действительный (а не на словах) поворот страны к социальному правовому мироустройству с сформированным средним классом, которому будет принадлежать вся государственная власть, контролируемая общественными институтами.

А пока же, несмотря на такие вот «кодексы» и симбиозы, в условиях существующего режима судебной адвокатуре и её адвокатам придется с невероятным напряжением сил делать всё возможное, что им предоставлено законом, чтобы как можно эффективнее облегчать участь своих доверителей. В том числе и с применением тех методик, которые даются в настоящем сайте, где многие неравнодушные мои коллеги делятся своими секретами, как побеждать чиновников и власть.

Иного, к сожалению, на сегодняшний день не изобретено.

Адвокат Сергеев Владимир Иванович

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Залог успешной работы адвоката: 2 комментария


  1. Почитать статью — все плохие! Милиция (полиция), прокуратура, суды. Хорошие только адвокаты! Ну-ну!


  2. Потрясающе точная статья. Мысли, изложенные в ней очень актуальны сегодня. Этими вопросами задаются многие прогресивные люди.
    По роду своей адвокатской деятельности мне часто приходится отстаивать в суде законные права своих клиентов. И мне, как и Вам, до боли знакомо чувство горького разочарования в нашей правоохранительной и судебной системе. Ваши примеры могут служить доказательством к тому, что воровство на всех уровнях власти стало непременным атрибутом нашей жизни.
    Что же с этим делать? Свои размышления по этому поводу я изложила в статье «Вор НЕ должен сидеть в тюрьме».:
    http://www.yburlan.ru/biblioteka/vor-ne-dolzhen-sidet-v-tyurme
    И до недавнего времени очень остро не хватало понимания, почему коррупция и произвол зачастую правят бал в храме закона. Ответы я нашла в статье «Коррупция. Кто виноват, и что делать» или «Загадочная русская душа-II»:
    http://www.yburlan.ru/biblioteka/korruptsiya-ili-zagadochnaya-russkayadusha-ii

    Каждый раз, с особым трепетом ожидая, какой вердикт провозгласит судья, выйдя из совещательной комнаты, я понимаю, что к правосудию должны быть допущены не только те спецалисты, которые являетются профессионалами своего дела, но те, кто понимает и предвидит мотивы чужого поведения, а также имеет развитое чувство социального страха перед обществом .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.