Телохранитель и переводчик Солоника

Я созвонился с Наташей, и она сообщила мне, что к ней поступила информация: да, это действительно он. Еще раз посещать морг уже не стоило.

Через несколько дней я зашел в полицейский участок, чтобы получить доступ в морг и как-то принять участие в официальном опознании. Однако чиновник греческого министерства общественной безопасности – так называется греческая полиция – долго не мог понять, чего от него хотят. Каждый раз, как я говорил «Александр Солоник», он поправлял меня: «Владимир Кесов». Я показываю документы, подтверждающие, что я приглашен представлять интересы родителей погибшего Александра Солоника.

– Извините, – сказал греческий чиновник, – он у нас проходит под именем Владимира Кесова, как гражданин Греции. Поэтому вы, как российский адвокат, к этому никакого отношения не имеете. Если бы вы принесли нам документы, подтверждающие то, что вы представляете интересы родителей Владимира Кесова, то мы бы это проверили, после чего, конечно, дали бы вам разрешение.

Я долго препирался с ним, говоря о правах человека, о Совете Европы, но все это было бесполезно. Хотя обхождение его было очень вежливым.

Когда я уже собрался уходить, он, как бы ободряя меня, сказал:

– Мы все знаем, что это Александр Солоник, а не Владимир Кесов. Но закон есть закон, и мы ничем не можем вам помочь.

Несолоно хлебавши я вернулся в гостиницу.

Вечером мне позвонил некий Костя Грек – тоже из понтийских греков – и, назвав себя телохранителем и переводчиком того человека, изза которого я приехал в Афины, предложил с ним встретиться. А может быть, это провокация? Но любопытство взяло верх.

Мы договорились встретиться в центре Афин, на площади, в одном из русских кафе, где обычно собираются понтийские греки. Условились, что я должен буду появиться с журналом в руке, ну точь-в-точь как в шпионском фильме. Я сел за столик и стал ждать. Вскоре ко мне подсел темноволосый мужчина лет тридцати пяти, в светлой рубашке.

– Костя Грек, – представился он.

Александр Солоник нанял Костю сразу через месяц после того, как появился в Греции. Костя Грек должен был выполнять обязанности не только телохранителя, но и переводчика. Кроме того, он часто ездил по магазинам покупать Солонику одежду и еду.

Жил Солоник в курортном местечке Лагонис.

Я попросил Костю показать мне это место.

– Без проблем, – ответил Костя. – Пожалуйста.

На следующий день на машине, взятой мной напрокат, мы через полчаса были уже в Лагонисе. Дорога шла вдоль моря, но мы свернули с трассы налево и стали подниматься в гору. Вилла была на горе. Я понял, почему Солоник выбрал именно это место. С одной стороны, укромное прибежище, с другой – прекрасно просматриваются подъезды со всех сторон, и кроме того, Афины совсем рядом, в двадцати километрах отсюда.

Мы подъехали к трехэтажной белоснежной вилле с бассейном. Обнесенная живой изгородью густых кустарников, она занимала территорию в 30 – 40 соток. Вокруг бассейна было открытое пространство. Вилла охранялась и была оборудована несколькими видеокамерами, специальным монитором и камерой, работающей на автоматическом режиме и фиксировавшей любой объект, приблизившийся к ограде на расстояние меньше полуметра. Вилла была снабжена еще и дорогостоящей охранной сигнализацией. Даже в асфальт около калитки были вмонтированы специальные датчики, срабатывающие и подающие сигнал на пульте, если кто-то оказывался на расстоянии метра от нее.

Из Лагониса Солоник нередко выезжал в Италию, на Кипр, на Мальту, несколько раз побывал даже в России. С Наташей они расстались давно, и женщины у Солоника сменялись довольно часто. В основном это были русскоязычные женщины, которые обслуживали дискотеки или ночные клубы в Афинах. Изредка он обзаводился украинками, румынками, албанками. Если вначале Солоник соблюдал конспирацию, то со временем уже не скрывал, что он Солоник, что бежал из России.

В декабре 1996 года Солоник познакомился с красивой женщиной и, как я понял, фотомоделью Светланой Котовой. Они часто ездили купаться на знаменитое Теплое озеро, в котором температура воды постоянно, даже зимой, была около двадцати двух градусов.

В конце декабря контракт Кости Грека с Солоником – Кесовым закончился, и Солоник не стал продлевать его. Они изредка перезванивались по телефону и вели короткие разговоры. Но по каким-то причинам Солоник снова возобновил контракт, ссылаясь на то, что в ближайшее время он должен уехать в другую страну, покинуть Грецию.

Костя Грек поинтересовался, когда я уезжаю. А за два дня до моего отъезда он вдруг навестил меня.

– Я забыл сказать, что Солоник звонил вам накануне гибели. Он просил передать, что в банке для вас хранится небольшой пакет.

– Я помню этот звонок. Значит, звонил действительно Солоник?

– Да. Он мне перезвонил после разговора с вами. Я хочу сообщить вам название банка и номер ячейки.

Костя заглянул в свой блокнот и объяснил, как пройти в банк и достать из ячейки пакет. Он вручил мне и ключ от ячейки.

Через несколько минут я уже подъезжал к банку. Я назвал фамилию Владимира Кесова и номер ячейки. Мне выдали второй ключ, и я в присутствии смотрителя банка открыл ячейку и достал небольшой пакет, обернутый скотчем. Расписавшись во всех документах, я поинтересовался, надо ли расплатиться за хранение.

– Нет, – ответили мне. – Ячейка оплачена на несколько месяцев вперед.

– А могу ли я вернуть пакет обратно на хранение? – спросил я.

– Пожалуйста, нет проблем, у вас же есть ключ вашего доверителя.

Я приехал в номер гостиницы, вырубил телефон, уселся в кресло и включил магнитофон.

Я стал слушать исповедь Солоника. Она была записана на шести кассетах. Слушал я до позднего вечера.

Солоник рассказывал про свою прошлую жизнь, про пребывание в России, про заказные убийства, как он их выполнял, как долго выслеживал своих жертв. Упоминал он и о своем пребывании в Греции, о нелегальном приезде в Россию, которую посетил трижды. В последний раз он приезжал с прокурорским удостоверением, в специально сшитом мундире, чтобы не привлекать внимание правоохранительных органов. Тогда же в одном из ночных клубов он и познакомился со Светланой Котовой.

Я был обескуражен и растерян от такого потока информации и не знал, как мне поступить. Везти кассеты в Россию у меня не было никакого желания. Незадолго до моего приезда в Грецию у меня, как у адвоката одной московской группировки, произвели обыск на квартире. Так что я опять аккуратно сложил кассеты в пакет, запечатал и вернул в ту же банковскую ячейку.

Несмотря на волю покойного, тогда у меня не было ни желания, ни возможности опубликовать аудиозаписи Солоника. Чуть позже вместе с московским журналистом Леонидом Шаровым мы выпустили книгу «Солоник – палач и жертва». Но мы выдали художественно-документальную версию и использовали не весь достоверный материал, на что были объективные причины. В частности, тогда находились под следствием несколько человек, лично знавших Солоника.

Автор: Валерий Карышев

Karishev.ru

Курганский терминатор

Возвращение терминатора 1

Возвращение терминатора 2

Машина смерти

Солоник ли был в морге?

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.