Солоник ли был в морге?

Итак, я летел в Афины. Часа через три наш самолет приземлился в афинском аэропорту, и передо мной предстала необычная картина. Все пассажиры без проблем проходили по зеленому коридору, российские же граждане вскоре образовали громадную очередь, напоминающую очереди за дефицитом времен застоя. Каждый полицейский старательно всматривался в наших туристов, желая разглядеть в них, видимо, или мафиози, или шпиона, но только не законопослушного гражданина. Особый интерес проявлялся к женщинам в возрасте до тридцати лет. Процедура прохождения через границу была не из приятных, но наконец она завершилась, и спустя полтора часа я въехал в город.

Меня встречал представитель туристической фирмы, и через некоторое время я был в пятизвездочной гостинице «Парк-Отель» в центре Афин. Но гостиничный номер высоким классом особенно не блистал.

Я составил план работы во время командировки. Первым делом мне предстояло явиться в российское консульство. Но приехать туда я собирался неожиданно, без предупреждения. Я подъехал к консульству на такси. Оно располагалось на горе и напоминало большую виллу, которая утопала в зелени, огороженная со всех сторон высоким забором. Это был живописный, красивый район, застроенный виллами богатых людей.

Я подошел к забору российского консульства и нажал кнопку звонка. Меня спросили о цели визита. Я ответил: мне надо повидать консула. Он будет через час-полтора, услышал я в ответ.

– Хорошо, я его подожду. – И я опустился на скамейку.

Как выглядит консул, я примерно знал. Подъехала машина, из нее вышел высокий седовласый мужчина, лет пятидесяти, по-спортивному подтянутый, и вошел в здание консульства.

Я снова нажал кнопку звонка.

– Вы можете войти, – сказали мне.

Поздоровавшись, я представился консулу, показал все свои документы, командировочное предписание и сказал, что приехал по делу Александра Солоника. Консул сразу меня остановил:

– А он проходит у нас как Владимир Кесов.

– Как?

– Он ведь по документам грек, – сказал консул.

– Но мне необходима ваша помощь. Нужно установить, он это или не он, или связаться с представителем официальных греческих властей и провести опознание тела.

– Хорошо, я постараюсь что-нибудь разузнать и сообщу вам.

На следующий день я вновь приехал в консульство за ответом. Консул сказал, что он связался с Москвой, проконсультировался и получил указание: поскольку Солоник в Греции проходит как Владимир Кесов, гражданин Греции, то, следовательно, российское консульство к нему никакого отношения не имеет и не вправе оказывать адвокату, как представителю негосударственных органов, подчеркнул консул, никакого содействия.

– Ну что ж, спасибо, – сказал я.

– За что?

– Хотя бы за то, что дали мне такую информацию.

– Понимаете, я знаю, что он Солоник. Все это знают. Но по документам он Владимир Кесов, и мы не вправе принимать в этом деле участие.

От консула я услышал о некоторых подробностях. Накануне гибели Солоника по Афинам прошла волна убийств среди понтийских греков – это репатрианты из России. В Афины приезжала опергруппа из РУОПа и нашла Солоника уже мертвым; сначала думали, что труп заминирован, и стали тащить его проволокой, поэтому очень сильно повредили лицо…

Поддержкой и помощью российского консульства заручиться не удалось. В греческие органы я, конечно, обязательно обращусь. Но пока попытаюсь самостоятельно что-нибудь предпринять, продолжить свое, начатое когда-то расследование, теперь уже не после побега, а после гибели Солоника.

По моей просьбе переводчик туристической фирмы познакомил меня с понтийским греком. Я хотел попросить его показать мне предместье, где снимал виллу Александр Солоник. Однако прежде всего я предложил своему спутнику съездить со мной в морг.

Неофициальными, скажем так, путями мы проникли в специальный полицейский морг на окраине города. Это было примерно 22 февраля, а погиб он 2-го, то есть прошло уже двадцать дней после его смерти.

Работники морга, конечно, не хотели показывать нам тело Владимира Кесова. Но понтийский грек, хорошо владевший греческим языком, сумел их уломать.

В морге трупы были закрыты в специальных люках. Смотритель сразу провел нас в тот сектор морга, где лежало много трупов.

Мы подошли к люку с английской надписью «Владимир Кесов». Работник морга повернул ручку, люк открылся. Он выкатил носилки с телом. Я посмотрел: лицо было обезображено, и, как я ни всматривался в него, никакого сходства с Солоником не мог обнаружить. Он это или не он?

Я попросил через переводчика перевернуть тело, чтобы я смог найти шрамы. Но в эту минуту прибежал другой сотрудник и стал что-то говорить. Оказалось, что снова приехали из полиции, и надо было срочно покинуть морг, что мы и сделали, воспользовавшись другим выходом.

Автор: Валерий Карышев

Karishev.ru

Курганский терминатор

Возвращение терминатора 1

Возвращение терминатора 2

Машина смерти

Телохранитель и переводчик Солоника

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.