Очерки АДВОКАТУРЫ. Очерк второй

Начало здесь. Надо понимать, что адвокатские фирмы и бюро делают в России свои первые шаги. Вряд ли поэтому кто-либо возьмется всерьез утверждать, что он знает, «как надо». Однако общие предположения о том, как должна быть организована адвокатская фирма (бюро), каковы должны быть принципы ее работы и как должны строиться взаимоотношения с клиентами, наверное, можно высказать.

Следует, очевидно, начать с того, что определиться — в чем разница между фирмой и бюро. По мнению автора, фирма — это большое бюро. Когда для совместной повседневной работы объединяются 2-5 .адвокатов — это бюро. Если более 5 — фирма. Конечно, я не говорю о «жесткой «зависимости обозначения адвокатского образования от количества работающих там адвокатов. Здесь и вопрос «вкуса», и вопрос сохранения уже сложившегося имени и некоторые другие.

Так, например, наше бюро было названо именно так, поскольку на момент его создания нас было три партнера и два адвоката-ассоциатора (что это такое — чуть позже). Сегодня у нас в бюро 7 партнеров и 4 ассоциатора. Можно уже, казалось бы, и переименоваться в фирму. Но зачем? Реноме создается качеством работы, а не «гигантоманией» в названии. Конечно, с другой стороны, название «бюро» более подходит для специализирующейся в какой-то области права группы юристов, а для тех, кто замахивается на «универсальность» больше пристало называться фирмой. Но переименовываться нам не захотелось.

Для краткости изложения договоримся, что впредь, говоря фирма, мы будем иметь в виду и фирму и адвокатское бюро. Начнем с «верхнего эшелона».

Фирму создают партнеры. Это, как правило, опытные адвокаты, которые принимают решение объединиться и работать сообща. «Партнеры» — слово «не наше», пришедшее к нам из США, поскольку именно там зародились первые адвокатские партнерские фирмы. Этот термин достаточно точен. Фирма — действительно, партнерское образование, где не просто под одной крышей (как в юридической консультации), а именно вместе, сообща, помогая друг другу, исповедуя «командную» психологию, работают профессионалы.

Как показал опыт, партнерская фирма может ждать успеха в том случае, если первоначально объединились адвокаты приблизительно одного «уровня» как по своей силе, так и по своей «популярности». Если у одного из партнеров клиентов много, а у других их нет, это не вполне партнерская фирма, это скорее кабинет одного из адвокатов, где вместе с ним работают другие адвокаты. Хотя, разумеется, это не правило, из которого не может быть исключений. Возможны ситуации, когда один (два) адвоката явно лидируют в рамках фирмы как по количеству «персональной» клиентуры, так и, зачастую, по своему профессиональному уровню. Однако другие партнеры, более молодые, весьма быстро «сокращают дистанцию», и такая фирма может считаться партнерской уже сегодня. Причина для такого утверждения в том, что основным критерием именно «партнерской» фирмы, с моей точки зрения, является все-таки другое — способ организации труда.

Сейчас в Москве действует несколько сильных адвокатских фирм. Интересно отметить, что все они, по своей внутренней организации, совершенно разные. Стоит рассмотреть эту тему на примере двух из них, которые мы условно обозначим — фирма А и фирма Б. На фирме А собрались три равносильных очень известных адвоката и четыре более молодых адвоката, чуть послабее, но, все равно «выше среднего» уровня. На этой фирме практически нет ассоциаторов, весьма мал и технический персонал. Фирма Б организована существенно иначе. Здесь есть два адвоката «высшего уровня» (вровень с «первой тройкой» фирмы А) и трое молодых, значительно более «слабых» адвоката, но с огромным потенциалом. Кроме того, на фирме Б технический персонал, состоящий исключительно из студентов-юристов (дневной, вечерней и заочной формы обучения), заметно больше, может быть, даже чересчур большой с точки зрения сегодняшних потребностей фирмы Б.

Совершенно ясно, что доходы фирмы А, «в расчете на одну адвокатскую душу», значительно превышают доходы фирмы Б. Соответственно, фирма А может больше средств расходовать на общеколлегиальные нужды: ремонт офиса, приобретение мебели, оргтехники и т.д. Разумеется, и «зарплата» адвокатов в фирме А выше. С другой стороны, у фирмы А есть и два, с моей точки зрения, существенных недостатка. Первый — адвокаты этой фирмы работают более разобщенно, чем адвокаты фирмы Б. Разумеется, вполне возможны случаи, когда одной и той же проблемой станут заниматься два адвоката этой фирмы. Но это все-таки исключение из правила, и не правило. И второе — на фирме А учет поступающего гонорара от клиентов — индивидуализирован. То есть, у каждого адвоката есть «свои» клиенты, а точнее — у каждого клиента «свой» адвокат. Соответственно при распределении гонораров значение имеет не то, кто и сколько заработал (а главное — как проработал), но то — чей клиент сколько заплатил. Поступающий гонорар сразу «зачисляется» на лицевой счет конкретного адвоката, а потом с этого лицевого счета снимается «доля» адвоката в общих расходах фирмы. Разумеется, что на фирме А строго соблюдается очередность при принятии «бесплатных» поручений, что помощь друг другу, если она требует значительных временных затрат, оценивается в денежном эквиваленте, присутствуют, к сожалению, и элементы конкуренции во взаимоотношениях партнеров.

У фирмы Б этих проблем нет. (Зато есть другие.) Здесь принципы взаимоотношений между партнерами иные. Нет «индивидуальных» клиентов, все клиенты — это клиенты фирмы. Соответственно нет проблем в привлечении того или иного адвоката к конкретной работе для любого клиента, нет необходимости даже обсуждать стоимость такой помощи. Не возникает сложностей и при решении вопроса, кто бесплатно проведет в суде трудовое или уголовное дело, или потратит пару недель на работу над законопроектом по просьбе депутата Государственной Думы. Распределение гонораров в конце месяца происходит по следующей схеме — из общей суммы гонораров вычитается сумма общих расходов, а остаток делится между партнерами в соответствии с заранее установленным процентом. Как я уже сказал, и у этой фирмы есть свои проблемы. Например, при такой системе организации труда можно легко «отсидеться за спиной» тех, кто работает, а самому немножко «повалять дурака». Если это на недельку-две, партнеры могут и не заметить (или сделать вид, что не замечают), если же дольше — конфликт неизбежен. Именно поэтому на фирме Б «процент» участия адвоката в «общем котле» пересматривается каждые три месяца. Но, по признанию самих адвокатов фирмы Б, этот способ «воспитания» больше порождает конфликты, нежели активизирует «заленившегося» партнера.

Как мы видим, обе формы несовершенны. Однако лично мне методика работы фирмы Б кажется в перспективе более обещающей, нежели фирмы А. И дело здесь не в том, что такой подход к распределению гонораров более правильный, хотя и это возможно, а в том, что на фирме Б идет постоянная совместная работа, взаимообогащающее профессиональное общение адвокатов. Один философ заметил, что обмен яблоками отличается от обмена мыслями тем, что если у двух меняющихся было по одному яблоку, то после обмена по одному и осталось, а вот если было по одной мысли, то после обмена стало по две. Мне кажется, что на фирме Б постоянно и незаметно идет этот процесс. Кроме того, напомню, что на фирме Б больше «малоопытных» адвокатов и студентов-юристов, которые, постоянно работая с более опытными коллегами, набираются опыта и знаний не на «костях клиентов». Другими словами, как можно было раньше говорить, у фирмы Б есть «подрастающее поколение», а вот фирме А придется со временем принимать в свои ряды уже «готовые» кадры. Однако ясно, что «выращенный свой» войдет в партнерское сообщество куда легче, чем «взрослый чужой».

Вместе с тем с сожалением вынужден констатировать, что партнеры фирмы Б явно опередили свое время, их организация работы на сегодняшний день несколько идеалистична. Насколько мне известно, на день написания этих строк, фирма Б перешла на организацию работы, которую изначально установила фирма А. Не обошлось там и без потерь — один из ведущих партнеров, очень хороший адвокат, фирму покинул. Он по объективным причинам, не мог работать с такой нагрузкой, как остальные партнеры, а уменьшение своего «процента» в общем «котле» посчитал оскорбительным.

Но как бы там ни было, для нас важным является то, что возглавляют фирму партнеры. Высшим органом партнерской фирмы является их общее собрание, а повседневной ее жизнью руководит один из партнеров, называемый на каждой фирме по-своему, от скромного «старший партнер» до несколько высокопарного «президент». Смысловой разницы нет, где как сложилось, там так и осталось. Важно лишь то, что и старший партнер, и директор, и президент фактически выполняют функции заведующего консультацией (правда, куда как в более широком объеме), но вот «назначаются на должность» не президиумом коллегии, а самими партнерами. Объяснять разницу с точки зрения последствий, я думаю, не надо. Руководитель фирмы не беспокоится о том, как понравиться президиуму, зато об интересах своих партнеров думает постоянно. На некоторых фирмах это — оплачиваемая работа, на некоторых — бесплатная.

Второй эшелон юридической фирмы — ассоциаторы. В классическом американском варианте ассоциатор — это выпускник юридической школы (эквивалент нашего юридического вуза), принятый на работу в фирму и получающий фиксированную зарплату. Как правило, ассоциатор в США либо сразу по окончании института, либо в течение первого, максимум, второго года работы на фирме сдает «бар» — экзамен (т.е. экзамен на право практиковать в судах штата и соответственно на право быть принятым в коллегию адвокатов в ее американском варианте). Успешно работающий ассоциатор может рассчитывать со временем стать партнером. Для крупных фирм этот срок достигает 6-8 лет. Опять-таки в крупных американских фирмах не принято осуществлять какие-либо дополнительные выплаты ассоциаторам (кроме зарплаты, которая растет ежегодно), такие, как, например, бонусы, премии и т.п.

Для России сегодня характерно отсутствие четких «стандартов» применительно к условиям работы ассоциаторов. Мне приходилось видеть ассоциаторов и студентов-третьекурсников, и молодых адвокатов, и весьма пожилых юрисконсультов. И все же есть нечто общее, определяющее понятие ассоциатор в наших условиях. Прежде всего, это юрист, работающий за зарплату. С термином «зарплата» надо сразу разобраться, чтобы не было путаницы.

Применительно к адвокатской фирме зарплата означает не процент от общего «суммарного» гонорара фирмы, а фиксированную сумму, выплачиваемую в рублевом эквиваленте. Другими словами, доход ассоциатора не связан «напрямую» с финансовыми результатами работы фирмы. Иногда это приводит к парадоксальным результатам. Так, например, в некоторых фирмах бывают случаи, когда ассоциатор получает больше, чем партнер. Такое может иметь место, когда фирма несет расходы по ремонту офиса, когда денег просто мало было заработано, когда надо приобрести какую-либо дорогостоящую оргтехнику. Разумеется, партнеры вынуждены «экономить на себе».

Основная цель ассоциатора — набраться опыта, «обзавестись» собственной клиентурой и стать партнером. Мне представляется правильной такая организация работы, при которой ассоциатор всегда работает либо вместе с партнером, либо под его непосредственным руководством и контролем. Только в этой ситуации вырабатывается единый «стиль фирмы», только так ассоциатор может реально перенять опыт старших адвокатов. Совсем неправильным будет доверить молодому ассоциатору какое-либо направление работы, или поручить какой-то проект и оставить его без контроля. В юридических консультациях, к сожалению, такое случается — приняли стажера в адвокаты — «плыви». Если он сам спросит более опытного коллегу о чем-либо, тот ему, разумеется, поможет. Хотя свои ноу-хау раскрывать не станет: все-таки пусть и будущий, но конкурент. Как результат — учеба «на костях» клиентов. На фирме же все не так. Во-первых, нет места конкуренции, скрывать нечего — работа идет на общий результат. Во-вторых, молодых контролируют не по их просьбе, а зачастую вопреки их желанию: фирма не может позволить себе рисковать своим именем, и не важно, кто его подпортит. И наконец, в-третьих, в каждом ассоциаторе на фирме видят потенциального партнера. А коли это так, если помнить, что «ни одна цепь не может быть крепче своего самого слабого звена», то работают партнеры с ассоциаторами не жалея сил, понимая, что для них самих, возможно, это важнее, чем для ассоциатора.

Я абсолютно убежден, что будущее адвокатской фирмы зависит, если не исключительно, то в основном от того, как на данной фирме относятся к ассоциаторам. Если это только «рабочая сила» — у фирмы нет будущего.

Мы уже отметили, что ассоциаторы, как правило, работают «за зарплату». Но есть и другие варианты. Так, на некоторых фирмах ассоциаторам выплачивается определенный процент от отработанного ими гонорара, скажем, — половина. В некоторых фирмах вопрос решается иначе — ассоциатор имеет некую «базовую» зарплату, в известном мне случае 750 тыс. руб., и плюс к этому, получает по 50 тыс. за каждый «отработанный» час. (Здесь на до пояснить, что имеется в виду под «отработанным» часом. Многие фирмы строят свою гонорарную политику с клиентом на «почасовой» форме оплаты труда. То есть клиент оплачивает работу фирмы не по твердой ставке — столько-то рублей за выполнение такого-то поручения, а по почасовому тарифу — за каждый час работы по делу клиента, скажем, 500 тысяч. Если часть работы поручена ассоциатору, то за его работу клиент также должен будет платить по почасовому тарифу, соответственно часть этого гонорара идет в «зарплату» ассоциатору, а остальные деньги направляются на оплату расходов по содержанию фирмы — оплата аренды, коммунальных платежей, зарплата технического персонала, «базовая» зарплата самих ассоциаторов и т.д.)

Третий эшелон — юридические помощники. Работа юридического помощника достаточно разнообразна. Здесь и техническая деятельность по регистрации предприятий, и подготовка меморандумов (анализ и обобщение нормативных актов) по интересующему ассоциатора или партнера вопросу, и написание наиболее простых юридических документов. В подавляющем большинстве случаев на должностях юридических помощников трудятся студенты-юристы. Такая работа дает им возможность, с одной стороны, иметь весьма значительную прибавку к стипендии (если это «дневники») и, с другой стороны, «пощупать» на практике свою будущую профессию.

По моему глубокому убеждению, каждой адвокатской фирме необходимо иметь собственную кодификацию. Законодательство меняется столь стремительно, что ни одна компьютерная база данных, никакие периодически издаваемые сборники нормативных актов не могут гарантировать фирме «свежести» используемой ею информации. Только работа с газетами, бюллетенями, с любой самой оперативной периодикой, естественно, дополнительно к компьютерным базам данных и отраслевым сборникам, может служить относительно надежной гарантией того, что консультация, данная клиенту, не будет основана на уже отмененном или измененном нормативном акте. Могу добавить, что кодификация нашей фирмы находится в постоянной связи с наиболее «плодовитыми» на новые нормативные акты министерствами и ведомствами: Центральный Банк, Госналогслужба, Государственный таможенный комитет, Высший арбитражный суд (здесь, разумеется, речь идет не о новых нормативных актах, а о постановлениях о порядке применения уже действующего законодательства) и другими.

Сотрудниками кодификации, как правило, бывают либо студенты-юристы, либо, наоборот, юристы, вышедшие на пенсию, для которых «беготня» по судам уже не под силу. И та и другая категории имеют свои резоны для работы кодификаторами, правда, молодые все время рвутся к более живой деятельности (Очерк третий).

М.БАРЩЕВСКИИ, кандидат юридических наук,
президент адвокатского бюро «Барщевский и партнеры» Московской городской коллегии адвокатов

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.