Гласность правосудия

«Гласность правосудия» — зачем она нашему обществу?

А и вправду – «зачем?»… Может ну её в угоду властителей судеб? Зачем о ней столько пересудов? Зачем мы подписали и ратифицировали Конвенцию о защите прав человека и основных свобод о том, что каждый человек имеет право на публичное разбирательство дела … независимым и беспристрастным судом? Может там, в Европе, дураки сидят и голову нашим властным правоприменителям морочат?

Лично в моей памяти «ретро-FM-поколения дискотек 80-х годов» ещё свежи воспоминания речей генсека Горбачева М.С, с экранов телевизоров, о том, что наше общество стало на рельсы «перестройки» и «гласности». Сколько было тогда сказано о ней, об этой самой «гласности», считать — не пересчитать. Но на самом деле, как же её понимать сейчас? Приведу пример из практики моего противостояния в этом понимании с одним из судей Иркутского областного суда в городе Братске.

Намеренно не собираюсь скрывать ни фамилий ни имен публичных фигурантов (судьи, следователи и др.) этого конфликта по двум особо важным делам, так как эта самая «гласность» должна служить оружием в борьбе против вседозволенности и бесконтрольности представителей всех ветвей государственной власти, а в особенности — судебной… Гласность – это, прежде всего, освещение, то есть предание суду общественности грязных делишек власть имущих особ. Это эффективный инструмент общественного контроля, а значит и демократии, как власти большинства (народа). Пожалуй – это единственное оружие, которое может противостоять такому мерзкому и коррумпированному явлению, как судейская корпоративность. Она должна разбить миф о правовой исключительности судей, малодушно прикрывающихся, по разным поводам, своими законными гарантиями независимости.

Как мы, уважаемые коллеги, знаем, понятию открытости и гласности судопроизводства дается развернутая характеристика в решении Европейского суда по правам человека от 8 декабря 1983 г. по делу Претто и других против Италии: «Публичный характер судопроизводства, о котором говорится в статье 6 п. 1 Конвенции, защищает тяжущихся от тайного отправления правосудия вне контроля со стороны общественности; он служит одним из способов обеспечения доверия к судам, как высшим, так и низшим. Сделав отправление правосудия прозрачным, он содействует достижению целей ст. 6 п. 1, а именно справедливости судебного разбирательства, гарантия которого является одним из основополагающих принципов всякого демократического общества…».

Странная в нашей стране получилась метаморфоза с прозрачностью правосудия. Всех либеральных деятелей нашей страны вдохновлял и вдохновляет тот факт, что нет больше, так называемой ими «империи подавления личности» (СССР), но, в то же время, никого не удивил тот факт, что советское правосудие было на порядок демократичнее нынешнего. Так, очень точно это антинародное явление подметил мой коллега, проректор Российской академии адвокатуры и нотариата, профессор Бойков А.Д. в своей статье «К вопросу о гласности правосудия»1: «Теперь мы имеем новый, необычный суд, осуществляемый государственным чиновником единолично, часто даже не в зале судебных заседаний, а в служебном кабинете с максимальным упрощением процедуры. Принцип коллегиальности правосудия теперь не упоминается даже в учебниках. Конституция России предусматривает право граждан участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32). Но народные заседатели из суда изгнаны, а суд присяжных – гордость реформаторов — не для всех. Его реальная подсудность составляет значительно менее одного процента от числа рассматриваемых уголовных дел, на гражданские дела эта форма правосудия не распространяется вообще. В прежние времена судьи в СССР избирались народом. Избираемого судью знало население района, и он обязан был о своей деятельности отчитываться перед избирателями. И народные заседатели, избиравшиеся трудовыми коллективами, отчитывались перед ними. Теперь и этого нет. Таким образом, одна из важнейших целей судебной реформы, связанная с демократизацией правосудия, обеспечением его «прозрачности» и приближением его к населению, не достигнута. Более того, реформа шла в обратном направлении».

Тут профессор Бойков не упомянул, что с 11 января 2009 года, под шумок объявленной борьбы с терроризмом2, политическая партия действующей власти «Единая Россия» значительно сузила даже этот «один процент» уже имевшейся компетенции прямого суда народа (присяжных заседателей). Такие преступления как: террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования, массовые беспорядки и ещё пять преступлений3 выведены из поля зрения народа, как единственного носителя суверенитета и единственного источника власти в России4. Почему, именно в этом случае, наша партия власти не берет пример с судебной системы США, где присяжные судят повсеместно, остается политической загадкой. Более того, гласности и непосредственности власти народа теперь нет и при выборе губернаторов и мэров городов. И такое положение можно назвать демократией? Получается, что до победы сторонников Ельцина Б.Н. в 1991 году многонациональный народ СССР имел больше власти и прав, а представители этих самых масс (присяжные), не могут судить о беспорядках в этих же самых массах. Наши послушные Кремлю депутаты массово проголосовали за то, что судить о том есть ли порядок в массах или там царит «беспричинный беспорядок» может только угодливый правительству профессиональный судья.

Вернемся к Федеральному закону от 30.12.2008 № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму», который, волею «Единой России», лишил компетенции суда народа (присяжных) по обвинениям наших граждан в: террористическом акте, захвате заложника, организации незаконного вооруженного формирования, массовых беспорядках, государственной измене, шпионаже, насильственном захвате власти, вооруженном мятеже (сейчас обвиняется и сидит в СИЗО п-к ГРУ Квачков В.В. http://ria.ru/trend/kvachkov_new_charge_23122010/ ) и диверсии. Из этих статей УК только две статьи не относятся к компетенции следствия ФСБ… Теперь вопрос на сообразительность: какую цель преследует действующая власть, закрывая от народа тайной завесой такие судебные процессы, лишая наше общество общественного контроля над такими судами, превращая, тем самым эти суды, в тупую и предсказуемую расправу? Отвечу… Власть понимает, что все указанные статьи ФСБ представляют угрозу именно их сытому, размеренному и коррумпированному существованию, не давая даже теоретической возможности простым людям защитить своим (народным) судом своих патриотов и защитников, как: полковников Буданова, Квачкова, младших офицеров: Аракчеева http://www.arakcheev.info/node/614 и Худякова (этих вообще незаконно лишили права на суд присяжных) и многих других.

Сталкиваясь с адвокатами, в кулуарах суда, от них только и слышу в ответ на привычное «как дела?»: «С переменным успехом борюсь с правосудием…». Прочитал статью об этом вопросе своего уважаемого коллеги Адвоката Гаспарян Нвера Саркисовича под названием «Протокол или прокол?»5, и хотел поделиться с ним о том, что в его статье подробно не рассматривались нюансы ведения и предоставления суду аудиозаписи, как альтернативы письменному и необъективному протоколу суда. Как показывает моя практика, в итоге, суд первой инстанции трусливо открещивается от такой аудиозаписи, понимая всю несостоятельность и лживость подписанного им протокола по сравнению с аудиозаписью. В этом случае судья не допускает даже возможности того, что бы эта запись попала в суд второй инстанции вместе с уголовным делом. Да и её (аудиозапись) там особо не ждут. Ведь в этом случае судебная коллегия уже не сможет сделать такой вывод, как в деле Котова6, что, так как они не присутствовали в зале судебного заседания при рассмотрении уголовного дела, то не знают и не могут знать правильны ли принесенные замечания на протокол судебного заседания. В этом случае прослушивание записи позволит им обеспечить такое «присутствие». Не нравится коллегии судей запись – проводите экспертизу… Всем же понятно, что на техническую запись разговора роптать, все равно, что на «зеркало пенять»…

Вот почему, в моем случае, судья затеяла войну суда против очевидности и здравого смысла, то есть против этой самой гласности (публичности). Это противостояние выразилось в полном игнорировании судами фактов, изложенных в моей аудиозаписи, что очень печально. И тут нужно согласиться с Нвером Саркисовичем в том, что нужны срочные изменения в УПК РФ для обеспечения публичности судебных процессов. Им совершенно верно подмечено, что ознакомление и рассмотрение замечаний на протокол судебного заседания должны быть до прений сторон с обязательным участием стороны подавшей эти самые замечания. Я бы добавил к этому, что нужны изменения в УПК связанные с обязательным рассмотрением замечаний на протокол судебного заседания с участием всех сторон процесса, необходимо провести модернизацию судебного процесса в виде обязательного отражения хода суда с помощью беспристрастной аудиозаписи всех, без исключения, видов судебных заседаний. В идеале эта модернизация должна закончиться введением в судебный процесс обязательной видеосъемки судебных заседаний.

Глубоко убежден в том, что как аппарат суда, так и адвокатура должны служить одной единой цели – достижению истины, а если есть разное понимание «истины», то это уже нездоровая ситуация (Продолжение следует).

Автор: Игорь Фомин, адвокат

«Новая Адвокатская Газета»

Приложение № 1

Приложение № 2

 

 

 


 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

4 thoughts on “Гласность правосудия

  1. Что такое судья-я даже затрудняюсь ответить!это нечто!именно такой профессионализм нашей судебной российской структуры сподвиг меня на учебу и постоянное обучение в юридическом направлении.не дай бог пережить каждому,что пережила я пока не стала юристом!но очень хочу стать адвокатом!!!!

  2. ГЛАСНОСТИ о ЖКХ просто нет… Только отдельные ассоциации защиты прав собственников и ТСЖ отстаивают права жильцов в том, чтобы им не начисляли НДС 18% — на физических лиц он не должен начисляться, а уже ряд лет налоговая принимает эти налоги, даже на гляди из какого кармана они их получают. Молчу про прокурорский надзор законности. В 70-годы за хищения в крупных размерах давали по 20 лет, а теперь даже в суде трудно добиться справедливости, дела лежат годами… и вернут ли УКРАДЕННОЕ \ ПОХИЩЕННОЕ C % — ми ? Нам же как физическим лицам пеню насчитывают ! ! !

  3. Гласность, ответят вам важные чиновники, смотрите на сайтах судах. И я смотрю. Опять же, от безответственности, они реально там пишут «правду-матку». Простой пример: АС СПб, судья Фуркало, дело А56-27712/11. 06.07.11 было вынесено аж два решения, причем взаимоисключающие: одно, оставить без движения заявление о вступлении в дело о банкротстве (аналогичное уже было вынесено 27.05.11), второе: возвратить заявление о признании должника банкротом. «Гуманность» судьи даже фиговым листочком не прикрыта. Так что, граждане налогоплательщики, получите гласность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.