Перестрелка у «Садко-Аркады». КУРГАНСКИЕ

Встреча была назначена в баре Торгового центра «Садко-Аркада». Часов около пяти вечера я уже подъехал туда. «Садко-Аркада» находится на Краснопресненской набережной, примерно напротив гостиницы «Украина». Около комплекса раскинулась большая автостоянка, где я и оставил машину.

Я прошел в бар, который был переполнен посетителями, и сразу увидел поднятую руку. За столиком сидели Олег, Виктор и еще какой-то незнакомец. Они приветливо помахали мне и пригласили подойти. Я присел за их столик.

Виктор улыбнулся и сказал:

– Мы вас снова побеспокоим, но на сей раз уже не по уголовным делам. Вот контракт, который нам предлагают заключить. Вы не могли бы посмотреть, насколько он правильно составлен, есть ли в нем подводные камни для нас.

Я принялся изучать контракт, составленный на двенадцати страницах, отпечатанных на машинке. Подробно разъяснялись права сторон. С одной стороны фигурировало какое-то предприятие, с другой – совместное предприятие или иностранная фирма, не помню уже. Я внимательно прочел документ и никаких юридических изъянов не обнаружил.

– Контракт составлен совершенно верно, и никаких претензий к нему у меня нет, – сказал я.

Виктор взял салфетку и стал рисовать мне схему коммерческой сделки, обводя кружочками и соединяя стрелками стороны и движение товара. Я все внимательно посмотрел и сказал, что каждая стрелка и каждый кружочек отражен в пунктах контракта. Когда мы разговаривали и пили кофе, я почувствовал на себе чей-то взгляд и внимательно оглядел переполненный зал. Почти у всех были мобильные телефоны, которые время от времени звонили. Недалеко от нас за столиком сидели молодые ребята. Я догадался, что это охрана Олега и Виктора. Видимо, многие новые русские назначали здесь свои встречи, вели деловые переговоры.

Меня по-прежнему не покидало ощущение, что за нами кто-то наблюдает. Минут через двадцать – тридцать наша беседа закончилась, мы втроем вышли из «Садко-Аркады» в сопровождении телохранителя. На автостоянке мы задержались, прощаясь друг с другом. Виктор приехал на большом белом «линкольне», который по своим габаритам совершенно не вписывался в стоянку. За рулем сидел молодой парень.

Я направился к своей машине. Не успел я отъехать и нескольких метров, как услышал скрежет тормозов. Из подъехавших «Жигулей» – номера я уже не помню – выскочил какой-то человек в темной куртке, достал автомат и стал стрелять в сторону автомобилей на стоянке. Я видел, как пули летели к «линкольну». Виктор и Олег среагировали молниеносно: в своих дорогих пальто и костюмах они тут же бросились на грязную землю и стали ползти, прячась от пуль, которые, видимо, предназначались им, так как стреляющий все время целился в них.

Казалось, что стрельбе не будет конца. Многие люди, находившиеся около комплекса, тоже попадали на землю и стали ползти к своим автомобилям. Многие машины резко рванули с места. Я услышал крики, видимо, кого-то ранили. Вдруг из Торгового центра выскочили несколько молодых ребят и стали стрелять из пистолетов в автоматчика. Завязалась перестрелка. Автоматчик вынужден был пригибаться. Наконец он вскочил в машину, что была рядом с ним, и она сорвалась с места. За ней внезапно понеслись несколько автомобилей. На набережной остался поврежденный «линкольн».

Я решил уехать восвояси. В тот же день в теленовостях и в «Дорожном патруле» передали подробности перестрелки у «Садко-Аркады». Я узнал, что произошла разборка между неизвестной группировкой и курганскими, что один из лидеров курганской группировки-фамилия не называлась – тяжело ранен и что убит случайно водитель черной «Волги», а на месте перестрелки обнаружено примерно шестьдесят гильз различных видов оружия, включая автомат и пистолеты. Прибывшая милиция никого не задержала, потому что все разбежались.

На следующий день многие газеты вышли с подробными комментариями вчерашнего инцидента. Несколько статей было посвящено курганской группировке. Она заявила о себе в Москве в начале 90-х годов. Сначала курганцы работали с ореховским авторитетом Сильвестром, но после его гибели ближе сошлись с коптевской группировкой, постепенно осваивая столицу.

В этот же день мне позвонил неизвестный человек и сказал, что Виктор тяжело ранен, находится в больнице и очень просил, чтобы я к нему приехал как адвокат.

По дороге в больницу я невольно размышлял о превратностях судьбы: ехал на встречу консультировать по бизнесу, казалось бы, какая может быть опасность, и вдруг – угодил в перестрелку! Вот они, потаенные рифы нашей профессии!

Приближаясь к палате Виктора, я сразу увидел у ее дверей дежуривших вооруженных милиционеров. Я предъявил свое удостоверение, показал ордер. Они сказали, что вопрос моего свидания надо решить с начальством, а пока пропустить меня они не могут. Я заметил, что Виктор в палате не один, и поинтересовался, кто там с ним. Милиционеры ответили, что идет допрос.

– Вот видите! Раз идет допрос, значит, я должен войти.

– Нет, мы ничем вам помочь не можем. Вам необходимо ехать к нашему начальству.

Я узнал, что дело ведет Краснопресненская прокуратура, и отправился туда. Следователь сообщил, что Виктор в тяжелом состоянии. В него попало несколько пуль, а одна задела голову.

– Сейчас вы с ним никак не сможете разговаривать, – объяснил мне следователь. – Но вы не волнуйтесь, мы выставили охрану, и никто к нему близко не подступится.

Почти каждый день я либо приезжал в прокуратуру, либо звонил туда. Иногда наведывался в больницу. Охрана по-прежнему никого не пропускала. Оперативные работники все же допрашивали Виктора, но он ничего толком сказать не мог, кто и почему в него стрелял. Хотя легко было догадаться, что цель перестрелки была одна – убить его.

Примерно через неделю Виктору стало лучше, и я снова настаивал на встрече с ним. Но следователь опять мне отказал по той причине, что Виктор проходил по этому инциденту как свидетель, а значит, адвокат ему не положен.

– Но не исключено, что он будет подозреваемым, – сказал следователь.

– Подозреваемым в чем – в собственном убийстве? – съязвил я.

– Нет, наверное, есть что-то еще.

Спустя несколько дней я все же получил возможность пройти к Виктору. Подъезжая к больнице, я увидел нескольких молодых людей с рациями. Кто-то мне кивнул, помахал рукой. Это была личная охрана Виктора.

У знакомой мне двери на третьем этаже охрана была снята.

На койке одиночной, хорошо оборудованной палаты лежал Виктор с перебинтованной головой, он был под капельницей. Он слабо улыбнулся мне и попытался поднять руку для приветствия, но, видимо, из-за боли не смог. Я подошел к нему:

– Ну как дела?

– Ничего, – ответил Виктор. – Слава Богу, жив остался.

Мы немного поговорили, вспомнили тот злополучный вечер. Я сказал ему, что милицейская охрана у палаты снята.

– Я в курсе. – Он с трудом выговаривал каждое слово. – Меня пока охраняют. Опасаюсь я… Наверное, многие знают, что я жив… убийцы снова попытаются ликвидировать меня. Я думаю в ближайшее время уехать куда-нибудь за границу на лечение…

Через несколько дней Виктор покинул больницу.

С того злополучного вечера 22 ноября прошло почти два месяца, и ни о Викторе, ни о курганских ничего не было слышно, пока не наступило 25 января 1996 года.

Автор: Валерий Карышев

Karishev.ru

 

Прослушать Аудио Курс (МР-3)
«Как сохранить свою свободу»

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.