Карточный шулер

Вскоре после своего избрания в сенат Уоррен Гардинг, будущий двадцать девятый президент США, ехал на поезде из Вашингтона в Нью-Йорк. Когда он отдыхал в клубном вагоне первого класса, рядом появился незнакомец. «Вот так встреча!» — воскликнул он и бросился к Гардингу с объятиями. Сенатору показалось неудобным признаться в том, что он не узнает этого человека, который, вероятно, был его давним знакомым. Он подумал, что его могла подвести память, и между ними завязался разговор. Через некоторое время к ним присоединились еще два пассажира, и компания решила разыграть партию в договорный бридж.

Игра пошла не в пользу Гардинга. Через несколько часов пути он проиграл больше, чем было у него в бумажнике. «Ничего страшного, — сказал удачливый игрок. — Вот вам мой адрес в Нью-Йорке. Вы можете прислать мне чек».

Вернувшись в Вашингтон, Гардинг рассказал о своем проигрыше сенатору Чарлзу Кертису, бывшему страстному картежнику. Выяснив некоторые обстоятельства дорожной встречи, Кертис решительно заявил: «Это были шулера». И предложил попросить Секретную службу проверить нью-йоркский адрес того «попутчика». Подозрения Кертиса подтвердились: по указанному адресу находилась дрянная комнатушка, снятая железнодорожными шулерами специально для того, чтобы иметь почтовый адрес для получения по почте денег обобранных ими пассажиров.

Будущего президента выпотрошили преступники, использовавшие крапленые карты — древнейший и любимейший инструмент шулеров.

Гонка карточных вооружений

Некоторые приемы из арсенала карточных шулеров
Сдавая себе курту, шулер отгибает следующую
Сдавая себе карту, шулер отгибает следующую, подсматривая ее.
Делая вид, что рассматривает свои две карты, шулер отгибает следующую
Делая вид, что рассматривает свои две карты, шулер отгибает следующую карту в колоде
Сдача из-под низа колоды
Сдача из-под низа колоды
В колоду вкладывается карта с загнутым краем
В колоду вкладывается карта с загнутым краем, которая поэтому слегка выдается, что позволяет снять ее в нужном месте
Сгибая колоду шулер видит угол нижней карты
Сгибая колоду шулер видит угол нижней карты
Тасовка карт из руку в руку позволяет сохранять первоначальнае расположение карт
Тасовка карт из руку в руку позволяет сохранять первоначальнае расположение карт
Более эффиктивный способ тасовки карт - водопад
Одна из мер предосторожности против шулерских приемов — тщательная тасовка карт. Однако тасовка карт из руки в руку позволяет сохранять их первоначальное взаимное расположение

Карты, изобретенные, как известно, в IX веке в Китае, появились в Европе в конце XIV века, и почти сразу же нашлись жулики, игравшие мечеными картами. Способы ставить на рубашку карт малозаметные постороннему глазу метки подробно описаны в книге об азартных играх, вышедшей в Англии еще в середине XVI века.

Производители игральных карт стали тут же искать способы борьбы с этим злом. Разрабатывалась специальная абсолютно непрозрачная бумага. Карты стали делать из двух слоев плотной глянцевой бумаги, склеивая их черным клеем на основе сажи — такая карта ни при каких условиях освещения не просматривается на свет и сопротивляется перегибанию, нанесению вмятин, морщин и потертостей. Покрывавший карты глянец предотвращал нанесение на них меток чернилами или краской. Но еще большую изобретательность проявляли те, для кого нечестная игра стала профессией.

Профессия шулера быстро стала опасной. В XVI веке пойманных шулеров отправляли на виселицу. Американские суды признавали за жертвами шулеров право физически расправляться с преступниками, вплоть до их убийства.

В 1849 году магистрат одного из французских городов попросил знаменитого фокусника Жана Робер-Удена изучить сто пятьдесят карточных колод, конфискованных у подозрительно удачливого профессионального игрока. Две недели, вооружившись увеличительным стеклом, опытный фокусник исследовал карту за картой, но не мог обнаружить ничего необычного. Тогдашние карты не имели рисунка рубашки — их обратная сторона была белой. Считалось, что на пустом чисто-белом поле будет заметна всякая попытка нанести крап.

Расстроенный фокусник, смирившись со своей неудачей, встал с кресла и зло бросил на стол карты. «И вдруг мне показалось, что на блестящей спинке одной из карт я заметил бледное пятно, — писал Робер-Уден. — Я подошел на шаг ближе, и пятно исчезло. Но тут же появилось опять, когда я снова отступил». Фокусник понял, что шулер удалял с одного места глянец — возможно, просто капая на картон каплю воды, и тем самым делал метку, видимую только на определенном расстоянии, под определенным углом и при определенном освещении. Место пятна говорило о масти и ранге карты. Робер-Уден заинтересовался этой проблемой и через несколько лет опубликовал целую книгу о методах «работы» карточных шулеров.

С 1850 года на обратную сторону карт стали наносить сложный рисунок. Идея состояла в том, что он позволит скрыть приметные загрязнения, случайно попавшие на карту в процессе ее использования — капли кофе или вина, потертости, по которым нечестный или просто наблюдательный игрок может отличать знакомую карту.

Однако и рисунок рубашки карт обманщики стали использовать в своих целях, добавляя к нему малозаметные сигнальные штрихи, точки или оттенки. Шла настоящая гонка вооружений между производителями карт и шулерами. Первые разрабатывали способы глянцевания, предотвращающие всякое мечение. Вторые искали рецепты красок и чернил для нанесения малозаметных меток на самый блестящий картон.

В ответ на выпуск гарантированных государством чистых колод в опечатанных бандеролях  жулики разработали способы подмены тех колод на меченые. Не останавливались и перед широкомасштабными операциями: продавали по дешевке партии меченых карт торговцам, у которых их покупали владельцы гостиничных и клубных киосков и ресторанов. Подготовив тем самым почву, жулики шли играть в эти заведения.

В середине прошлого века испанский шулер Бьянко закупил большое количество высококачественных испанских колод. Он тщательно пометил в них каждую карту, запечатал в оригинальные упаковки и дешево перепродал в Гавану, слывшую тогда столицей карточных игр на деньги. Потом он сам приплыл на Кубу, чтобы «пожать плоды своего труда».

Высадившись в Гаване, Бьянко обнаружил, что все идет так, как он рассчитал: «его» колоды продавались с гарантией их чистоты во всех лучших казино. Играя в этих заведениях, Бьянко срывал огромные банки. Чтобы не вызывать подозрений, в каждом месте новой игры в очередном казино или клубе он жаловался на крупный проигрыш, якобы только что постигший его в соседнем игорном доме.

Вор у вора…

Тем временем в Гавану прибыл французский карточный шулер Лафоркад. Он сумел проникнуть в один из самых аристократических клубов кубинской столицы и украсть там несколько колод карт, чтобы пометить их и ввести в игру в том же клубе. Но, распечатав в своем номере гостиницы украденные колоды, он обнаружил, что все карты в них уже мечены. Осторожно наводя справки и покупая свежие колоды у гаванских поставщиков, он понял, что наткнулся на гигантскую аферу.

Пытаясь вычислить ее организатора, Лафоркад ходил по игровым домам и следил за игроками. Вскоре он обратил внимание на Бьянко, который при постоянном везении вечно жаловался на проигрыши. И вот в уютном уголке одного из клубов Лафоркад составил с Бьянко приватную партию в экартэ, в ходе которой он в буквальном смысле раскрыл перед ним карты его аферы и предложил выбор: либо поделиться с ним половиной всех шулерских доходов или немедленное разоблачение. Испанцу не оставалось ничего другого, как взять француза в долю.

Но через некоторое время Бьянко надоело делиться деньгами, и он бежал с Кубы. Лафоркад попытался продолжить аферу самостоятельно, но внедренный испанцем в гаванские казино запас крапленых колод иссякал. Самому же Лафоркаду не хватало навыков и опыта, чтобы запустить в игру свой крапленый «товар».

Вскоре он был пойман на обмане и арестован. Но следствию не удалось доказать, что он метил карты или подбрасывал меченые колоды в игру (и он действительно был в этом невиновен), так что его оправдали.

Играет компания молодых людей в покер. Всем приходит крупная карта, банк все увеличивается, и, наконец, один из присутствующих говорит, что денег у него больше нет, но он хочет продолжать игру для чего позвонит отцу и тот привезет деньги. Он выходит в соседнюю комнату и шепотом говорит в телефон:

— Папа, у меня на руках червовые туз, король, дама, валет, десятка — флеш рояль. Меня никто не может побить, но к счастью у партнеров тоже что-то крупное. Банк огромный. Очень прошу, привези денег.

Вскоре приезжает отец, подходит к столу, молча смотрит карты сына, молча их закрывает и так же молча начинает выкладывать деньги пачками в банк. Видя такое дело, партнеры бросают карты, и отец с сыном забирают банк. Когда все разошлись, сын говорит отцу:

— Папа, ну зачем ты их напугал кучей денег? Они бы еще набавляли, а так сразу все поняли.

— Сынок, я вижу, что ты еще не освоил трех важных правил покера. Первое — если ты уже хорошо выигрываешь, будь благороден и не раздевай партнеров до нитки. Второе — никогда не называй вслух своих карт, даже в другой комнате. И третье — три червы и две бубны это не флеш-рояль.

Другие шулера разрабатывали способы метить карты по ходу игры. Карты метили острым ногтем или кончиком иголки, припаянным к перстню, нанося точки или царапины, ощутимые осязанием. Наносили метки и специальными чернилами из оливкового масла, камфары, стеарина и анилина. При необходимости шулер слегка смачивал свой палец этой краской, небольшой запас которой хранился на пуговице костюма или даже на специальной подушечке типа штемпельной, пришитой за лацканом пиджака. После игры пятнышко таких чернил легко стиралось с карт, не оставляя улик.

Если шулеру не удавалось пометить карты, он пытался подсмотреть, какие карты на руках у противника. Самый простой, но редко удающийся трюк — посадить партнера спиной к зеркалу, лакированному шкафу или другой отражающей поверхности. Более тонкие методы — это использование стеклянной ной поверхности стола, полированного портсигара или даже лужицы нарочно пролитого на стол напитка.

Робер-Уден описал в своей книге шулерскую табакерку, на крышке которой нажатием скрытой кнопки овальный портрет дамы заменялся вогнутым зеркальцем, позволявшим человеку, раздающему карты, видеть, что кому достается.

Такие зеркальца прятали в курительных табакерках, спичечных коробках, на перстнях и даже на кончиках сигарет и зубочисток. Как считает один американский эксперт по шулерскому искусству, жулику достаточно знать место всего одной карты в колоде, чтобы заработать на этом кучу денег.

Но бывают и более интересные варианты, когда шулер не просто знает положение карт, а может им управлять, подсовывая нужную карту в нужный момент или удаляя невыгодную.

Юрий Фролов, InterПОЛИЦИЯ, № 7 2001                                                    Продолжение следует

 

Прослушать Аудио Курс (МР-3)
«Как сохранить свою свободу»

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.