Судью надо гнать

Конституционный Суд дал ответ на вопрос о том, можно ли увольнять судей за допущенные ими в ходе судопроизводства ошибки. В оглашенном сегодня постановлении говорится, что такое наказание возможно, но только за ошибки, приводящие к «искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса».

Дело, по которому КС сегодня обнародовал свое решение, было инициировано по жалобе бывшей судьи Преображенского районного суда Москвы Анжелики Матюшенко, наказанной за незаконное судебное решение: рассматривая в апелляции уголовное дело, Матюшенко оставила в силе приговор невиновному человеку. Мосгорсуд это решение отменил, а его председатель направила в ККС представление о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности и досрочном прекращении ее судейского статуса. В итоге Матюшенко, проработав в суде 8 лет, лишилась должности после соответствующего решения квалифколлегии. Матюшенко пыталась оспорить это решение ККС в Верховном Суде, но безуспешно. Тогда она обратилась в Конституционный Суд с жалобой на нормы законов «О статусе судей в Российской Федерации» и «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», которые, по ее мнению, позволяют привлекать судью к ответственности за выраженное им в процессе отправления правосудия мнение и принятое судебное решение.

При рассмотрении Конституционным Судом ее жалобы 2 июня (см. наш репортаж «Как отличить ошибку судьи от дисциплинарного проступка?»), заявительница не скрывала своих слез и смогла лишь сказать, что она вынесла то решение, которое считала нужным.

Оппонировавший ей Валентин Пирожков, выступавший от имени Верховного Суда, жестко и лаконично объяснил тогда, за что была уволена Матюшенко — за то, что «проштамповала решение мирового суда, не учла личность подсудимой, которой 60 лет, то, что преступление небольшой тяжести, [женщина] ранее к уголовной ответственности не привлекалась, являлась инвалидом II группы, ветераном труда, имела ряд тяжелых заболеваний, никаких отягчающих обстоятельств».

По всей видимости, слезы экс-судьи не подействовали на ее коллег из КС — в своем сегодняшнем постановлении они напомнили всем, что «специфика судебной деятельности и статус судьи требуют от представителей судейского корпуса высокого уровня профессионализма». И хотя, говорится в решении, гарантии судейского иммунитета не позволяют привлекать судью к ответственности за принятое решение, эти гарантии не абсолютны — они перестают действовать в случае совершения судьей такого поступка в процессе осуществления правосудия, который не согласуется со статусом судьи. Независимость судьи, говорится в постановлении, «не предполагает бесконтрольности и безответственности».

В решении Конституционного Суда разъясняется, за какие ошибки можно увольнять судей, а за какие нет. Есть «неумышленные судебные ошибки ординарного характера [которые] не могут расцениваться как проявление недобросовестного отношения судьи к своим профессиональным обязанностям». За них судей наказывать нельзя. Но есть и «другой тип судебных ошибок», приводящих к «искажению фундаментальных принципов судопроизводства и грубому нарушению прав участников процесса». К таким ошибкам как раз и относится вынесение неправосудного судебного акта, которое «может свидетельствовать о неспособности судьи исполнять свои профессиональные обязанности». Комментируя «Право.Ru» позицию КС, судья и докладчик по данному делу Михаил Клеандров назвал эти ошибки «ужасными нарушениями» и пояснил, что только за них можно уволить судью.

По словам Клеандрова, проанализировать, совершил ли судья нарушение при вынесении решения — это самое сложное. «Когда судья напился, подрался – все тут ясно. А вот когда он ничего плохого не сделал, а именно в процессе вынесения судебного решения допустил грубое нарушение или систематически нарушал закон, например, распускал волокиту, то определить [было ли нарушение грубым] сложно. Если была ординарная судебная ошибка, судья вынес решение на основе закона, а вышестоящая судебная инстанция сказала, что он неправильно оценил доказательства и применил норму права, то это нормальный процесс. У нас отменяется около миллиона судебных актов в год, неужто за каждую отмену судью нужно выгонять? За нормальную судебную ошибку нельзя наказывать. Суть нашего решения такова – судью надо гнать, когда ясно, что ему нельзя продолжать осуществлять правосудие», — резюмировал Клеандров.

В постановлении Конституционный Суд еще раз напоминает, что при наказании судьи должен быть соблюден установленный законом порядок — оценку законности судебного акта осуществляет вышестоящая судебная инстанция, а оценку поведения судьи — квалифколлегия судей. «Досрочное прекращение полномочий судьи может иметь место лишь в исключительных случаях», — еще раз напоминает КС.

Таким образом, Конституционный Суд не усмотрел противоречия с Конституцией  оспариваемых Матюшенко норм законов, но, насколько это возможно, истолковал и конкретизировал их, в заключение еще раз напомнив законодателю, что было бы неплохо уточнить составы дисциплинарных проступков и основания привлечения судей к дисциплинарной ответственности.

На проблему отсутствия должного правового регулирования механизма дисциплинарной ответственности судей обратил внимание Право.Ru и Михаил Клеандров: «Самая главная проблема — это то, что у нас нет единого документа о дисциплинарной ответственности, который был, например, в РСФСР — развернутое, подробное положение. Да и сам институт дисциплинарной ответственности судей у нас появился только в 2001 году — видимо, наши депутаты были романтиками и не думали, что судьи будут совершать проступки. Понятие дисциплинарного проступка судьи обязательно должно быть уточнено, слишком уж оно сейчас расплывчато», — поделился своим мнением Клеандров.

Автор: Наталья Шиняева                          pravo.ru

 

Как не стать легкой добычей оперов, следователей, прокуроров и судей

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.