Исповедь Рамзана Кадырова

 

Исповедь Рамзана Кадырова

Как предотвратить террор в России? Можно ли доверять техническим средствам защиты? Почему ЛДПР прогнали из Чечни? Когда на Кавказе прекратится кровная месть?


Илья Переседов, директор информационных программ RUSSIA.RU:

Теракт в Домодедово. На Ваш взгляд, почему в России до сих пор сохраняется террористическая угроза, и не просто сохраняется, а под удар попадает Москва?

Рамзан Кадыров, глава Чеченской республики:

Москва — это столица нашей родины и люди, которые борются за власть, и за то, чтобы развалить суверенное государство — Россию, они всячески будут стараться делать так, чтобы было больно для России. Поэтому я считаю, что выбирают для теракта Москву и думают, что если будет теракт, то они смогут изменить что-то у нас в России.

Илья Переседов:

Что в состоянии нас обезопасить, технические возможности?

Рамзан Кадыров:

Технически никогда и нигде не возможно остановить камикадзе. Еще не придумали такого. Реально против камикадзе не придумано того, что может от него обезопасить.

Илья Переседов:

Т.е. на Ваш взгляд, более совершенные рамки они не спасут?

Рамзан Кадыров:

Абсолютно. Рамки не могут помочь. А почему? Да потому, что аэропорты — открыты. Человек подъехал, забежал и Ассалам алейкум — взрыв. Как его можно остановить?! Толпа. Миллионы населения.

Илья Переседов:

Что тогда?

Рамзан Кадыров:

Надо разъяснять, днем и ночью, что такое терроризм, что такое экстремизм. Население Российской Федерации должно осознано понять: это не нужно для российских народов. И только тогда мы выиграем борьбу с терроризмом и экстремизмом.

Илья Переседов:

Но Вы внутри своего региона все возможное сделали?

Рамзан Кадыров:

Мы все возможное делаем, и каждый день разрабатываем новые стратегии. Изучаем интерес народа, изучаем настроение народа, и каждый день разрабатываем новые стратегии и используем в первую очередь именно инструменты исламского института. И разъяснительную работу — то же самое. Поэтому у нас ряды не пополняются ваххабитов и террористов. Мы еще не полностью изучили ситуацию, но уже 99% мы изучили и нашли ответы на все вопросы. У нас есть МВД, у нас есть ФСБ, у нас есть духовное управление. У нас есть все для этого.

Илья Переседов:

Но Вы же сами неоднократно говорили о том, что терроризм – это всемирная сеть и она распространена, в том числе, и по всей России.

Рамзан Кадыров:

Россия — это федеративное государство. Вот есть регион — и там есть руководство региона. И будет результат и успех, если руководство региона будет правильно вести политику, а не разделять христиан, мусульман, чеченца, кавказца, русского, татарина. Если он будет вести правильную политику, только тогда мы можем не бояться скинхедов, экстремистов, террористов. Только тогда мы станем дружной страной.

Илья Переседов:

После событий на Манежной, Вы, как руководитель чеченцев, боитесь за жизнь чеченских ребят в Москве сегодня?

Рамзан Кадыров:

За ребят я не боюсь. Я боюсь за то, что сегодня в нашей жизни самое важное — это честь. Наши женщины ходят сегодня по магазинам, ходят по больницам.

Илья Переседов:

В Москве?

Рамзан Кадыров:

В Москве. Если где-то что-то случится. Парень, мужчина он может постоять за себя. Пусть даже убьют его — мы это допускаем. Но когда женщину будут трогать, оскорблять, или трогать руками — это самое невыносимое.

Илья Переседов:

А у Вас есть уже сведения, что уже что-то такое происходит?

Рамзан Кадыров:

Ну бывают такие моменты, но не такие грубые нарушения. Даже сотрудники милиции иногда показывая свою работу, чересчур превышают свои полномочия. Но мы обращаемся, наши депутаты работают, даже представительство работает над этим. Но если такое будет, то для всех чеченцев это оскорбление. Мы до сих пор не забываем и никогда не забудем Буданова. К таким моментам мы свято относимся. Поэтому, конечно, нам хотелось бы, чтобы в столице нашей родины было все хорошо и чтобы тех руководителей организаций, которые собирают, тех политиков, кто призывает, чтобы побыстрее их посадили в тюрьму. А студентов или школьников, или фанатов, чтобы они занимались своими делами, а не выходили на Манежку.

Илья Переседов:

При худшем развитии событий, история на Манежной площади чем может закончиться для России и для Чечни?

Рамзан Кадыров:

Чечня – это и есть Россия. Без регионов России не может быть. Для России — руководству лучше видно, государству. Но я бы посоветовал или сказал бы свое мнение, чтобы не допускали этого. Это приведет к тому, что у нас будут межнациональные, межрелигиозные конфликты. И такого нельзя допустить. Мы в республике ведем политику и очень много работаем над этим, чтобы не разделяли нас, как раньше, не уезжали, а наоборот приезжали все уехавшие чеченцы, русские, татары, евреи, без разницы. Мы создаем им все условия, стараемся, по крайней мере, создавать все условия. А в столице, если такая проблема есть, то это конечно будут использовать наши недруги. Поэтому я бы призвал всех, чтобы они ровно относились ко всем народам, ко всем национальностям, и ко всем религиям.

Илья Переседов:

Выступление Жириновского вы наверно тогда тоже прокомментируйте.

Рамзан Кадыров:

Жириновский он же как хамелеон, он не политик, он не серьезный человек. Бывает собака, которая лает, которую всегда держат на цепи и вообще не отпускают. Его тоже всегда держат, он всегда лает, но он чересчур перестарался. Он даже не знает, о чем он говорил. Дай ему микрофон, возможность поговорить по телевизору — он будет болтать. Он болтун настоящий. Он что сделал? Он полностью отношение других национальностей, которые считают себя гражданами России: чеченец, дагестанец, ингуш, карачаевец, кабардинец, не имеет значения — он всем показал, что он не патриот, он не болеет душой за русских, за россиян, за государство. Он показал свое истинное лицо, что он настоящий болтун и клоун. Я его считаю клоуном и болтуном. У него никогда не было серьезного ничего. Поэтому мы считаем правильным отказаться от такого руководителя партии, и чтобы в Чеченской республики не было партии ЛДПР с руководителем Жириновским. В партии есть хорошие люди, достойные люди, патриоты. Но он — клоун. Его место где-то в министерстве культуры, в кинотеатрах, чтобы он там играл роль клоуна.

Илья Переседов:

Но Чечню в кругах, так называемых «русских патриотов», очень часто упрекают за то, что во время войны и после, отсюда были вынуждены уехать все русские семьи и русским семьям нет возможности вернуться в Чечню. Так ли это?

Рамзан Кадыров:

То, что уехали русские семьи – это не так серьезно. Чеченцев уехали сотни тысяч, которые всю жизнь здесь жили. А русские уехали куда-то в Россию по своим родственникам. Чеченцы уехали вообще в Европу, в Азию, где их нет, сотни тысяч уехали. В Европе 120 тысяч проживает беженцев. А то, что уехали, русским нет места, пусть приезжают. Единственный регион, где строят мечети и храмы, и церкви — это Чеченская республика. В большинстве регионов не разрешают строить мечети.

Илья Переседов:

Но готово ли чеченское общество сегодня принять русские семьи, русских людей и включить их в свою повседневную жизнь?

Рамзан Кадыров:

Вы знаете, это даже вопрос провокационный. Тот, кто об этом думает, думает неправильно. Конечно, возвращаются русские, они у нас живут и развиваются, мы везде призываем, чтобы они участвовали в жизни.

Илья Переседов:

Русский учитель может в чеченской школе преподавать?

Рамзан Кадыров:

У нас в селе не одна русская учительница. И в Грозном. И врачи, и в администрации работают, и депутаты у нас в парламенте, и администрация — у нас глава Наурского района, где проживают русские — он русский, христианин. У нас везде русские. Нет такого, чтобы различали, русский или татарин, такого у нас нет. Если человек может делать политику, политику правильную, с пользой для республик, для населения, я его призываю. И не имеет значение, он жил или не жил здесь, пусть приезжает к нам из других регионов. Нам нужны врачи хорошие, нам нужны учителя, нам нужны работники сельского хозяйства, промышленности, пусть приезжают специалисты к нам. Мы им с удовольствием выделяем жилье, мы им помогаем, устраиваем на работу, не только русских, и других тоже.

Илья Переседов:

С врачами и учителями понятно. А чем у вас будут заниматься люди, связанные с промышленностью и сельским хозяйством сегодня?

Рамзан Кадыров:

Мы строим сейчас нефтеперерабатывающий завод, планируем построить газоперерабатывающий завод, машиностроение, ГЭС и ТЭЦ мы строим, мы строим фабрики, заводы. Пусть приезжают, у нас есть для этого все.

Илья Переседов:

Т.е. Чечня себя сегодня кормит?

Рамзан Кадыров:

Чечня себя сегодня не кормит. Чечня себя кормила бы, если бы нам оставили наши природные ресурсы. Сегодня Чечня якобы на дотации федерального центра, но у нас забирают газ, свет, нефть, все полезные ископаемые. Чечня будет себя кормить в ближайшем будущем.

Илья Переседов:

Но хотя бы какой-то срок вы можете сказать?

Рамзан Кадыров:

У нас программа 2012-2013 годы, думаю, что к 2015 году это 100% произойдет.

Илья Переседов:

Самое большое достижение прошлого года и какую цель вы ставите в этом году?

Рамзан Кадыров:

В плане консолидации общества — это примирение. Мы смогли примирить 200 семей — это тейпы, это вирды, кровные враги, которые еще с 1905-ых годов враждовали у нас между собой, мы примирили их. Что касается экономики, мы в 2010 году открыли и заложили железный фундамент под промышленность:

это нефтеперерабатывающий завод, это молокомбинат, это концерны, это кирпичный завод, это железобетонный завод. Т.е. во всех отношениях мы начали не просто говорить, а реально начали строить экономику республики.

Это тоже в экономическом плане хороший успех. А в плане безопасности, мы уничтожили таких бандитов, как Абу Халед, который 12-15 лет дразнил чеченский народ. Плюс, у нас снизились показатели по безработице на 10-12% за год, несмотря на то, что у нас был мировой кризис. Есть хорошие результаты. И мы готовились к 2011 году, основные результаты у нас будут в 2011 году. Полностью восстановили в 2010 году Гудермес. Заново, можно сказать, построили Курчалоевский район. Есть хорошие результаты, которыми мы можем гордиться. Мы купили футбольного тренера хорошего, заключили контракт. И в СМИ есть: «Все налогоплательщики России платят Кадырову дань». Вот что они говорят про нас? Если сравнить наш бюджет с другими командами, у нас мизер, и даже бюджетные средства мы вообще не платим. В этом году мы нашли спонсора, который нам помог найти такого хорошего тренера. И то, что мы нашли хорошего тренера, все говорят, что это очень большой успех. А определенные люди в СМИ обвиняют нас, как будто мы совершили преступление. Это же для России хорошо. У нас в 2018 году будет проводиться чемпионат мира.

Илья Переседов:

Вы сказали, что помирили враждующие семьи. А когда кровная месть вообще уйдет из чеченских традиций?

Рамзан Кадыров:

Никогда.

Илья Переседов:

И вы не ставите перед собой такой цели?

Рамзан Кадыров:

Нет, я даже боюсь ее ставить, это невозможно. Что возможно было, вот похищение невест, мы это убрали. А кровную месть убрать… Если я этот вопрос подниму, мы будем делать все для того, чтобы не убивать друг друга, чтобы сразу, вот если случайная смерть, прощать друг друга. Мы хотим подготовить народ к этому. А сказать, что все, мы уберем кровную месть, даже если я буду говорить, что это возможно, но это невозможно.

Илья Переседов:

И последний вопрос, возвращаясь к началу нашего разговора. Вы сказали, что не технические средства помогут предотвратить терроризм, а культурная программа по толерантности. В чем Россия пока запаздывает? Что необходимо сделать России сегодня?

Рамзан Кадыров:

Может быть я ошибаюсь, но если не вести программу — вот у нас были национальные проекты: здоровье, ЖКХ, сельское хозяйство, не вести духовную, нравственную программу воспитания и развития подрастающего поколения, и не создавать просто какие-то комиссии, не вести реальную политику, правильную, не ущемляя друг друга в религиозном плане и межнациональном плане — то России никакая техника не поможет. Техника никогда нигде не помогала. Да, может быть частично, а реально это очень трудно. Вот в Чечне, во время первой военной кампании, ни одного не было амнистированного. И войну Россия не выиграла. А вторая кампания – тысячи амнистированных, и эти же люди воюют против тех людей, которые находятся там.

Илья Переседов:

Насколько я понимаю, Русская Православная Церковь здесь вас поддерживает в этом вашем начинании.

Рамзан Кадыров:

Конечно, у нас тесные отношения со всеми, я даже настоял, чтобы поменяли нашего главного наставника в республике. Вот предыдущий, который был до него, он работал плохо. Мы создаем для него все условия для того, чтобы он призывал христиан, чтобы они не пили, не курили, и не занимались наркоманией.

Илья Переседов:

Я уточню: вы были недовольны тем, что христианство в республике слишком слабо себя проявляло.

Рамзан Кадыров:

Если вы можете спросить у Кирилла, обращался ли к нему Рамзан в Азербайджане, в Баку, с этим вопросом: чтобы он поменял наставника и чтобы они вели политику, чтобы русские, христиане, которые здесь проживают, не пили, не кололись, чтобы они ходили в церковь, чтобы они вели правильный образ жизни. И я был инициатором. А что здесь такого? Я глава республики для всех: и для мусульман, и для христиан. Я ко всем одинаково отношусь. Хотя я очень верующий мусульманин, соблюдающий все каноны ислама, но я отношусь ровно, и к этому призывал наш пророк.

 

Аудио Курс

 

 

Видео Курс
 

 

Бесплатно

Аудио Курс МР3

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.