Конституционный Суд России проявил себя с либеральной стороны

Конституционный суд (КС) выступил в поддержку третейских судов, признав за ними право рассматривать споры о недвижимости. Свое постановление КС вынес по запросу Высшего Арбитражного Суда (ВАС), оспаривавшего компетенцию третейских судов в этой области. КС, по мнению экспертов, смог четко определить соотношение третейских судов с государственными, что поможет исключить конфликтные ситуации.

Вчера КС вынес постановление по запросу ВАС, рассмотренному 31 марта. Запрос был связан с делом о недвижимости: Банк Казани получил решение третейского суда об обращении взыскания на недвижимость, заложенную по выданным кредитам, но залогодатель выдачу исполнительного листа оспорил. Он ссылался на то, что решения по делам о недвижимости, права на которую требуют государственной регистрации, могут выносить только государственные суды. Дело дошло до президиума ВАС, который посчитал, что законодательство не четко определяет компетенцию третейских судов. Позже запрос ВАС был дополнен просьбой проверить конституционность закона «О международном коммерческом арбитраже». А председатель ВАС Антон Иванов заявил, что перед КС поставлен глобальный вопрос: является ли третейский суд «судом с точки зрения конституционного права на судебную защиту» или третейские суды играют роль альтернативного способа разрешения споров?

Третейские суды и международный коммерческий арбитраж считаются органами частной юрисдикции. Спорящие стороны сами должны договориться о том, что их дело будет рассматривать третейский суд, а принудительное исполнение его решений возможно только с санкции государственного суда. Закон «О международном коммерческом арбитраже» был принят в России в 1993 году — он требовался для Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) и Морской арбитражной комиссии, действовавших при Торгово-промышленной палате (ТПП) еще с советских времен. А общий закон о третейских судах, позволивший свободно создавать такие суды для разрешения споров между российскими участниками, был принят в 2002 году. Таких судов в России сейчас десятки тысяч.

Закон «О международном коммерческом арбитраже» КС проверять не стал, а в отношении третейских судов четко определил, что они «не осуществляют государственную (судебную) власть и не входят в судебную систему РФ, состоящую из государственных судов». Третейские суды, констатировал КС, являются альтернативным способом разрешения гражданско-правовых споров. «Институт третейского разбирательства в рамках гражданского общества — это демократическое начало, общепризнанное в мире, и то, что он не входит в государственную систему судов, не снижает его значения и роли в нашей жизни»,— прокомментировал председатель КС Валерий Зорькин.

В том, что третейские суды рассматривают споры о недвижимости, КС ничего антиконституционного не нашел. Суд решил, что обязательность госрегистрации прав на недвижимость «не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества на рассмотрение третейских судов». КС подчеркнул, что само по себе решение третейского суда об обращении взыскания на недвижимость не влечет перехода на нее прав и не дает оснований для записей в госреестр. Такое решение третейского суда необходимо исполнить (добровольно либо принудительно), продав имущество с торгов. А уже по итогам торгов будет заключен договор с покупателем и появится основание для госрегистрации перехода права собственности.

КС не поддержал практику президиума ВАС, который в своем обзоре от 22 декабря 2005 года указал, что третейские суды вообще некомпетентны выносить решения, затрагивающие госрегистрацию недвижимости. КС также позволил третейским судам рассматривать дела, касающиеся российской недвижимости, в которых участвуют иностранцы: до сих пор считалось, что по ст. 248 Арбитражного процессуального кодекса такие дела могут слушать только государственные суды РФ.

Представителей третейских судов постановление КС обрадовало. «ТПП РФ, которая занимается арбитражем свыше 80 лет, удовлетворена постановлением КС»,— говорит вице-президент ТПП РФ Вадим Чубаров. «Постановление открыто поддерживает систему третейских судов, называя их альтернативой государственным судам. КС не поддержал те ограничения компетенции третейских судов, которые ВАС в последние годы целенаправленно продвигал»,— отметил управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», арбитр МКАС Александр Муранов. А председатель третейского суда «Газпром» Юрий Колмозев видит заслугу КС в том, что он четко и правильно определил суть третейского разбирательства как альтернативного способа разрешения споров. «Постановление КС должно исключить конфликты, связанные с определением компетенции третейских и государственных судов»,— считает господин Колмозев.

Заместитель руководителя аппарата ВАС Андрей Егоров, комментируя вчерашнее постановление КС, отметил, что третейские суды в России очень разные и часть из них действует недобросовестно. 24 мая, например, президиум ВАС отказался выдать исполнительный лист по требованию Сбербанка, пытавшегося с помощью третейского суда взыскать с заемщиков около 500 млн руб. Третейский суд действовал при компании, аффилированной со Сбербанком, а заемщики, подчеркнул господин Егоров, не могли даже участвовать в выборе арбитров — их назначал председатель этого третейского суда.

Пресечь злоупотребления третейских судов постарался и КС. В постановлении сказано, что третейский суд не вправе «разрешать вопрос о правах и обязанностях лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве», а те, чьи права оказались нарушены, могут жаловаться в государственный суд. Подобные скандалы возникали, когда третейские суды брались за корпоративные споры, и это уже дало повод для рассуждений о содействии рейдерским захватам. Сейчас, уверяет Вадим Чубаров, постановление КС «означает для третейских судов продолжение работы, что не мешает ТПП РФ вместе с ВАС противодействовать появлению и деятельности недобросовестных третейских судов».

КС указал также, что компетенцию третейских судов можно скорректировать путем изменений в законодательстве. Правда, по словам Валерия Зорькина, «такое изменение не может быть произвольным — дискреция законодательства базируется в пределах конституционно-правового смысла, выявленного решением КС». Александр Муранов считает, что ВАС «может теперь добиваться внесения изменений в законодательство».

Ольга ПЛЕШАНОВА; Анна ПУШКАРСКАЯ
КоммерсантЪ, 27.05.2011

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.