Корпоративная этика правоохранительных органов

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

(Статья 21 Конституции РФ)


Российская Федерация, являясь участником Конвенции ООН против пыток и Европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод несет обязательства по предотвращению пыток и жестокого и унижающего обращения на своей территории, осуществлению эффективного расследования по жалобам на эти нарушения прав человека, уголовному преследованию виновных, а так же предоставлению пострадавшим компенсации.

Общий запрет пыток содержится в действующем российском законодательстве в п.2 ст. 21 Конституции РФ, ст. 9 УПК РФ и ст. 117 УК РФ. Статья 117 УК РФ определяет, что: «под пыткой в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях».

Статья 1 Международной Конвенции против пыток дает развернутое определение понятия пыток. Наиболее существенными элементами этого понятия являются: а) причинение человеку сильных болей или страданий, физических либо нравственных; б) цель – получить признание, наказать, запугать или принудить к каким-либо действиям или сообщениям; в) субъект – государственное должностное лицо, или иное лицо, выступающее в официальном качестве (например, контролер ИУ и т. п.), или действующее по их подстрекательству либо с их ведома, либо с их молчаливого согласия (например, избиение обвиняемого другими арестованными с молчаливого согласия администрации ИУ).

Международная Конвенция против пыток предусматривает ряд мер в отношении лиц, нарушающих ее предписания: необходимость расследования каждого случая насилия и пыток; отказ от выдачи другому государству лиц, которым в этом государстве угрожают пытки; заключение под стражу лиц, обвиняемых в жестокости и насилии; выдаче другому государству граждан, изобличенных в такого рода действиях; справедливую и адекватную компенсацию жертвам пыток и др. Заявление сделанное под пыткой, не может рассматриваться в качестве судебного доказательства (статья 15). Все эти положения являются составными частями российской правовой системы. Россия участвует в Комитете против пыток, созданном под эгидой ООН.

Российская Федерация признает международный Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, требующий от них гуманного обращения с задержанными и арестованными.

 

Выполняются ли на практике эти конституционные запреты пыток, требования, направленные к должностным лицам по поддержанию правопорядка, закрепленные в многочисленных международных актах и признанные Российской Федерацией?

К сожалению, российская действительность такова, что данные правила выглядят на российском правовом поле как нормы-лозунги и не более. Поскольку без их практического применения в реальном времени эти нормы становятся не только лозунгами, а попросту фикциями.

При этом российское законодательство не содержит специальных норм, предусматривающих наказание за пытки, совершенные представителем государства – должностным лицом. Такие преступления в наиболее типичных и распространенных случаях подпадает под состав ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), а также составы иных должностных преступлений (злоупотребление служебными полномочиями, должностной подлог) и преступлений против личности. Так же законодательством предусмотрена возможность получения из государственной казны компенсации материального и морального вреда пострадавшими от пыток и жестокого обращения со стороны должностных лиц. При этом и уголовное преследование виновных в применении пыток, и назначение компенсации пострадавшим невозможно без эффективного расследования, которое позволило бы установить наличие или отсутствие факта применения пыток и конкретных виновников.

 

Как расследуются дела о пытках?

Опыт работы российских правозащитных организаций показывает, что отсутствие эффективного расследования по жалобам на пытки и жестокое и унижающее обращение на сегодня составляет одну из серьезных проблем в борьбе с этим грубыми нарушениями прав человека.

Согласно международным стандартам расследование случаев пыток и жестокого и унижающего обращения может считаться эффективным, если оно обладает четырьмя основными принципами: быстротой, тщательностью, независимостью и способностью обеспечить доступ жертвы к расследованию.

Быстрота расследования является одним из важнейших качеств, необходимых для осуществления эффективного расследования, и означает, что при получении жалобы или иной информации о пытках расследование должно начаться как можно скорее, а все следственные действия проводятся без необоснованных задержек. Быстрота расследования подразумевает, что меры по сбору доказательств достаточно оперативны, чтобы не допустить утери доказательств.

Тщательность означает, что в рамках расследования предпринимаются все возможные, необходимые и своевременные действия для того, чтобы выяснить обстоятельства произошедшего, обнаружить и зафиксировать все имеющие значение для дела следы преступления, идентифицировать виновных, собрать и зафиксировать доказательства, необходимые для привлечения виновных к ответственности. Тщательность также подразумевает, в рамках расследования должны быть предприняты все меры для устранения противоречий и пробелов в доказательной базе.

Независимость расследования означает, что орган или лицо, проводящее расследование должны быть независимы. В первую очередь должна быть обеспечена независимость следователей от лиц, предположительно виновных в применении пыток, а также от органов и структур, которым подчиняются предполагаемые виновники пыток. Лица, предположительно причастные к пыткам, не должны участвовать в проведении отдельных следственных действий, а также отвечать за расследование в целом и за вынесение решений по результатам расследования. Независимость расследования также означает объективность выводов, сделанных по результатам расследования (т.е. эти выводы не должны опираться только или преимущественно на позиции лиц, предположительно причастных к совершению пыток).

Доступ жертвы к расследованию означает, что предполагаемые жертвы пыток, а также их родственники и представители должны иметь практическую возможность 1) участвовать в следственных действиях, 2) представлять доказательства, которые должны приобщаться к материалам следствия, 3) получать информацию о ходе расследования и о решениях, принимаемых в связи с расследованием или его результатами.

Согласно международным стандартам, исходя из понимания особой опасности таких преступлений как пытки и жестокое обращение, применение перечисленных выше четырех принципов должно подкрепляться принципом публичности (прозрачности) расследования. Как минимум это означает, что результаты завершенного расследования должны тем или иным способом доводиться до сведения общественности.

Важно отметить, что перечисленные выше качества и принципы международных стандартов эффективного расследования нашли отражение в российском законодательстве как на уровне Конституции и свода законов, так и на уровне нормативных документов Генеральной Прокуратуры.

Таким образом, можно считать, что законодательно созданы все условия для эффективного расследования сообщений о пытках и жестоком и унижающем обращении. При этом практика свидетельствует об обратном.

На все заявления пострадавших от пыток в местах предварительного заключения и лишения свободы, их адвокатов и родственников, иных правозащитных организаций, органы и должностные лица, уполномоченные рассматривать такие заявления и принимать по ним экстренные и обоснованные решения, попросту бездействуют.

Результатом проверок по заявлениям о применении пыток в местах изоляции от общества, как правило, является вынесение множества необоснованных, а значит и незаконных, постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием якобы события преступления. Мол, все это происки самих заявителей, которые любыми способами готовы насолить сотрудникам следственных изоляторов, исправительных учреждений за их тяжкое бремя выполнения должностных обязанностей по обеспечению социальной справедливости и неотвратимости наказания, с целью опорочить «их доброе имя» и, таким образом, избежать уголовной ответственности. А наличие множественных телесных повреждений на теле заявителей, всего лишь указывает на их собственную небрежность в быту, игнорированию элементарных правил техники безопасности в процессе тюремной жизнедеятельности (спал, упал вниз головой со шконки, очнулся — гипс). Многочисленные факты смерти заключенных, компетентными органами зачастую квалифицируются как несчастный случай либо пресловутый суицид.

Ни к чему выносить сор из избы. Так будет лучше для всех. Система неотвратимости наказания должна продолжать функционировать в годами отлаженном режиме, согласно поставленным перед ним целям. Каждый должен знать свое место: Богу — богово, Кесарю – кесарево. Видимо, исходя из этих соображений, в системе существует принцип, как это сейчас модно называть, «корпоративной этики» — ворон ворону, глаз не выколет. Проще говоря, это есть круговая порука правоохранительных органов. Зачем выкалывать друг другу глаза, ведь делают одно дело, название которому бескомпромиссная борьба с преступностью.

 

Прослушать Аудио Курс (МР-3)
и получить книгу бесплатно

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Корпоративная этика правоохранительных органов: 1 комментарий


  1. Но что то же надо делать? Судить, снимать с работы, общественное порицание, наконец…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.