Виды соучастия адвокатов

Адвокат-организатор

В соответствии с ч. 3 ст. 33 УК РФ организатор — это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими. Достаточно совершения лицом хотя бы одного из действий, альтернативно перечисленных в п. 3 ст. 33 УК РФ для того, чтобы признать его организатором.

Как известно, организатор преступления является самым опасным из соучастников. Его действия могут выражаться в подборе соучастников, распределении между ними обязанностей, разработке плана преступления, выборе предмета преступного посягательства, приискании орудий и средств, обеспечение прикрытия и т.д. Равно как и подстрекатель и пособник, организатор, в отличие от исполнителя, всегда действует только с прямым умыслом.

Адвокат редко бывает организатором ниже описанных сопутствующих преступлений. Не только по данному в законе определению (ч. 1 ст. 2 Закона об адвокатуре), но и по сути, содержательной части своей деятельности, адвокат чаще является советником по правовым вопросам, правда, не всегда независимым. Однако в составе преступного формирования он может быть одним из главарей, членом команды лидеров, частью мозгового центра группировки и в этом своем качестве он может быть одним из организаторов преступления.

Адвокат-подстрекатель

В ч. 4 ст. 33 УК РФ подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. С объективной стороны подстрекательство характеризуется всегда как активное действие, направленное на возбуждение у исполнителя решимости совершить конкретное преступление. Так, с учетом субъективных свойств предполагаемого исполнителя подстрекатель может прибегать к шантажу и лести, а иногда достаточно намека, вскользь брошенного слова и т.п. Чаще всего подстрекатели пользуются подкупом, убеждением, просьбами, советами, уговорами, обещаниями, обманом, физическим воздействием.

Как подстрекатель, адвокат может участвовать в совершении многих сопутствующих преступлений. Так, «коррумпированный» адвокат весьма заинтересован, чтобы должностные лица — следователи, дознаватели, прокуроры, судьи, к которым он «прикрепился», совершали должностные преступления, преступлениях против правосудия. Особенно полезно для него получение указанными лицами взяток. Преступная связка типа: «следователь-адвокат» (см. гл. 3.2.11, 4.2.16) образуется не на пустом месте. Кто-то когда-то проявил инициативу в том, чтобы заработать, использую должностные полномочия следователя. Очень во многих, если не в большинстве таких «связок» инициатива принадлежит адвокату. «Коррумпированный» защитник подходит впервые к такому следователю, может быть еще и «не замаранному», и предлагает ему для начала пресловутый процент только за то, чтобы тот пригласил этого адвоката на платное дело (гл. 4.2.16). Дальше — больше. Взятки передаются за арест и за освобождение из-под стражи, за возбуждение и за прекращение уголовного дела и т.д. (гл. 4.4.2-4.4.3 и др.). Но будем объективными. Следователи в такой ситуации далеко не жертвы и не ведомые. И они часто проявляют инициативу и даже вынуждают адвокатов идти на преступные сделки. В этом случае в схеме преступной операции защитник больше похож на безынициативного статиста, рукой которого пишутся ходатайства, жалобы, т.е. создается видимость активности стороны защиты, а потоками «грязных» денег управляет коррумпированный следователь (судья, прокурор, оперуполномоченный).

Но когда подстрекателем к коррупции является адвокат, ситуация для него является выгодной вдвойне. С одной стороны, именно он получает суммы взяток от доверителей и часть из них по своему усмотрению передает должностному лицу. Причем, как уже отмечалось (гл. 4.2.11, 4.2.16), чаще всего ни взяткодатель, ни взяткополучатель не знают той суммы, которая осела в кармане коррумпированного адвоката. С другой стороны, в известных кругах такой адвокат приобретает репутацию ловкого дельца, способного договориться с любыми должностными лицами, всеми законными, а чаще незаконными методами добиться освобождения преступника от ответственности, иных благ для стороны защиты.

Но, вступив или организовав преступную «связку», недобросовестный адвокат только отчасти выполняет действия, характерные для подстрекателя. Большей же частью его деяния подпадают под признаки пособничества.

Адвокат-пособник

В ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

В отличие от определения подстрекателя, закон устанавливает закрытый, исчерпывающий перечень способов пособничества. Это дает важное преимущество в квалификации деяний, в т.ч. и в контексте настоящего исследования.

Пособничество принято считать наименее опасным видом соучастия. Пособник, как правило, менее активен, не руководит преступной деятельностью, не склоняет других к совершению преступления. К тому же пособничество может быть совершенно не только в форме активного действия, но и в форме бездействия, т.е. когда пособник в силу своего положения обязан был действовать, но сознательно уклонился от этой обязанности, содействуя другим соучастникам.

В научной литературе принято различать пособничество интеллектуальное и физическое.

К физическому пособничеству относятся именно физические действия (телодвижения и т.п.), способствующие исполнителю выполнить объективную сторону преступления. Они выражаются в предоставлении средств для совершения преступления (например, орудий взлома для кражи), в устранении материальных препятствий его совершению (например, взлом замков в квартире) и т.п. К физическому пособничеству в преступлении недобросовестные адвокаты прибегают значительно реже, чем к интеллектуальному.

Интеллектуальное пособничество выражается в психическом влиянии пособника на сознание и волю исполнителя. Это воздействие направлено на укрепление в нем решимости совершить преступление. К средствам интеллектуального пособничества относятся:

а) советы, т.е. рекомендации по эффективному и безопасному осуществлению механизма совершения преступления;

б) указания — наставления исполнителю, как действовать в конкретных случаях;

в) предоставление информации — новая, ранее не известная уголовному закону форма, выражающаяся в передаче сведений, имеющих значение для исполнителя (облегчающая совершение преступления), при видимом отсутствии личной заинтересованности информатора, что характерно для советов и указаний;

г) данное заранее обещание скрыть преступника, орудия и средства совершения преступления, следы преступления и предметы, добытые преступным путем;

д) данное заранее обещание приобрести или сбыть такие предметы.

Перечисление способов интеллектуального пособничества наглядно показывает, насколько широки возможности применения данного понятия при квалификации сопутствующей преступной деятельности адвокатов. Необходимо только помнить, что все перечисленные деяния пособник совершает на любой стадии преступления (приготовление, покушение, оконченное преступление), но только до его фактического завершения.

Для наглядности остановимся на характеристике приведенных выше пунктов:

а) советы: адвокат-пособник может давать советы, юридические консультации о том, как совершить преступление эффективно и безопасно. Зная уголовно-правовую квалификацию конкретных преступлений, уголовно-процессуальные аспекты их выявления и расследования, криминалистическую методику, тактику проведения отдельных следственных и оперативно-розыскных действий, технику экспертных исследований и т.п., адвокат может дать такие советы, которые существенно усилят общественную опасность посягательства, сделают его неочевидным, нераспознаваемым, трудно раскрываемым и расследуемым. Он заранее, еще до совершения преступления, может посоветовать, какие заведомо ложные показания выгоднее всего давать в случае изобличения, возбуждения дела, как сокрыть, сфальсифицировать доказательства, воздействовать на свидетелей, да и на следователя и т.п. Этими советами адвокат существенно укрепляет уверенность лиц, идущих на преступление, стимулирует их дерзость, увеличивает преступные «аппетиты» и амбиции;

б) указания: адвокат-пособник заранее наставляет преступника, как действовать в той или иной криминальной ситуации, в случаях, если преступление выявлено, раскрыто, преступник задержан и т.д., предлагает алгоритмы, программу совершения и сокрытия преступления, с тем чтобы обеспечить безопасность преступников, создать ложное алиби, инсценировать те или иные события и т.п.;

в) предоставление информации: адвокат-пособник предоставляет, прежде всего, правовую информацию: консультирует по законодательству, раскрывает нормативно-правовую базу, которую можно использовать для совершения преступления, ищет и показывает преступникам «лазейки» и «узкие места» в несовершенном законодательстве, которые можно использовать для того, чтобы уйти от уголовной и иной ответственности. Не следует забывать, что квалифицированный адвокат это не только и не столько «законник», «ходячая энциклопедия» правовых норм. Он во многом тактик, стратег, психолог, часто владеет обширными знаниями и опытом выявления, раскрытия, расследования, оперативно-розыскного обеспечения дел определенных категорий (как правило, нескольких, редко многих), знает психологию представителей стороны обвинения, типичные недостатки и особенности борьбы с преступностью в стране, регионе, конкретном правоохранительном ведомстве и подразделении. Наконец, он читает криминалистическую литературу, ориентируется в криминалистической методике расследования отдельных видов преступлений и т.д. и т.п.

Все это — юридические знания, информация, которая может быть просто бесценной для преступников при подготовке и совершении конкретного преступления. Да, источники этой информации в основном открыты (учебники, комментарии, методические пособия и др.). Но ни один преступник-неюрист не сможет в ней ориентироваться, найти нужную информацию в приложении к конкретной ситуации — т.е. то, что легко и быстро сделает грамотный, опытный, но беспринципный и нечистоплотный адвокат;

г) обещание скрыть преступника, средства и орудия и т.д.: адвокат может быть признан пособником в преступлении в случаях, если он, зная о его подготовке, заранее пообещал скрыть преступника, средства и орудия, следы и предметы, как то указано ч. 5 ст. 33 УК РФ. В русском языке слово «скрыть» используют в следующих значениях: «1. Поместить куда-либо, чтобы другие не могли обнаружить, увидеть; спрятать. 2. Утаить, сохранить в тайне от других и др.».

В частности, как обещание скрыть, можно оценить заверения адвоката в том, что он поможет преступнику спрятаться от правосудия, «лечь на дно», тайно выехать за границу и т.п. В определенных ситуациях как обещание скрыть, можно расценивать обещание подкупить должностных лиц правоохранительных органов с тем, чтобы те намеренно не искали виновного, а в случае задержания, ареста помогли «вытащить из-за решетки» и т.п.

Например, бывают случаи когда по делам об убийстве «вовлеченный» либо «коррумпированный» адвокат сначала советует преступнику, как совершить убийство, не оставляя на трупе явных следов насилия (удушение, отравление, утопление), рекомендует оставить труп на территории обслуживания РОВД, где работают его знакомые коррумпированные следователи, оперуполномоченные, а после совершения убийства подкупает последних с тем, чтобы те в ходе доследственной проверки настояли на версии о несчастном случае (самоубийстве).

Очень часто член преступной группировки смело идет на преступление, веря в обещание «вовлеченного» защитника о том, что даже в случае задержания с поличным тот сумеет добиться освобождения под подписку о невыезде, залог, что позволит преступнику в дальнейшем скрыться.

Адвокат-пособник может пообещать скрыть средства и орудия совершения преступления, предметы, добытые преступным путем. Например, пользуясь гарантиями неприкосновенности (см. гл. 2), адвокат может предложить свое жилище для хранения перечисленных предметов, полагая, что вряд ли следователи проведут обыск в его, адвоката, жилище.

Адвокат-пособник может заранее пообещать скрыть следы преступления путем противозаконного использования своих юридических познаний, опыта и навыков. Здесь необходимо отметить, что законодательство не содержит понятия «след» и никак не раскрывает значение термина. В криминалистической науке, обращение к которой в данном контексте было бы закономерным, так же нет единого мнения о сущности этого понятия. Принято говорить о «следах в широком смысле» и о «следах в узком смысле». «С гносеологической точки зрения следами преступления являются любые изменения среды, возникшие в результате совершения в этой среде преступления. Эти изменения могут быть двух видов: идеальные («отпечатки» события в сознании людей) и материальные («отпечатки» события на предметах, изменения обстановки события)». И хотя доминирует позиция о признании криминалистическими объектами только материальных следов, разве есть препятствия к толкованию понятия «следы преступления» в ч. 5 ст. 33 УК РФ в широком смысле? То есть следами можно называть и отпечатки события в сознании людей — идеальные следы.

Из сказанного следует, что если недобросовестный адвокат заранее пообещал скрыть свидетеля-очевидца, носителя идеальных следов преступления, уговорить его молчать, обещал воздействовать на потерпевшего, чтобы тот не подавал заявление о преступлении и т.п. — эти действия также можно признать обещанием сокрытия следов, т.е. способом пособничества в преступлении.

Вместе с тем недопустимо слишком широкое толкование пределов ответственности адвоката в вопросах его соучастия в преступлении. Например, если адвокат помог преступнику уйти от ответственности с использованием незаконных методов, сокрыл средства и орудия совершения преступления, уничтожил его следы и т.д., но сделал это после совершения виновным посягательства и заранее не обещал сделать это, его действия, будучи, несомненно, грубейшим нарушением этики, тем не менее, не могут быть квалифицированы как соучастие в преступлении. Однако при известных условиях они могут быть квалифицированы как укрывательство преступления — ст. 316 УК РФ.

Кроме того, если адвокат, зная о готовящемся преступлении, заранее обещает принять на себя защиту интересов лица, его совершившего, и при этом не обещает осуществлять защиту незаконными методами, не дает иных вышеперечисленных противоправных обещаний, то он так же не может быть признан пособником. Хотя, как уже говорилось, налицо нарушение адвокатской этики.

Суммируя изложенное, необходимо отметить, что выделение сопутствующих адвокатских преступлений имеет важное как уголовно-правовое, так и криминалистическое значение для выявления и расследования этих посягательств.

Так, если в действиях защитника, участвующего в уголовном деле, усматриваются признаки основного преступления (например, фальсификации доказательств — ч. 2 ст. 303 УК РФ), и если при этом известно, что он является близким другом подзащитного и (или) является «вовлеченным» адвокатом организованной преступной группировки, членом которой является подозреваемый, обязательному выдвижению и проверке подлежит версия о совершении этим адвокатом сопутствующего преступления. Причем весьма вероятно, что того самого, в котором обвиняется его клиент. Возможно, что он является соучастником (в описанных формах) всех преступлений этой организованной группы.

Если в действиях защитника усматриваются признаки подстрекательства доверителя к даче взятки следователю (ч. 4 ст. 33 и ст. 291 УК РФ), то подлежит выдвижению и проверке версия о его «коррумпированности» с определенным следователем или всем следственным подразделением. Если это подтвердится, то следующими версиями (версиями-следствиями) могут быть систематические факты взяточничества со стороны следователя, совместное совершение им и этим адвокатом преступлений против правосудия, других преступлений против интересов подозреваемых, обвиняемых и т.д.

Соответственно могут быть собраны достаточные данные, дающие основания, в частности, для проведения ОРМ в отношении конкретного адвоката, для получения согласия суда на контроль и запись его телефонных переговоров (ст. 8 и 9 Закона «Об ОРД») и т.д., вплоть до возбуждения против него уголовного дела10.

В дальнейшем может быть изобличен не только и не столько один недобросовестный адвокат, а вся преступная группа, в которую он входит.

Ю. П. Гармаев

Смотрите также

 

Прослушать Аудио Курс (МР-3)
«Как сохранить свою свободу»

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

One thought on “Виды соучастия адвокатов

  1. Классификация соучастия на формы преследует цель выделить различающиеся по объективным и субъективным признакам типичные варианты совместного совершения преступления несколькими лицами. Классификация на формы строится по одному основанию характеру участия в преступлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.