Судебная ошибка

Судьи всего лишь люди, и, как другие, испытывают влияние предрассудков.
Это, в сущности, — коррупция, дайте ей какое угодно название, если вам это нравится.

Джон Филд

Реформа МВД шагает по стране. В ее рамках недавно Президент РФ Дмитрий Медведев подписал сразу несколько законов, посвященных работе милиции и направленных на повышение эффективности ее деятельности. По его словам, новые законы «закрутят гайки» и наведут порядок среди коррумпированных и нерадивых сотрудников правоохранительных органов.

«Когда система, к сожалению, работает не так, как следует, необходимо кое-где гайки закрутить. Ничего в этом плохого я не вижу. Это мы делаем для того, чтобы сейчас привести законодательство в норму, в чувство. Но люди, честно и профессионально выполняющие свою работу, будут иметь все необходимые гарантии», — сказал Медведев.

Поправки в закон теперь также предусматривают усиление защиты граждан и организаций от неправомерных действий сотрудников милиции. Причем умышленное преступление отныне является обстоятельством, отягчающим наказание.

«Мы этого долго ждали. Я хочу сказать, что это действительно не какая-то ситуация с закручиванием гаек для наших добросовестных сотрудников. Это как раз для тех нерадивых, которые не выполняют поставленные задачи, не выполняют свои функции, они должны под эти признаки подпадать и нести за это ответственность, в том числе и уголовную», — отметил Рашид Нургалиев.

В последние годы участились преступления, которые совершают люди, призванные защищать закон. Криминальные доходы бизнеса «правоохранителей» состоят из взяток за то, чтобы не посадили; взяток за возбуждение уголовных дел в отношении невиновных; взяток за заказной приговор в суде. Повышение в должности, «звездочка» на погоны; тринадцатая зарплата, премии и т.п. являются законной частью их дохода. Достаточно сильный стимул, побуждающий блюстителей порядка к противоправным действиям – это приказ по МВД № 650 от 2005 года, который устанавливает зависимость оплаты милиционера от количества раскрытых дел – так называемую «палочную» систему. Посадка в тюрьму невиновного стала обычным бизнесом, как торговля паленой водкой. Страну захлестнула волна судебно-правового произвола и беззакония. Пока еще в правоохранительной системе и в судейском корпусе есть достаточно честных и порядочных людей, которые своим повседневным трудом и риском помогают сдерживать всё больше растущую коррупцию, чиновничий беспредел и преступность. Но много и тех, кто является «карманными» помощниками коррумпированных кланов и власти.

Проблемы произвола, беспредела правоохранительных и судебных органов имеют широкий общественный резонанс, сеют в душах сотен людей ненависть к тем, кто призван защищать закон и порядок, доводят бесправных, обездоленных граждан России до поступков сродни действий «приморских партизан». Таким образом, разрушается уважение к власти. Обществу, многие члены которого пережили несправедливость и беззаконие, трудно уважать органы, сотрудники которых допускают подобное, а их начальники дают на это свое молчаливое и прямое согласие. Многие россияне считают, что следственные, судебные и надзорные органы давно уже не народные, и защищают клановую власть, её личные интересы и амбиции. Они служат правящей партии и богатой элите, которая, используя «телефонное право» и большие деньги, решает все свои вопросы, уходя от ответственности. В конечном счете, от такого «честного и справедливого» правосудия страдают ни в чем неповинные люди.

Куда исчезли справедливость, престиж, и профессионализм правовой и судебной системы? Где растворился самый главный принцип осуществления правосудия – человек не должен быть привлечен к уголовной ответственности за преступления, которые он не совершал. Статья 195 ГПК говорит, что судебное решение должно быть законным и обоснованным.

Многие, наверное, помнят события 2001 года, когда в Альметьевске был убит начальник службы безопасности компании «Татнефть» Александр Калякин. Убийство было громкое, резонансное. Правоохранительные органы Альметьевска отработали это преступление «как по нотам». Сразу, что называется, по горячим следам был обнаружен и «убийца», 25-летний Евгений Веденин. Приговор суда был суровым — 15 лет колонии строгого режима. Евгений отсидел из них три года и девять месяцев. После чего был выпущен на свободу, полностью реабилитированный. В Санкт-Петербурге задержали преступную группу, среди которых оказался настоящий киллер, сознавшийся в убийстве в Альметьевске. Освобождения Евгения Веденина добивался лично начальник криминальной милиции Санкт-Петербурга Владислав Пиотровский.

Подобные случаи, увы, не редкость в нашей стране, где правоохранительные органы подчас немилосердно карают тех, кого должны защищать. Почему прокуроры и судьи ведут себя именно так, объяснить можно по-разному. Версий, как минимум, три. Либо они допускают юридическую ошибку, осудив невиновного человека, что говорит об их непрофессионализме. Либо они так торопятся раскрыть громкое преступление и поскорее отчитаться перед вышестоящим начальством, что предпочитают найти «стрелочника». Либо, что самое страшное, этого «стрелочника» «заказывают» криминальные или властные структуры. Какая из версий ближе к истине, решать читателю.

К нам в редакцию обратилась Хайруллина Венера, ветеран труда, человек, отдавший многие годы профессии «учитель», в связи с незаконным осуждением своего сына по 5-ти статьям уголовного кодекса РФ к длительному лишению свободы и предоставив все документы и жалобы. Вот уже четыре года Руслан Хайруллин отбывает наказание в местах, как говорится, не столь отдаленных, и не понимает, за что. Не понимают, почему Российская Фемида так поступила с Русланом его родные и близкие, соседи и друзья. Судя по всему, в ходе следствия и при вынесении обвинительного заключения в отношении Хайруллина Руслана были допущены многочисленные нарушения норм уголовного и процессуального права, нарушались права обвиняемого в ходе следствия и суда, которые по совокупности привели к вынесению неправомерного и незаконного приговора. При внимательном ознакомлении со всеми предоставленными документами становится ясно, что приговоры в отношении Хайруллина Руслана в основном вынесены на основании предположений и косвенных улик, в нарушение ст.ст. 6 и 14 УК РФ. Следствие и суд основывались на показаниях людей, которые, со слов осужденного, умело спровоцировали ситуацию для покрытия собственных нарушений закона; при осуждении нарушен главный принцип уголовного преследования — презумпция невиновности, дело возбуждалось в отсутствие законных оснований (ст. 20 УК РФ); прокурор не осуществил возложенные на него функции по надзору при возбуждении дела и утверждении обвинительного заключения с передачей в суд и при судебном рассмотрении дела (ст. 37 УПК РФ); судья не обеспечил полноту судебного следствия. А ведь в деле имеется и заявление матери «потерпевшей» и свидетеля обвинения о том, что ее дочь принудили написать заявление. Однако надежды на восстановление справедливости в кассационной и надзорной инстанциях не сбылись, так как судьи этих инстанций, по-видимому, недобросовестно изучили дела и ограничились отписками со ссылкой на первичные отказы. Неужели невиновному человеку придется отбывать полученный срок, по сути, неся ответственность по ложному обвинению? Надеемся, что нет.

Что стало причиной подобному поведению правоохранительных и судебных органов? Екатерина II говорила: — «Лучше оправдать десять виноватых, чем обвинить одного невиновного».

Россия, ратифицировав Конвенцию по правам человека, несет ответственность за противоправные действия в отношении граждан своего государства. На данный момент на нашем государстве лежит огромный груз невыполненных им обязательств и гарантий перед гражданами страны в реализации основных прав, защищенных Международным Пактом о гражданских, политических правах и Европейской Конвенцией «О защите прав человека и основных свобод», в том числе, права на жизнь; права на защиту от пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего обращения или наказания; права при рассмотрении любого уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом.

Хотелось бы, чтобы наши судьи были честнее и открыты, в том числе и для критики, как это осуществляется во всех демократических государствах.

Хотелось бы, чтоб наши судьи не брали пример с коррумпированных кланов и отдельных высших чиновников, не подстраивались под власть.

Хотелось бы, чтобы мы вновь с уважением начали относиться к представителям правоохранительной системы.

Прецедент «дела Евгения Веденина» в том, что система, поломав человеческую судьбу, все-таки нашла в себе силы признать свою ошибку. Однако кто конкретно ответил за эту «ошибку», кроме того, что Веденину была возмещена часть затребованного им материального иска?

И, судя по всему, наука не пошла впрок, если вновь возбуждаются подобные дела.

Возобладает ли истина, справедливость и благоразумие в «деле Руслана Хайруллина»?

Понесет ли кто-нибудь наказание за эти и подобные деяния? Заказчики, следователи, прокуроры, судьи…

Хотелось бы верить в это.

Александр Кишев

P.S. Хотите больше узнать на эту тему, а также услышать полезные советы? Тогда кликните здесь!

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.