Против коррупции судей (обращение)

Я, Заровнятных Елена Николаевна, подсудимая по уголовному делу в производстве судьи Злыгостева Тюменского областного суда, обвиняюсь в «оскорблении» и «клевете» против судьи Тюменского облсуда Александра Кликушина. Считаю, что выдвинутое против меня судьей обвинение представляет намного больший общественный интерес, чем традиционное освещение в СМИ и придание гласности преступных действий и бездействий судей, прокуроров и иных должностных лиц органов государственной власти.

Подобные моему уголовные дела наглядно демонстрируют истинное состояние свободы слова в России по ключевым её проблемам, позволяют четко видеть, что в сегодняшней России есть такие проблемы, по которым государственной властью в отношении граждан с помощью статей 297 и 298 УК РФ бережно хранятся старые советские традиции: НЕ СМЕТЬ СВОЕ СУЖДЕНИЕ ИМЕТЬ!

Применение к гражданам, выражающим свои мнения и гражданскую позицию, уголовного преследования и психиатрических репрессий.

Традиционно статьи 297 и 298 УК РФ применяются к журналистам — публичным выразителям мнений и убеждений общества. Но все чаще обвинения в «клевете» и «оскорблениях» судей, прокуроров, следователей (иных правоохранительных чиновников) выдвигаются к гражданам, которые пытаются в судах и прокуратурах активно отстаивать права, свободы и законные интересы своих сограждан, доверителей. Это правозащитники.

21.01.2003 г. я, как представитель истца по доверенности, была допущена к участию в рассмотрении гражданского дела в Центральном районном суде г. Тюмени, одним из ответчиков по которому была администрация города Тюмени. Председательствовал при рассмотрении дела судья Александр Кликушин, ныне и судья Тюменского облсуда, и претендент на должность председателя облсуда.

Реализуя свое процессуальное право на заявление отводов и, добросовестно исполняя свои процессуальные обязанности, я стала оглашать заявление об отводе Кликушина в связи с тем, что имеются «обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности судьи». При этом я обосновала своё недоверие судье:

— во-первых, моим заявлением в прокуратуру двухгодичной давности о возбуждении уголовного дела в отношении Кликушина, так как он, по моему мнению, совершил ряд должностных преступлений при отправлении правосудия в моем гражданском деле(прокурор по этому заявлению не вынес законодательно обязательного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Кликушина);

— во-вторых, новым сообщением о совершении судьей Кликушиным дополнительных должностных преступлений.

Кстати, статья 141 ч. 4 УПК РФ предоставляет участникам и гражданского и уголовного судопроизводства право сообщать суду о совершенных или готовящихся преступлениях (неважно, кем совершенных).

Однако судья Кликушин, не процессуальным порядком изъял из материалов дела все приложенные к моему отводу письменные доказательства его преступлений, и, тем самым, совершил очередное должностное преступление. Затем Кликушин запретил мне дальше оглашать отвод и потребовал, чтобы я покинула зал судебного заседания, так как я, якобы, нарушила порядок в зале суда сообщением о преступлениях Кликушина. Потом, уже без меня, назвавшись «Беспристрастным и Объективным Судом», судья вынес определение об отказе в удовлетворении заявленного ему отвода.

Так Кликушин лишил меня возможности:

а) реализовать мои процессуальные права (в т.ч. на заявление отвода, на выражение моего мнения, на защиту своих и моего доверителя прав и свобод всеми способами, незапрещенными законом);

б) добросовестно исполнять мои обязанности участника судопроизводства (по ст. 35 ч. 2 ГПК РФ).

Уже через неделю после этого судебного разбирательства судья подал в прокуратуру заявление с требованием возбудить в отношении меня уголовное дело по статьям 297 и 298 УК РФ («оскорбление» и «клевета» при отправлении правосудия). Но таким заявлением Кликушин доказал, что отправлял правосудие, чувствуя себя оскорбленным и оклеветанным, то есть необъективным и пристрастным. Значит, при отправлении правосудия руководствовался негативными чувствами ко мне, как к участнику процесса. А ведь я, заявляя отвод и сообщая судье о совершенных им преступлениях, лишь реализовала свои процессуальные права в интересах моего доверителя и законного, беспристрастного правосудия.

Информация к размышлению: Очевидно, судье надо было пособить мэру Тюмени и вынести судебное решение, которым только и можно узаконить грабительский отъемдорогостоящего земельного участка в центре города, принадлежащего истцу

— моему доверителю:

— на котором с давних времен построен дом, приобретенный моим доверителем еще «в годы свирепствования» Советской власти;

— за который исправно из года в год мой доверитель платил установленный законом земельный налог;

— за якобы не уборку которого неоднократно противоправно пыталась администрация города привлечь к административной ответственности моего доверителя;

— который мэрия за спиной собственника — моего доверителя уже давно продала коммерческой организации для строительства «элитного жилого комплекса».

Дальше события развивались по известному сценарию полного умышленного игнорирования коррумпированным судебно-прокурорским сообществом г. Тюмени статьи 19 Конституции РФ — о равенстве всех перед судом и законом независимо от должностного и имущественного положения, поэтому

а) по моим сообщениям о должностных преступлениях отводимого судьи никаких проверок в соответствии с требованиями действующего законодательства (естественно для прокуратуры) никто проводить не собирался, выносить постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, тем более;

б) по заявлению судьи прокуратурой ЦАТО г. Тюмени 7.02.2003 г. в отношении меня было возбуждено уголовное дело по статьям 297, 298 УК РФ. (Примечательно, что заказ на возбуждение уголовного дела в отношении меня был поручен следователю А.М. Соколову — зятю заместителя председателя Тюменского областного суда М.И. Гришина и сыну судьи этого суда В.В. Соколовой. Считаю, что только благодаря её участию в кассационном рассмотрении моего иска к Главному управлению Центрального банка РФ по Тюменской области, при её личной прямой заинтересованности в 2000 г. вступило в силу вынесенное на основе подложных, сфальсифицированных доказательств, а потому незаконное, решение неполномочного Центрального районного суда о том, что моя деятельность в должности инженера 1-ой категории отдела по защите государственной тайны ГУ ЦБ РФ не связана с государственной тайной).

Затем, в стадии предварительного следствия мое уголовное дело постоянно рассматривалось только в закрытых судебных заседаниях и только судьями Центрального районного суда г. Тюмени, т.е. «беспристрастными и объективными» коллегами «потерпевшего» судьи. Который, кстати сказать, является к тому же членом квалификационной коллегии судей Тюменской области, а также неоднократно награждался руководством почетными грамотами «за заслуги перед судейским сообществом», а не за заслуги в отправлении правосудия на основе Конституции, Закона и прав граждан. Поэтому неудивительно, что вопреки требованиям закона:

— я была заключена под стражу прямо с больничной койки Тюменской областной больницы, в которой находилась на стационарном лечении, и при отсутствии всяких законных оснований, что впоследствии было признано представлением Генеральной прокуратуры и ходатайством того же следователя к суду изменить избранную мне меру пресечения;

— с больничной койки я была доставлена в суд, где судья Казаков О.Р. (коллега потерпевшего судьи) удовлетворил незаконное ходатайство следователя об избрании мне меры пресечения, двое суток провела в камере административно задержанных районного УВД, а затем — заключена под стражу в СИЗО;

— ранее, тот же судья Казаков О.Р., в мое отсутствие удовлетворил ходатайство следователя о назначении мне психиатрической экспертизы, которое было обосновано одним доказательством — мнениями следователя и потерпевшего о том, что «заявление об отводе лишено логики и здравого смысла». То есть мнение следователя и потерпевшего судья оценил в качестве мнений специалистов-психиатров, которые единственно имели право оценивать наличие или отсутствие логики и здравого смысла в тексте моего заявлении об отводе. Но когда психиатры признали меня здоровой, «объективные и беспристрастные» следствие, прокуратура и суд тут же усмотрели в той же бессмыслице моего отвода глубокий смысл моих намерений — умалить честь судьи и подорвать авторитет судебной власти.

Очевидно, что в данном случае действовала хорошо отлаженная коррупционная машина кривосудия, заинтересованная в осуществлении не правосудия, а карательного самосуда власть имеющих должностных лиц над гражданином, вскрывающим факты коррупции. Цель этой машины — скрыть от правосудия и общественности преступления конкретного судьи и коррумпированного судебно-прокурорского сообщества.

Когда мое уголовное дело было передано для рассмотрения в Тюменский облсуд — Кликушин уже был судьей этого суда. В скором времени «потерпевший» судья должен занять кресло председателя облсуда. Поэтому не надо ходить к гадалке, чтобы узнать, какой приговор готовится вынести мне его коллега — судья Тюменского областного суда. Судебно-прокурорскому сообществу необходимо не выносить сор из избы, а довести самосуд до «логики и здравого смысла» современного российского кривосудия, только благодаря которым Верховный Суд РФ трижды отказал в удовлетворении моего ходатайства о передаче этого уголовного дела

— на рассмотрение в другой суд, другого субъекта Российской Федерации;

— на рассмотрение судом в составе суда присяжных заседателей!!!

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

В современной России любые сообщения о преступлениях должностных лиц органов государственной власти, поступающие от граждан в прокуратуру, вопреки требованиям ст.ст. 140, 144 УПК РФ, регистрируются как «жалобы», но не как «сообщения о преступлении». Потому эти сообщения разрешаются письмами, а не обязательным по ст. 145 ч. 1 УПК РФ постановлениями прокурора. То есть на практике вся прокурорская машина системно, преступным способом, создает всем россиянам незаконные препятствии в доступе к уголовному правосудию поотношению к любым властным чиновникам.

Если же сообщения граждан о преступлениях судей поступают в суд в ходе судебного заседания, то по правилам ст.ст. 141 ч. 4; 144; 448 УПК РФ — судья должен выдать заявителю документ о приеме такого сообщения и вынести частное определение о направлении этого сообщения Генеральному прокурору; — Генпрокурор должен назначить доследственную проверку и вынести постановление

— возбудить или отказать в возбуждении уголовного дела против судьи.

На практике же по всем сообщения судьям о преступлениях судей, сами судьи;

— троекратно указывают занести в протокол судебного заседания надуманные предупреждения заявителю о, якобы, совершенных им нарушениях порядка в суде;

— устно требуют от заявителя покинуть зал судебного заседания;

— вызывают судебных приставов и указывают им вывести заявителя из зала под угрозой применить к заявителю физическую силу.

А затем воплощаются творческие «находки» суда. Заявителей заключают в ИВС на 10-15 суток за неподчинение суду или хулиганство. Суд фальсифицирует доказательства и с помощью прокуроров возбуждает в отношении заявителей по сообщениям о преступлениях судей уголовные дела по статьям 297 и 298 УК РФ.

Однако, по закону в таких случаях эти нормы УК РФ не могут быть применимы, так как:

Оскорбление — выраженное в неприличной форме, глубоко противоречащее нравственным нормам, правилам поведения в обществе унизительное обращение с человеком. Оскорбление может быть нанесено устно, письменно и путем различных действий (пощечина, плевок, непристойный жест и т.д.);

Сообщение/распространение заведомо ложных сведений:

При клевете — умысел лица направлен на унижение чести и достоинства потерпевшего. Кроме того, заведомо ложные сведения в этом случае сообщаются клеветником лицу, неполномочному их принимать;

При заведомо ложном доносе — умысел лица направлен на привлечение потерпевшего к уголовной ответственности, поэтому эти сведения сообщаются органу, полномочному такие сведения принимать, в т.ч. суду. Но в этом случае надо будет проверять, а имели ли место указанные заявителем факты совершения судьей должностных преступлений. Поскольку сообщения о преступлениях судей и прокуроров слишком часто соответствуют действительности, то возбудить уголовное дело против гражданина за заведомо ложный донос юридически невозможно, а практически — бессмысленно. За заведомо ложный донос — вообще не сажают в тюрьму, а за «клевету» против судьи и прокурора — на четыре года. Значит, мотив применения ст.ст. 297, 298 УК РФ — репрессия граждан за критику, за реализацию ими права сообщать суду о преступлениях судей.

Потому и передергиваются юридические понятия: «сообщение о преступлении» — на «жалоба» и «ходатайство», а «заведомо ложный донос» — на «клевета».

Информация к размышлению: Вот так нас и «выравнивают» перед Судом и Законом в судах и прокуратурах всех уровней: сообщать о преступлении — это право властных должностных лиц, а гражданам коррумпированная власть позволяет только жаловаться да ходатайствовать! Ну а в жалобах, какие могут быть сообщения о преступлениях судей и прокуроров? Одна клевета, однозначно!

Правда, с должностными лицами не все просто, как с гражданами-холопами. Тут все зависит от лица должностного лица и «производственной необходимости» этого лица. Например, решение о возбуждении уголовного дела в отношении Генерального прокурора РФ будет приниматься только по сообщению о его преступных действиях и бездействии, поступившему в Генеральную прокуратуру не от граждан, а : от единственного в России должностного лица — Президента РФ (см. ст. 448 ч. 1 п. 2 УПК РФ), который и представляет Генпрокурора на должность. Неужели только Президент знает обо всех преступлениях, совершаемых Генпрокурором?! А его коллеги? А граждане? Возможно, когда-нибудь Президент возжелает развлечь нас — свой народ — продолжением фарса «оборотни в погонах», приуроченным к очередной президентской пиар-кампании, и подаст в Генпрокуратуру свое Представление о возбуждении уголовного дела против Генпрокурора за его преступное бездействие.

Здесь-то и кроется главная причина, почему государственная власть затыкает нам рот статьями 297 и 298 УК РФ, почему подобные ситуации должны быть широко освещены и преданы огласке с морально-нравственной их оценкой.

Если мы внимательно проанализируем на примере моего уголовного дела цели и методы судебно-прокурорского сообщества, то станет очевидно, о каких проблемах и наболевших вопросах нам запрещают даже думать, не то, что выражать свое мнение публично, да еще и в виде сообщения о преступлении полномочному органу. Это проблема, угрожающая нашей государственной безопасности — КОРРУПЦИЯ.

Действительность в России уже давно такова, что, идя в суд, понимаешь: не важно знать нужный закон — важно знать нужного судью! (Суд к закону может вовсе не обращаться, если ему так будет заказано влиятельным по должностному и имущественному положению вашим ответчиком, как было с Законом «О гостайне» в моем деле о восстановлении на работе в подразделение по защите государственной тайны ГУ ЦБ РФ по Тюменской области).

Тотальная КОРРУПЦИЯ захлестнула все российское судебно-прокурорское сообщество. Причина — безответственность и безнаказанность должностных лиц этого сообщества. Причем, именно вор всегда громче всех кричит: «Держи вора!». Статьи 297 и 298 УК РФ — это то самое «Держи вора!», которое и вам, и свидетелям- очевидцам не даст даже мысли допустить о том, что судья мог совершить должностное преступление. (Несмотря на то, что, на ваших глазах по распоряжению этого судьи, было уничтожено гражданское дело по вашему иску к платежеспособному ответчику — Главному управлению Центрального банка РФ по Тюменской области).

Статьи 297 и 298 УК РФ лишают нас, граждан России, следующих конституционных прав: «Все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод гражданина независимо от должностного положения». — Но если вы не судья или прокурор, то ваш «клеветник» и «оскорбитель» будет привлечен по статьям 129 и 130 УК РФ, как оклеветавший и оскорбивший простого смертного.

И наказание он понесет меньшее, нежели «оклеветавший» и «оскорбивший» судью. Кроме того, вы сами будете искать и добывать доказательства вины вашего «клеветника». А если он еще ненароком окажется должностным лицом вроде судьи, то никакой информации, необходимой вам в качестве доказательств, вы получить не сможете. Да и государство заинтересовано в воспрепятствовании вам в добывании доказательств в таких случаях. Так что статьи 297 и 298 УК РФ исключают всякое равенство со статьями 129 и 130 УК РФ именно в прямой зависимости от должностного положения.

Правда, у статей 129 и 130 УК РФ есть небольшое преимущество перед статьями 297 и 298 УК РФ — обвинитель по статьям 129 и 130 УК РФ может «пойти на мировую» со своим клеветником и оскорбителем, если в ходе мирных переговоров двух «недолжностных» граждан оба «придут к консенсусу». А вот статьи 297 и 298 УК РФ требуют от обвинителя боя до конца, что называется «не на жизнь, а на смерть» — т.е. только до обвинительного приговора. Даже при отсутствии состава и события преступления в ваших действиях, обвинительный приговор вам должен быть вынесен, а иначе придется признать факт, что судья пытается привлечь к уголовной ответственности вас — заведомо невиновного, а судебно-прокурорское сообществоему в этом преступно пособничает.

И очень интересная получается ситуация в моем случае с этими статьями 297 и 298 УК РФ. Если оправдательный приговор мне вдруг вынесут за отсутствием в моих действиях события и состава преступления, авторитет судебной власти несомненно упадет, поскольку очевидны будут все злоупотребления каждого из участников стороны обвинения, включая коллег «потерпевшего», отправлявших «заказное правосудие» с явно обвинительным уклоном. Если же мне вынесут обвинительный приговор, авторитет судебной власти и вовсе рухнет.

Е. Н. Заровнятных

http://sutyajnik.ru/news/2005/08/125.html

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

7 thoughts on “Против коррупции судей (обращение)

  1. Согласна о коррупции судей и банков.В Оренбургских судах судьи отказывают в назначении любых экспертиз по кредитам банков.Из 7 судов с разными банками только один судья назначил экспертизу,однако Оребургская экспертиза при МИНИСТЕРСТВЕ ЮСТИЦИИ продержала 4 месяца МАТЕРИАЛЫ И ВЕРНУЛА СУДУ ссылаясь на некомпетентность.Во всех заседаниях областных судов ходатайства о приобщении экспертиз сделанных экспертами г.Москвы по заявлениям заёмщиков не приняты даже не прочитаны,а банки насчитывают заоблачные проценты,комиссии,скрытые комиссии,фальсификации доказательств подлог документов. Права потребителей в судах не защищаются.Такое впечатление что Оренбургский суд не относится к Российской Федерации.С 2007 года в судебной практике России суды защищают потребителя как экономически слабую сторону.Законы РФ,ПРАВОВЫЕ И НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ ,РЕКОМЕНДАЦИИ ВАС РФ ОРЕНБУРГСКИЕ СУДЫ во благо банкам не признают.К ПРИМЕРУ В РЕШЕНИЯХ не знают разницы между банковским и ссудным счетами.т.д. Признают правомерным повышение банком % годовой ставки в одностороннем порядке,при цессии(уступке требований договора изменение в одностороннем порядке существенных условий договора,принимают от банка финансовые доказательства без заверений и печатей от коллекторов и представителей тоже.Доказательства и расчёты заёмщиков не приобщаются не проверяются и представителям банка не отправляются.Считают правомерным списание банками у потребителя денежных средств со всех счетов.Считают правомерным банкам отправлять присланные деньги заёмщика в погашение на другие лицевые счета,другие договора.Считают правомерно и разрешают банкам представлять фальсифицированные документы в доказательства,позволяют делать подлог доказательств. ЗАЯВЛЕНИЯ заёмщика -потребителя о подмене финансового продукта( открытие карты вместо потребительского кредита или открытие 3-х кредитов -заявляют что данное заявление не по существу.) НУ И РАЗВЕ ЭТО НЕ СГОВОР!!! Не коррупция!!!Прокуратура отвечает не наша компетенция.Следствееный комитет вообще на заявления не отвечает никак!Стыдно за ОРЕНБУРГСКУЮ ОБЛАСТЬ!Неужели нельзя поучиться у Башкирии,Казани, своих соседей!

  2. Уважаемый В.В.Путин прошу обязать провести проверки и возбудить уголовные дела в отношении чиновников. Вы заявили, что уже переломали хребет террористам, а почему не переломаете хребет коррупционерам?
    В Сахалинской области было хищение государственных жилищных сертификатов в особо крупном размере путем мошенничества, потому что брали взятки колоссальные, предварительно регистрировали граждан по месту жительству, даже несколько семей в одну квартиру, якобы они проживали на момент землетрясений и лишились жилья, подделывали договора купли-продажи, Правительство Сахалинской области включали их в список и выдавали им государственные жилищные сертификаты, если они никогда не были пострадавшими от землетрясений и не лишались жилья. А кто действительно пострадал от землетрясений, лишился единственного жилья для постоянного проживания, то выгоняли на улицу без вступления в законную силу решения суда, без перехода права собственности или насильно путем обмана и ввода в заблуждение выселяли в старое жилье. Прокуратура Сахалинской области не проводит проверки, не осуществляет надзор в корыстных целях, УМВД и СУ СК России по Сахалинской области с 1998 года не возбуждают уголовные дела, крышуют преступников, отписываются, если не согласны, то обращайтесь в суд, потому все коррумпировано и продолжают брать взятки.
    Я, собственник Л.И.Гребнева, не имею единственного жилого помещения для постоянного проживания в Российской Федерации с 27 января 1999 года до настоящего момента, лишившимся в результате чрезвычайной ситуации, потому что по иску Охинского городского прокурора с участием А.Втулкина (в данный момент зам.председателя Сахалинского областного суда) была выгнана на улицу зимой с мужем инвалидом, как наниматель с одним чемоданом, предварительно дом умышленно разрушили трактором с применением металлического троса, а теперь 17 лет скитаюсь по чужим квартирам (смотрите в ю туб «Незаконное выселение Гребневых»). Я, собственник Л.И.Гребнева, до сих пор зарегистрирована по месту жительства по адресу: г.Оха, ул.Ленина, дом 41/1, кв.2 согласно паспорта, трехкомнатная квартира принадлежит мне на праве собственности и оригиналы документов находятся у меня на руках, но дом уничтожен преступниками по предварительному сговору и выведен из эксплуатации. В силу ч.3 ст. 35 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Суды ссылаются на вступившее в законную силу заведомо неправосудное решение Охинского городского суда от 10 июня 2005 года по гражданскому делу № 2-182/2005 по иску Сахалинской региональной организации ООПО «Партия пенсионеров» в защиту прав Л.И.Гребневой к МО ГО «Охинский» Сахалинской области, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 02 августа 2005 года по делу № 33-1167 по жалобе представителя истицы О.В.Коваленко, у которой не было доверенности, если определением Охинского городского суда от 15 октября 2004 года по делу № 2—213/2004 иск оставлен без рассмотрения, а также определением Охинского городского суда от 24 декабря 2004 года по делу № 2-213/2004 этот иск оставлен без рассмотрения в связи с несоответствием требованиям ст.ст. 131,132 ГПК РФ, так как к исковому заявлению не прилагаются его копии в соответствии с количеством ответчиков, отсутствует документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, отсутствует доверенность, удостоверяющие полномочия представителя истца. Однако, суду плевать на законы и по собственной инициативе решил в 2005 году взыскать с администрации г.Охи и района в пользу нанимателя Л.И.Гребневой компенсаци. за жилье в размере 109000 (сто девять тысяч) рублей, если в нем не указано о прекращении права собственности на объект недвижимости в Росреестре, потому что дом прекратил свое существование с переходом права собственности к новому правообладателю к МО ГО «Охинский» на основании поддельного договора купли-продажи в 1998 году до образования Росреестра. 27 января 1999 года Л.И.Гребневу выселили по сфальсифицированному исполнительному листу с наложением ареста на имущество должника, без вступления в законную силу решения суда, с целью избежание ответственности по исполнению определения судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 25 мая 1999 года по делу № 33-452, которым решение Охинского городского суда от 20 января 1999 года по гражданскому делу № 2-207/99 по иску Охинского городского прокурора Сахалинской области в интересах МО ГО «Охинский» от 31 декабря 1998 года к ответчикам Л.И. Гребневой и В.А. Гребневу о выселении из жилого помещения, грозящего обвалом на основании акта обследования технического состояния дома от 17 декабря 1998 года отменено и направлено на новое рассмотрение в тот же суд по основаниям, так как суд первой инстанции не учел, что, подлежащая изъятию указанная квартира № 2 в доме 41/1 по ул.Ленина в г.Оха Сахалинской области принадлежит Л.И. Гребневой на праве личной собственности и возникшие правоотношения по этому спору должны рассматриваться не по нормам жилищного законодательства, а в соответствии с законодательством о праве собственности, предусматривающим принудительное изъятие у собственника имущества только по основаниям, предусмотренным законом. Следовательно, судом были совершены преступления против правосудия. Прокурор Сахалинской области В.Н. Тройнов в своем ответе № 7/186-98 от 15 декабря 2000 года по выводу из эксплуатации аварийного дома 41/1 по улице Ленина в г.Оха Сахалинской области признал бездействие Охинской городской прокуратуры и не совершение действий, выполнение которых относится к полномочиям соответствующих органов прокуратуры и указал: Акт обследования технического состояния дома от 17 декабря 1998 года не соответствует требованиям Положения по оценке непригодности жилых домов и жилых помещений государственного и общественного жилого фонда для постоянного проживания, не соответствуют форме, установленной Приложениями № 1 и 2 к Положению. Администрацией г.Охи и района Сахалинской области допущено ряд нарушений, которым Охинской городской прокуратурой своевременная оценка не дана. Охинскому городскому прокурору необходимо было дать оценку действиям и решениям администрации г.Охи и района, внести в адрес мэра г.Охи и района представление об устранении выявленных нарушений, что и не сделано до настоящего момента. Таким образом, Л.И.Гребнева была лишена своего недвижимого имущества путем мошенничества, без выплаты материального ущерба от землетрясений, разумно соответствующей его стоимости с нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции и допущенное нарушение должно нести государство, а эти ошибки не должны исправляться за счет Л.И.Гребневой. (Постановление ЕСПЧ от 6 декабря 2011 г. по делу «Гладышева против России» [Gladysheva v. Russia] (жалоба № 7097/10); Постановление ЕСПЧ от 29 января 2015 г. по делу «Столярова против России» [Stolyarova v. Russia ] (жалоба № 15711/13 ).

  3. «Переведясь» на должность судьи ВС РФ в Москву
    Кликушин А.А. продолжает свою противоправную деятельность, принимая немотивированные, незаконные определения об отказе в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании.

  4. Обратите внимание на Общий приказ от 29.12.05 г. о единых нрмах регистрации заявлений о престплении, подписанный на тот момент 13-14 ведоствами: Предс.ВС, ВАС РФ, Ген.прокурором, мин.юстиции, мин ВД РФ и пр. По судьям: обязаны регистрировать заявления в любом процессе и на любой его стадии. Не регистрация = сокрытию преступления, т.е. самостоятельный состав преступления. То есть во время процесса можно обращаться в СКС и ККС с аргументами не только поотставке, но и уголовному преследованию. Иногда помогает принимать не заказное решение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.