Откройте, полиция

Вчера вступил в силу, после бурного обсуждения в обществе, Закон «О полиции». Как выяснила «НГ», в жизни граждан и самих милиционеров пока ничего не изменилось. Между тем эксперты отмечают и противоречивость самого закона, и неготовность ведомства к переменам. Власти, уверены собеседники газеты, должны учитывать изменившиеся настроения в обществе. А именно – высокую степень нетерпимости граждан к сегодняшнему положению дел в сложившейся правоохранительной системе.

«Были людьми МИЛыми, стали – ПОгаными…» – такими словами охарактеризовали перемену названия своего ведомства милиционеры на станции метро «Тургеневская», куда корреспондент «НГ» спустилась за комментариями героев дня. Будни правоохранителей подземки не носили следов большого напряжения. В «стекляшке» сидел то ли задержанный, то ли жалобщик – чернокожий нигериец. Поговорить с ним не разрешили: «Это мы в полицию уже людей набираем», – шутили добродушные сотрудники в серых бушлатах. Чернокожий молодой человек тоже широко улыбался.

Чего ждут милиционеры от нового закона? Как выяснилось, ждут двадцатого числа. Дня зарплаты. Но не верят, что получат обещанную сумму, в два раза большую сегодняшнего их заработка, – примерно в 20 тыс. руб. Собеседник «НГ» вздыхает: «Хоть бы эту не урезали…» А его товарищ многозначительно указывает: «Закон действует с завтрашнего дня. А повышение зарплат обещают с 1 января 2012-го. Спрашивается: куда денутся наши деньги больше чем за полгода?» Разговор становится накаленным. Майор Алексей Петров, единственный, кто представился, время от времени вставляет одну и ту же фразу: «Все комментарии – через пресс-центр!» После чего разговор продолжался. Негр в «стекляшке» по-прежнему белозубо улыбался.

Предлагаю подумать над самым ярким признаком перемен. Высокая красавица Женя, закованная в серый бушлат как в черепаховый панцирь, ждет новую форму: в милиции попробовали было юдашкинский вариант, но он оказался негодным – холодным совсем, и она пока довольна, что на ней старая форма, зайцевская.

Вот и все перемены.

И ради этого – столько хлопот и обсуждений?

Средняя зарплата милиционера в России год назад составляла 12 тыс. руб. у сержантского состава и 15–18 тыс. у офицеров. По данным на август 2010 года, численность российской милиции составляет около 1,4 млн. человек. Эта армия постепенно стала бельмом на глазу общества: соцопросы фиксировали постоянное падение авторитета милиции.

По данным ВЦИОМа, в июне 2010 года доверяли милиции 40% опрошенных. Отказывали в доверии 47%. В конце прошлого года 67% опрошенных опасались милиционеров. Доверяли стражам порядка лишь 30%. Для сравнения: в США ситуация прямо противоположная – двое из трех граждан там доверяют полицейским (66%) и лишь 22% опрошенных относятся к ним с опаской.

По данным Левада-Центра, 81% россиян к началу 2011 года считали очень серьезной проблемой для страны «беззаконие и произвол правоохранительных органов». При этом 40% опрошенных отметили, что милиция часто используется властью для борьбы с политическими противниками. 63% россиян опасались, что они или их близкие в любой момент могут пострадать от произвола правоохранительных органов.

А вот и причины такого расклада. Они тоже укрыты в статистике. В 2009 году сотрудники российской милиции совершили более 5 тыс. уголовных преступлений: это на 11% больше, чем в 2008 году, заявил тогда глава департамента собственной безопасности МВД Юрий Драгунцов. За 2008 год к уголовной ответственности были привлечены 1,3 тыс. российских милиционеров, по данным департамента собственной безопасности МВД. Каждое 20-е преступление в России приходится, по статистике, на долю стражей закона. Более 3 тыс. преступлений стражей порядка в 2009 году были связаны с коррупцией и превышением должностных полномочий.

В апреле 2009 года майор милиции Денис Евсюков расстрелял покупателей супермаркета. Дальше падать было некуда. Власти вынуждены были перейти к реформированию ведомства. В МВД началась эпоха перемен. Медленных и вялых. 24 декабря 2009 года численность сотрудников милиции в России пообещали к 1 января 2012-го сократить на 20%. То есть увольнению подлежали около 280 тыс. сотрудников.

Однако когда произошел теракт в «Домодедово», стали говорить, что милиции недостаточно. И теперь непонятно, как быть с сокращением штатов. Президент Дмитрий Медведев время от времени увольняет генералов, но люди не видят ощутимых перемен в отношении к ним представителей правоохранительных органов. «Будем делать то же, что и всегда, – охранять покой граждан», – сказали корреспонденту «НГ» милиционеры в метро.

Вчера свою оценку Закона «О полиции» дал министр юстиции Александр Коновалов. Его отношение к новшеству – «на грани оптимизма и пессимизма»: «Общество должно само меняться, чтобы правоохранительные органы действовали в нем более эффективно, более авторитетно». По мнению министра, «гарантий, что так произойдет немедленно после вступления в силу закона о полиции, у нас нет».

Глава Московской палаты адвокатов Генри Резник уверен: «Закон может изменить жизнь россиян, если будут сделаны определенные шаги для обеспечения условий его действия: достойные оклады, социальный пакет, профессиональный и общественный контроль, подотчетность населению». Созданные недавно общественные наблюдательные советы при ГУВД и МВД, считает эксперт, выполнят свою функцию, только «если в них будут работать действительные представители общества и к формированию этих органов не будет иметь отношения само ведомство».

Член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров не верит в результативность ребрендинга МВД: «Из-за внутренних пертурбаций люди в милиции думают не о том, что они должны делать, а о том, где и какое место они занимают». Минусы любой реформы, напоминает эксперт, – «это всегда существенный бардак»: «Силовое ведомство – небезопасная игрушка, которая стоит намного больше цены новых печатей и вывесок. Медведев этим шагом вывел из нормального функционирования большую систему, а ради чего он это сделал – не совсем понятно».

По мнению собеседника «НГ», президент поставил «телегу впереди лошади»: «Глава государства объявил о реформе, не сказав, во-первых, чем конкретно недовольна власть и что она хочет получить в результате реформы. А когда ответ на общее недовольство – сокращение штата на 20%, но вдруг оказывается, что транспортную милицию нужно усиливать, непонятно – зачем нужно сокращение и как оно будет осуществляться». Анализируя действия властей после объявления реформы, собеседник «НГ» указывает: «Эти действия во многом превращают реформу в бедствие, потому что, если мы усилим некоторые участки, то сокращать оставшееся придется на 40%. Непонятно также, как сокращение или увеличение может решать проблемы милиции. Возможно, это понятно высшей власти, но она не озаботилась тем, чтобы объяснить ситуацию населению».

Глава фонда «Эффективная политика» Глеб Павловский видит проблему в том, что сегодня существует «очень низкий уровень готовности общества следовать каким-то законам и выполнять их»: «Два года назад мы видели, что Закон «О полиции» – одно из основных общественных требований. Но сейчас мы видим скепсис по этому поводу. Он связан с тем, что никакие реформы административного сектора, и силового в том числе, никогда не сказывались на реальной жизни людей». С другой стороны, отмечает собеседник «НГ», ситуация меняется, и меняет ее «нетерпимость граждан к такому разнузданному давлению на личность, которую позволяла себе прежняя милиция». Государству следует сделать ставку именно на эту новую атмосферу, считает Павловский: «Сейчас люди не доверяют этому институту и враждебно к нему относятся. Мне кажется, полиции нужны новые люди в руководстве, которые смогут говорить со страной».

Александра Самарина,

Юлия Садовска

www.ng.ru

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.