Машина смерти

Земляки

Ликвидация этой хорошо организованной и, пожалуй, самой жестокой банды Москвы стала одним из значительных событий в борьбе правоохранительных органов с криминальным миром

Узнав о том, что я запустил свой блог, мой хороший приятель не замедлил скинуть мне эту статью, как я считаю, не без намека. Несмотря на это, с уверенностью могу сказать, что данная публикация более чем интересная, и соответствует, так или иначе, теме блога.

В 1992—1994 годах Москва сотрясалась от бандитских разборок. Автоматные очереди грохотали среди бела дня, киллеры отправляли на тот свет десятки членов организованных преступных формирований. Шел планомерный отстрел голов «по взаиморасчету»: сегодня — вы наших, а завтра — мы ваших.

Самое странное, что большинство кровавых конфликтов вспыхивало без видимых причин. Как будто кто-то специально провоцировал противоборствующие группировки к взаимному истреблению. Война шла не только между старыми врагами — кавказскими и славянскими группировками, но и между былыми союзниками. С легкой руки бывших сотрудников спецслужб пошла гулять молва о некоем засекреченном спецотряде ФСБ «Белая стрела», которому поручено ликвидировать всю верхушку преступного мира. Первой разобралась в этой загадочной ситуации московская милиция. В начале 1996 года она расследовала убийство некоего Бибикова — уроженца города Кургана и члена мазуткинской преступной группировки.

Многочисленные свидетели видели, что приговоренный увидел своего палача и бросился бежать. Убийца преследовал его по улицам, выпустив всю обойму из четырнадцатизарядного пистолета «Таурус».

Стало известно, что буквально за день до преступления на том же самом месте милицейский наряд обратил внимание на машину, в которой несколько часов безвылазно сидели три человека. Милиционеры решили проверить у них документы, оказалось, парни приехали из Кургана и Архангельска. Сыщики направились по адресам проживания «разведчиков». Тут же установили, что погибший Бибиков и один из курганцев были давними знакомыми. Так потянулся курганский след. Группировку стали разрабатывать оперативники МУРа и их коллеги из столичного РУОПа.

В Москве эта бригада появилась в 1990 году. В родном Кургане ее называли «комсомольской» — в ней были исключительно несудимые парни с чистым, образцовым прошлым. Преступная группировка имела четкую, хорошо законспирированную структуру. Во главе стояли трое. Андрей Колегов по кличке Андрей Курганский — мозговой «центр» группы. Образование — высшее военное училище. Олег Нелюбин, он же — Нелюба, бывший учитель физкультуры, по примеру своего отца, знаменитого спортсмена, профессионально занимался борьбой, в армии был снайпером. Третий лидер — Виталий Игнатов, Длинный, образование — физкультурный институт. Осуществлял непосредственное руководство «операциями», заказными убийствами, разборками.

В Москве спортсменов из Кургана вскоре взял под крыло лидер ореховской группировки Сергей Тимофеев — Сильвестр. Бывший тракторист из глухой новгородской деревушки сделал в столице серьезную криминальную карьеру. Могущественный покровитель определил курганцам черновую работу: «наехать» на соперников, припугнуть, выколотить долги. А позже конкретизировал назначение бригады: «Это машина для убийства. Она должна быть подо мной!». Но Сильвестр недооценил потенциал курганцев. Он не знал, что однажды лидеры группы на тайном сборе в нью-йоркском ресторанчике «Коза Ностра», выбрав себе выразительное название «Наша организация», ритуально поклялись, что будут всегда и везде независимыми. И никогда — под кем-то.

В апреле 1993 года между Сильвестром и вором в законе Валерием Длугачем по кличке Глобус произошел конфликт из-за контроля над ночным клубом «Арлекино». Лидер бауманской группировки Глобус имел широкие связи с кавказцами и, пользуясь ими, активно раздвигал локтями конкурентов. К этому времени в Москву перебрался еще один известный курганец — Александр Солоник. Именно ему Сильвестр поручает ликвидировать Глобуса. Киллер выяснил, что Глобус иногда посещает дискотеку «У ЛиССа». С карабином СКС, оборудованным оптическим прицелом, Солоник устроился на чердаке. Было холодно, он замерз, пришлось выбрать другую позицию. И когда Глобус выходил из спорткомплекса «Олимпийский», Солоник выстрелил. Жертву он поразил с сорока метров первым же выстрелом в сердце.

История Солоника, прозванного Сашей Македонским, обросла фантастическими легендами. Но в его биографии действительно были незаурядные страницы, в том числе три побега изпод стражи. В армии он служил в спортроте в Группе Советских войск в Германии. Отличался хорошей физической подготовкой, занимался классической борьбой. Женился, но после рождения дочери вскоре развелся. Поступил в Высшую школу милиции в Горьком. Вновь женился. Новая жена родила ему сына. Погорел он, сойдясь с супругой одного из влиятельных мужей города. О романе прознало всевидящее милицейское начальство, Саше порекомендовали потихоньку забрать документы. Он недолго поработал милиционером и устроился могильщиком на городское кладбище. Там он и познакомился с Колеговым, Игнатовым и Нелюбиным. Вид смерти стал для Солоника обыденным, что впоследствии, возможно, облегчило овладение смежной профессией киллера.

Но женщины опять сыграли в его жизни роковую роль: неожиданно для всех Солоник попал на скамью подсудимых по обвинению в изнасиловании.

Позднее он утверждал, что его подставили бывшие коллеги. Так это или иначе, но в жизни Солоника начинается совершенно авантюрный этап.

После зачитки приговора он просит разрешить ему попрощаться с женой. Обняв ее, Солоник неожиданно мощными ударами сбивает с ног конвоиров и прыгает в окно. Через полтора месяца его отлавливают в Тюмени. Он отбывает наказание в уральских зонах. Блатные пытаются «опустить» его за 117-ю статью и ментовское прошлое. Но в жестоких драках он отстаивает свое достоинство, и его впредь уже не трогают.

Спустя время Солоника отправляют по этапу в Ульяновск. С помощью сварочного аппарата он прорезает отверстие в канализационной трубе и по подземным коммуникациям выходит на волю.

Правоохранительные органы искали его, а он особо и не прятался. Снимал две квартиры: одну в Зеленограде, в которой никогда не жил, вторую — у Речного вокзала по адресу: Зеленоградская, 19, где его все же вычислили. Но профессиональная привычка чувствовать опасность не подвела — по балкону на шестом этаже он ушел в соседнюю квартиру и вновь скрылся. А сыщики взломали дверь и нашли в квартире набор, достойный киллера: винтовки с глушителем и оптикой, иностранные пистолеты, помповые ружья…

После убийства Глобуса в бауманской группировке еще ожесточенней разгорелась борьба за лидерство. Славяне решили протащить в руководство братьев Браунов. Но те не успели развернуться: вскоре их расстреляли на Мосфильмовской улице. Никто не сомневался, что это сделали бауманские. В действительности же там поработали курганцы. Их лидеров задержала милиция: Колегов и Нелюбин не случайно тогда приезжали на встречу.
Однако за недостатком улик их вскоре отпустили. Они получили свою долю в «Арлекино», сблизились с совладельцем Гусевым, который, впрочем, тоже вскоре был убит.

Cледующего шага ждали от славянской части группировки. Очередной жертвой стал Ваннер по кличке Бобон, правая рука Глобуса. Заказ исполнил все тот же Солоник. Он расстрелял Бобона из автомата вместе с телохранителем возле тира на Волоколамском шоссе. Покойный до последнего часа старательно практиковался в стрельбе.
Курганская «машина смерти» была подобна бульдозеру. В конце концов наступил черед и бывшего новгородского тракториста Сильвестра.
13 сентября 1994 года у офиса банка на 2-й Тверской-Ямской раздался оглушительный взрыв. Радиоуправляемая мина разнесла в клочья шестисотый «Мерседес» и его хозяина.

Поговаривали, что Сильвестра «заказали» конкуренты по криминальному бизнесу. Но оперативники МУРа установили, что в тот день на встрече с Сильвестром была все та же зловещая троица: Колегов, Нелюбин и Игнатов. Их задержали, но опять отпустили за недостатком улик. Позже в узком кругу Солоник хвалился, как ловко он подвесил на «Мерседес» бомбу. А стрелкИ вновь перевели стрЕлки на бауманских.

«Верхушка» курганской бригады сблизилась с окружением покойного Сильвестра. Трудные времена настали у ореховских: за отказ воевать с бауманской группировкой Колегов и Нелюбин распорядились ликвидировать авторитетных бандитов Дракона и Культика, еще несколько членов бригады. Потом приехали на похороны Культика, дали денег семье, высказали соболезнование. Позже часть курганцев начинает взаимодействовать с солнцевской бригадой, а другие сближаются с коптевскими, которые большей частью ушли в легальный бизнес. Но с кем бы ни работали курганские, непреложным законом для них была верность своему клану. Коптевским они предложили взять на себя «специальные мероприятия» и всю черновую работу. Итогом этой деятельности стали убийства лидеров группировки братьев Наумовых, которые не захотели уступить часть торговых точек.

На Александра Наумова-старшего напали в 1995 году в Московской области, когда он возвращался с дачи.

Почерк был все тот же: расстреляли и подожгли машину, оружие бросили на месте преступления — дважды стволы не использовались. Младший, Василий, был расстрелян вечером 23 января 1997 года на Петровке, недалеко от ГУВД Москвы. Охраняли его сотрудники спецназа «Сатурн» ГУВД Москвы. Они ничего не успели предпринять: из темноты внезапно выехала машина, круто затормозила и началась пальба.

Позже оперативники установили факт: за месяц до убийства Виталий Игнатов съездил с Василием Наумовым на курорт. Там он подсмотрел рабочую частоту его радиостанции, узнал позывные и другие сведения о коммерсанте. Прослушивали курганцы и волну, на которой работала охрана Наумова. После чего киллеры уже со знанием дела отправились убивать.

«Машина смерти» не подчинялась никому. Комплекс периферийной команды, стремление покорить Москву толкало их на путь не только беспощадной, но и совершенно беспринципной борьбы. С тонким расчетом они отстреливали пару лидеров из дружеской группировки, потом еще пару — из противоборствующей. А затем уже предлагали помощь оружием, боевиками.

Преступления детально разрабатывались. Изучали почерк, особенности работы различных команд. На убийство ореховского авторитета, к примеру, приехали на «Москвиче», потому что все столичные бандиты знали, что именно бауманские используют при работе эти машины.

Они изучали очередную жертву, вели наблюдение, при помощи сканеров и спецтехники прослушивали радиопереговоры, телефоны, перехватывали пейджерные сообщения.

Курганцы имели несколько машин, бронежилеты, разнообразное оружие, которое похищали в воинских частях. Готовились к профессиональной войне. В блокноте Нелюбина позже обнаружат характерную запись: «Операция «Жизнь».

В отсутствии лидеров «мероприятия» разрабатывал Зелянин. Он же был главным контрразведчиком бригады. Щупловатый, в очках, рафинированный Паша Зелянин вселял ужас в боевиков. Тот, кто не справлялся с заданиями или, пуще того, намеревался уйти из бригады, вскоре занимал место на кладбище.

Стоить жизни братку могло и задержание милицией по любому, даже по незначительному поводу. Приговоренного отправляли якобы на исправление в Курган. Говорили напоследок: «Проявишь себя хорошо, заберем обратно». Но обратной дороги не было — вслед за провинившимся бойцом шел киллер.

Слабых, не проявивших себя бойцов планомерно истребляли. Члена группировки Иванова подложно обвинили в краже денег «организации». Паренька из Архангельска решили казнить при общем сборе.
Вместе со всеми, ничего не подозревая, приговоренный добросовестно вырыл в подмосковном лесу могилу «для врага». Там его после оглашения приговора и закопали.

После первых арестов курганских боевиков лидеры решили почистить ряды. В своем кругу Нелюбин говорил: «Все, кто нас окружают, это пушечное мясо. Надо обновлять группу. Убирать старых, кто много знает, и набирать новых». Одного из боевиков, Власова, обвинили в том, что он до сих пор никого не убил. Потому стал неблагонадежным. Но Зелянин его отстоял с иезуитским условием: «Ты должен убить своего дружка!».

Некий 19-летний москвич прибился в банду из чистого любопытства. Власов сам называл его братом, давал донашивать модные вещи. Паренек был хилым, в бандитских делах не участвовал. Власов перекрестился и пошел стрелять в друга. Так и открыл свой счет.

Игнатов повторял: «Стрелять, стрелять и стрелять!». Пытались курганцы взорвать и Роспися. Не получилось. Но печальная участь не миновала его уже в Польше. А стрелки вновь перевели на кавказцев из той же группировки.

Сотрудники МУРа, РУОПа взяли банду в плотную оперативную разработку. Главари, зная, что их телефоны тоже могут прослушиваться, прибегали к условному языку. В одном из перехваченных разговоров Нелюбин и Колегов говорили о фирме, которую собирались взять под контроль. Будущих жертв они называли вирусами, а программой — конкретное дело, представляющее интерес.

Московский угрозыск принял вызов бандитов, которые совершили громкое убийство на Петровке. Буквально через день после расстрела Василия Наумова «муровцам» была подброшена информация о том, что его «заказали» бауманские. Но сыщики даже не стали разрабатывать эту версию. Они давно держали под колпаком курганскую бригаду, контролировали все передвижения на автомобилях, телефонные переговоры. И установили, что бандиты вели слежку за Наумом. Особенно возросла активность курганских бойцов за несколько дней до убийства. Уже тогда оперативники поняли: курганцы что-то затевали.
Убийц задержали через несколько дней. Имена их были известны.

Первого взяли средь бела дня на улице, остальных — на квартирах. Все они были вооружены. Свято выполняли наказ Нелюбина всегда ходить с пистолетом. У задержанных потом спросили: «Почему преступление совершили именно у стен столичного ГУВД? Бросали вызов?».

Разгадка оказалась простой: провинциалы-киллеры не знали Москвы и расстреляли Наума на первом же месте, где остановилась его иномарка. За убийство два киллера получили по 5 тысяч долларов, третий — две тысячи.

Попутно сыщики провели операцию, чтобы установить тех, кто работает на курганцев в государственных учреждениях, выявить информаторов. Подозреваемым подбросили конфиденциальную информацию. И она вернулась к муровцам от своего источника, имевшего связи с курганской бригадой. Так были выявлены коррумпированные чиновники, работавшие на группировку.

А вскоре — очередная удача. Оперативники арестовали бывшего инспектора ГАИ из Кургана. Уволившись из органов, он стал сотрудничать с курганскими бандитами. Отличился во время грабежа: когда налетчиков стали преследовать, бросил в сотрудников милиции гранату.

После этого Нелюбин взял его в личные шоферы. И не учел, что предавший единожды, предаст и дважды.
Оборотень потом сдал муровцам все бандитские явки, телефоны, склады оружия, в том числе тайную квартиру Нелюбина, о которой никто не знал.

Картина стала проясняться и для преступного сообщества Москвы. Вспомнили и сопоставили цепь кровавых разборок, заказных убийств.
Во всех так или иначе присутствовал курганский след. Бригаду объявили вне закона. Не стал исключением и Александр Солоник. Охота за ним велась давно. Но ликвидировать киллера было непросто. Ведь он сам был охотником. И попался лишь по воле случая. 4 апреля 1994 года на Петровско-Разумовском рынке Солоника и его коллегу Монина из курганской группировки неожиданно остановил наряд милиции. Сотрудники предложили пройти в отделение. Раздумывать беглый киллер не стал, выхватил пистолет и первыми же выстрелами уложил обоих. В погоню за ними бросились подоспевшие сотрудники милиции и охранники рынка. На бегу Солоник отстреливался, но возле Ботанической улицы его тяжело ранили. В перестрелке были убиты трое милиционеров и один охранник, еще несколько человек ранены.

В Институт Склифософского Солоника принесли на куске брезента, грязного, всего в крови. Врачи запомнили его слова: «Первый раз я стрелял в невинных людей…». На операции тяжелораненому удалили простреленную почку, часть легкого. Шансов у него практически не было. Киллер просил спасти его, обещал дать любые показания. И врачи сделали чудо — Солоник пошел на поправку. Поместили его в одиночную камеру спецблока тюрьмы «Матросская тишина».

На допросах бывший милиционер называл имена своих жертв, а потом, польщенный скандальной славой, стал брать на себя убийства, которых не совершал. Любил рассказывать об оружии, снайперских винтовках, любимом пистолете системы «Глок».

В тюрьме Солоник изучает английский язык. На это чудачество арестанта, которому грозит смертная казнь, никто не обращает внимания. Из спецблока «Матросской тишины» бежать не удавалось еще никому. И все же арестант, которого газеты успели окрестить Сашей Македонским, Курганским Терминатором, разрабатывает планы побега. Не надо пилить решетки, подбирать ключи к замкам — охрана сама может их открыть.

Солонику удалось вступить в контакт с контролером тюрьмы младшим сержантом Сергеем Меньшиковым. На скромного парня, который в жизни ничего не видел, кроме нищеты и службы, суперкиллер сумел произвести выгодное впечатление. Вскоре информация о контролере, готовом помочь арестанту, ушла на волю. Через несколько дней на улице к Меньшикову подошла миловидная девушка, она поздоровалась и представилась знакомой Александра Солоника. Во время очередных «свиданий» обговорили деловые моменты.

Младшему сержанту предложили миллион долларов. У молодого паренька с нищенской зарплатой тюремного надсмотрщика голова пошла кругом. И он не устоял.

Ночью 5 июля 1995 года Меньшиков, находясь на дежурстве, открыл камеру № 938 в 9-м режимном корпусе. Солоник вышел в коридор. Но до свободы было еще далеко. Удача сопутствовала им: незамеченными они прошли три этажа и несколько коридоров, открыли двери, чтобы пройти в Файл:Solonik.jpgпрогулочный дворик, а затем — на крышу. Они прошли этот путь, спустились по альпинистскому шнуру вниз, где их поджидали четверо боевиков-курганцев, подъехавших на двух иномарках. Меньшикову протянули дипломат с четырьмястами тысячами долларов. Для него это были бешеные деньги. Скандал разразился небывалый, долго разбиралась прокуратура, были изданы разгромные приказы, виновных сотрудников СИЗО-1 уволили, других наказали. Но остались без вразумительного ответа вопросы: почему три этажа корпус № 9 охраняли только два человека; почему во время побега были выключены видеокамеры; каким образом у Меньшикова оказался весь необходимый комплект ключей. И почему все три заместителя дежурного помощника начальника СИЗО одновременно отсутствовали на постах? А Солоник полгода скрывался на своей даче во Владимирской области. Парадоксально, но факт: эта дача была куплена и оформлена по тем самым документам, с которыми его задержали на Петровско-Разумовском рынке. Соседи рассказывали: что Саша все время чтото делал в своей мастерской: каркас, полочки, вытачивал прицелы для автомата. Киллер держал в полной готовности автомобиль, набор оружия — три автомата Калашникова, несколько отечественных и импортных винтовок, глушители, прицелы. Здесь же, на природе, Солоник тренировался, оттачивал стрелковое мастерство. И все в округе знали, что на даче живет какой-то киллер. Он был тщеславным до безрассудства, постоянно говорил соседям: «Ребята, придет время, и вы еще узнаете, кто рядом с вами жил».

Часто, надев черный шлем с забралом, на мотоцикле приезжал в Москву, снимал на Тверской проституток. И всегда при нем был чемоданчик с «Глоком» или «Смит-и-Вессоном».

Явно неосмотрительное поведение Солоника не устраивало лидеров курганской группировки. После бойни на рынке им тем более не хотелось афишировать связи с одиозным киллером.

Удобней было от него избавиться. И Александру сделали предложение, от которого он не смог отказаться. Ему дали несколько десятков тысяч долларов и посоветовали немедленно убраться за границу. В Тбилиси Солоник за тридцать тысяч долларов купил загранпаспорт на имя греческого подданного Владимира Кесова.

Перед отъездом Солоника Нелюбин и Игнатов сказали: «Меньшикова надо убрать!». Но Александр категорически отказался: «Людей, которые мне помогали, я не предаю». «Тогда, — сказали ему, — забирай его с собой в Грецию».

На том и порешили. По некоторым данным, после побега Солоник сделал пластическую операцию челюсти. Некоторые убийства, совершенные в тот период в Греции и в России, по почерку указывают на возможность причастия к ним Солоника.

30 января 1997 года в Шереметьево-2, ровно через неделю после убийства Наума, столичные руоповцы задержали одного из курганских лидеров Андрея Колегова. К тому времени он тоже стал «греком»: с паспортом на имя Коландопулоса летел из Франкфурта через Москву в «родные» Афины. «Андрюша, это РУОП!», — сказали ему, и взяли под руки. Ему тут же вменили контрабанду и незаконное хранение наркотиков.

На следующий день, 31 января, группа московского РУОПа после недолгих оргмероприятий с подключением посольства Греции вылетела в Афины. Летели с ордером на арест Солоника. На греческой земле получили оперативную информацию из Москвы: «Солоник уже деревяшка!». Источник сообщил, что труп киллера можно найти по схемеориентировке, которая, как в народной сказке, находится по дороге в стольный град Афины, рядом с мойкой и заправкой, у собачьей будки.

Под этой самой будкой и нашли пакет, который потом с долгими предосторожностями вскрывали. Обнаружили листок бумаги со схемой, на которой подробно было указано место, где можно было найти мертвого Солоника.

Тело киллера № 1, завернутое в плотный целлофановый мешок, нашли недалеко от дороги в районе Варибоби, в котором в последнее время компактно селились выходцы из бывшего Советского Союза.
Оперативники опознали его. Позже дактилоскопическая экспертиза доподлинно установила, что убитый с веревкой на шее — без сомнений Александр Солоник. Удавили его 31 января, в те самые часы, когда оперативники РУОПа проходили предполетный контроль в «Шереметьево-2».

По версии следствия, убийство Солоника было ответом на расстрел Наума и других лидеров. Когда курганский главарь предложил коптевскому авторитету деньги на похороны Наума, тот посоветовал придержать на свои нужды. И предупредил: «Вы своего поросенка получите мертвым». Солоника попытались предупредить, но было уже поздно.

Тело «суперкиллера» долгое время лежало в афинском морге. Его нищие родители из Кургана приехали в Москву, безуспешно просили власти помочь похоронить сына похристиански на родной земле. Забыли Сашу и уголовники, которым он верно служил.

А в России нашел закономерную смерть бывший младший сержант внутренней службы Сергей Меньшиков. Заодно были убиты и четверо боевиков, участвовавших в освобождении Солоника. А рядовым членам банды, как обычно, преподнесли легенду, что соратников арестовала и где-то прячет милиция.

Нелюбин несколько месяцев скрывался в Голландии. Но потянуло на старое ремесло. Местная полиция арестовала его по подозрению в убийстве рижского предпринимателя. По запросу российских правоохранительных органов при посредничестве Интерпола член курганского триумвирата был выслан на родину.

Бандиты, как и дети, взрослеют. И игра в войну с реальными трупами рано или поздно приедается. Хочется спокойного достатка, мирного решения всех конфликтов и споров.

Хорошо организованной и ни от кого не зависящей преступной группировке с мощной экономической базой перманентная междоусобная война ни к чему.

Один из сотрудников московского РУБОПа так оценивает эти тенденции: — Законы криминального мира все же заставляют иметь под рукой, на прикорме, людей для грязной работы, которые на все готовы ради легких денег. Но за эти услуги часто приходится платить очень дорого: беспредельщики рано или поздно уничтожают своих хозяев, подставляют их под чужие стволы, провоцируют на кровавую разборку с соперниками. Когда наступает прозрение, «цивилизованное преступное общество» объявляет войну отморозкам. Их тоже беспощадно уничтожают, сдают правоохранительным органам. Но и сами они благодаря патологической жестокости, абсолютной беспринципности начинают уничтожать друг друга. Подобными были бригады Шкабарды, братьев Ларионовых из Владивостока. Этот внутренний механизм изначально заложен в банде и заряжен на ее самоликвидацию. В Москве наступило относительное затишье. Но из тюрем после первой ходки выходят молодые «волки». Им тоже нужно иметь свою долю, и они будут рвать «новых русских» на куски. И после затишья опять могут вспыхнуть новые войны… Убийство Солоника, аресты лидеров подхватили в крутой водоворот и всю курганскую бригаду. Из тридцати человек осталось меньше половины. С ними уже никто не имел дел. Даже по бандитским понятиям они были законченными отморозками: стреляли в беременных женщин, убивали бизнесменов, которые не могли выплатить установленные бандитами суммы. Они жили одним днем. Им надо было все и сразу. По кровожадности равных им не было. И вот теперь курганцев отстреливали на улицах и в квартирах. Они стали отчаянно защищаться, сменили квартиры, передвигались большими вооруженными группами на такси. Банда умирала в конвульсиях.

Пьянство, развал дисциплины начался, когда основной костяк банды был арестован. Еще некоторое врем по инерции «машина смерти» перемалывала свои жертвы. Это были в основном коммерсанты, да и просто случайные люди, которых преступники приняли за милиционеров.

Некоторое время остатками этого сброда руководил двадцатипятилетний курганец Андрей Вершинин по кличке Андрей Маленький. Временами он принимал депеши из-за рубежа от Нелюбина и Колегова. Ныне Вершинин находится в федеральном розыске как профессиональный убийца. Основную массу курганских бандитов арестовали в феврале и марте 1997 года, тем самым, по иронии судьбы оградив от расправы.

Остальные скрылись: кто лег на дно, кто покинул Москву.

В тайниках банды нашли массу современного разнообразного оружия: автоматы, снайперские винтовки со специальными патронами для бесшумной стрельбы, гранатометы, взрывчатку, разнообразные оптические прицелы, а также радиостанции, сканеры, специальные устройства для прослушивания телефонов.

Сыщики с удивлением узнали, что рядовые боевики получали от хозяев весьма скудное жалование: едва хватало на еду, курево и выпивку.

Одевались по московским понятиям тоже скромно. Все деньги перекачивались на персональные счета трех лидеров в швейцарские банки.

Разрабатывали задержанных бандитов долго. Они боялись хозяев и отказывались давать официальные показания: «Вы не представляете, что это за люди!». Особенно они боялись Зеленина. Но когда они, Нелюбин и Колегов, оказались за решеткой, подследственные заговорили. Причем многие облегченно вздохнули — кошмарная жизнь для них кончилась.

Девятнадцать душ заняли законное место на нарах. Никто ранее тюремного опыта не имел. В первый же день в «Матросской тишине» курганцев стали учить «понятиям». Припомнили убийства воров в законе, что в криминальном мире считается тягчайшим преступлением.
Колегов тут же потребовал отдельную камеру, мотивируя это тем, что у него сифилис. Во время свидания жена показала Колегову записку. В ней говорилось, что она может заплатить 50 тысяч долларов, чтобы ему дали условный срок. Записку перехватили и разослали по судебным инстанциям. Вскоре Колегов был осужден на 6 лет за контрабанду наркотиков и подделку документов. В феврале 1998 года, в годовщину казни Солоника, в «Матросской тишине» в один день таинственным образом скончались Олег Нелюбин и Павел Зелянин. Нелюбина убили во время драки в камере. Якобы он имел неосторожность похлопать молодого зека по мягкому месту. Такие шутки в тюрьме воспринимаются однозначно — как попытка «опустить» — и не прощаются. Оскорбленный бандит обвинялся в убийствах и к тому же оказался каратистом.

Следствие не исключает, что с воли от воров в законе пришло письмо с приговором. На то есть доводы. Незадолго до этих событий состоялась сходка, на которой поднимался уже не новый вопрос: о падении руководящей роли воров в законе. Курганцев обвинили в убийстве Калины, покушении на Сибиряка и Роспися, других [image]воров. Нелюбина могли призвать к ответу. Смерть его наступила от ударов в голову — ногами и металлическим предметом. Зелянин скончался от сердечного приступа. Врачи утверждают, что главный контрразведчик банды был законченным наркоманом. На вскрытии его тела прозвучала фраза: «Все внутренности гнилые». Третий лидер, Виталий Игнатов, по-прежнему в розыске. Даже после разгрома группировки он иногда появляется в России, обещает сколотить новую бригаду и рассчитаться с теми, кто их предал.

Однако специалисты считают, что одна из самых дерзких и жестоких преступных группировок в Москве вырублена под корень. Курганская «машина смерти» остановилась.

Читайте дальше

Видео: «Приговоренные к смерти»

НА ФОТО: Олег Нелюбин, арестованный при содействии Интерпола в Голландии. Шереметьево-2

Автор: Сергей ВОЛОГОДСКИЙ

 

Прослушать Аудио Курс (МР-3)
«Как сохранить свою свободу»

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

5 thoughts on “Машина смерти

  1. Нашли чем гордиться.
    Были времена! Однажды в 90-х года в Курган приезжал министра МВД и предъявил претензию начальнику Курганского УВД, мол, что ты за бардак развел, что твои курганские творят?! На что местный начальник УВД ответил, что у него все хорошо, только они в Кургане «гребень поднимать начали» он их из Кургана всех и выкинул, и это у него (в Москве) они творят и беспредельничают, а в Кургане все спокойно.

    1. Вопрос интересный. Вроде бы не родственники. Но кто может знать, мы же не ведем родословную. Своих родственников дальше третьего колена уже не знаем, как правило. Так что, все может быть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.